Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Эдгард Запашный: Всех раздражает, что русские вышли из пещеры

Эдгард Запашный: Всех раздражает, что русские вышли из пещеры

14:13  21 Ноября 2015
550

Санкт-Петербург, 21 ноября. С презентацией нового циркового шоу UFO в Петербург приехал Эдгард Запашный. Корреспондент Федерального агентства новостей узнал мнение артиста по некоторым горячим темам последних дней.

– Что вы думаете насчет разразившегося допингового скандала? Насколько справедливо решение комитета относительно всех российских спортсменов?

– Мягко говоря, мы облажались – подставили страну и других спортсменов. Я видел интервью абсолютно растерянной Исинбаевой, которая говорила: «Почему я должна страдать из-за этих непорядочных спортсменов?» Конечно, сегодня в корне неправильно даже ставить вопрос о том, что вся легкая атлетика должна быть наказана. Должны быть наказаны исполнители. Я сторонник серьезных разбирательств, санкций, наказания.

Сегодня легкая атлетика переживает примерно то же самое, что переживает российский цирк, когда в сети всплывает видео, где человек избивает обезьянку, а потом поднимается шум, что весь цирк надо закрывать. Честная игра – таким должен быть принцип. Если говорить «Нет допингу» – значит, нет допингу, таковы правила. Хотя давайте признаем, что борьба фармацевтики была, есть и будет. Не может китайская сборная за два года поплыть с большим количеством мировых рекордов, в то время как до этого не входила в даже десятку. Это говорит о том, что за два года они в чем-то сильно преуспели, и пока это «что-то» современная медицина не может обнаружить. Так было всегда. Поэтому эти расследования будут иметь очень затяжной характер, пробы мочи будут браться через 40 лет, и утверждаться, что все на чем-то сидели, просто правильно скрывали. К сожалению, такой мир, и честной конкуренции не получается. Некоторые спортсмены рассуждают так: «Китайцы поплыли, и бесполезно бороться с ними на одних морально-волевых. Значит, надо что-то придумать». Многие становятся заложниками происходящего. Вроде он всё честно делает, а это никому не нужно.

– Наверняка вы следили за ситуацией вокруг карикатур Сharlie Hebdo. В России на них была очень суровая реакция. А кто-то говорил, что мы просто не понимаем изысканной традиции французской сатиры. Вы как человек искусства что думаете на этот счет?

– Это говорит о том, что мы всё еще нация, которая умеет сострадать и чужое горе пропускать через себя. Перешагнуть через труп физически может любой – труп не оживет, и сам ты не умрешь. Но воспитанный человек этого никогда не сделает, а невоспитанный, аморальный скажет: «Ну да, он умер, пошли дальше». Это не французская сатира – это французское воспитание, и, может быть, нам его не понять. И не нужно понимать. Меня родители воспитывали так, что если ты видишь человеческое горе, если ты можешь в этом горе принять участие, поддержать человека эмоционально, морально, физически, финансово – ты должен это сделать. Ключевое слово – «должен».

Самое простое – не заметить, или, еще хуже, поиздеваться над этим. Поэтому здесь мы ни в коем случае не должны пойти на поводу у этой толерантной Европы. Это некая форма сумасшествия, которую мы должны с вами признать, как болезнь, к которой нужно относиться очень аккуратно. Мы не имеем права рисовать мертвых людей, зная, что их еще не похоронили. Зная, что их родители, мамы, дети будут это горе нести всю жизнь. Надо создать условия, чтобы они попытались как-то смириться с этим, а мы им постоянно напоминаем, да еще и в какой-то издевательской форме. Это неправильно, так нельзя относиться друг к другу. Поэтому если бы я был президентом Франции, я бы на следующий день этот журнал закрыл, и плевать мне на свободу слова. Это не свобода слова. Там, где начинается свобода одних, заканчивается свобода других.

– Вы сейчас путешествуете с гастролями по Европе, как зрители и ваши коллеги реагируют на русских?

– Я очень много путешествую по работе. За этот год я был в Германии, Италии, Японии, Украине, Белоруссии. Я могу сказать, что к нам нормально относятся. Я больше чем уверен, что большая часть мира – вменяемая. Я представлял вам двух девочек из Украины, которые с нами работают. Они понимают, что конфликты – это просто разбирательства определенного слоя общества с целой страной.

Да и вообще, нет повода к нам плохо относиться. Мы не агрессивная нация, мы нация, которая, наоборот, постоянно пропагандирует мир, человеческие отношения, мы многонациональная и многоконфессиональная нация. Мы достаточно мирно сосуществуем вместе. У нас церковь и мечеть могут стоять рядом, и нет столкновений верующих между собой. Какие-то отдельные конфликты были, есть и будут, это нормально. Другое дело, что мы не переводим это в ранг ненависти.

Но есть один момент, который точно раздражает всех – мы стали говорить слово «я», «мы» и перестали бояться слова «русский», стесняться собственного происхождения. Даже пару десятков лет назад риторика была примерно следующая: «Я – русский, но я родился на Украине» или «Я – русский, но мои корни в Германии». Сейчас люди смело говорят «Я – русский». Футболка, флаг, Путин, водка, балалайка – и плевать они хотели на реакцию общества! Мы гордимся своей страной, своим происхождением. Это большой шаг, это шаг из пещеры. Нас туда загнали – мол, сидите, мы вам еды какой-нибудь кинем. А мы оттуда вышли и сказали: «Так, стоять. Пускай у нас пещера, но в пещеру нам надо земли добавить и, чтобы солнце стало общим». Это очень многих раздражает, потому что мы, на секундочку, самая большая страна в мире. 

Диана Колобаева
Новости партнеров
mediametrics