Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
Куртов: Запад не делится с РФ разведданными по Сирии, чтобы творить произвол

Куртов: Запад не делится с РФ разведданными по Сирии, чтобы творить произвол

15:19  20 Ноября 2015
928

Успешное наступление сирийских войск, которое было бы невозможным без российских военных поставок, а, главное, без нашей поддержки с воздуха, заставило Запад проявить подозрительную активность в бомбардировках нефтяной инфраструктуры на территории Сирии. Что это – случайное совпадение или злой умысел? В ситуации разбирался корреспондент Федерального агентства новостей.

Под предлогом усиления борьбы с терроризмом после недавней серии терактов в Париже Франция в союзе США и другими участниками прозападной коалиции существенно нарастила интенсивность бомбардировок позиций «Исламского государства*» (организация запрещена в РФ по решению Верховного суда – прим. ФАН). Однако если Россия наносит удары почти исключительно по военной инфраструктуре боевиков – командным пунктам, оружейным складам и производствам, ангарам с техникой, – то западная коалиция неожиданно сосредоточилась на сирийской «нефтянке». Безусловно, террористы получают доход от продажи нефти с захваченных месторождений (торговля, к слову, идет в основном через Турцию, которая вообще-то является союзником США и Франции по НАТО). Однако у них есть и другие источники заработка, на которые можно легко переключиться, а вот военные объекты так быстро не восстановишь.

Такую странность уже отметили представители российского МИД. Как заявил в интервью «Коммерсанту» руководитель департамента по вопросам новых вызовов и угроз Илья Рогачев, «за более чем год бомбардировок ведомая США коалиция не нанесла ей практически никакого ущерба. Было совершено чуть ли не 8 тыс. боевых вылетов, почти в четверти случаев самолеты возвращались, не израсходовав боекомплект, то есть не находили никакой цели для атаки. Вместе с тем, нефтеносные поля продолжали отдавать террористам ИГИЛ* свою нефть, воздвигались новые, пусть кустарные, установки по переработке нефти, тысячи грузовиков-цистерн ездили взад и вперед по региону».

Теперь же ситуация резко изменилась. Как отмечает дипломат, «бомбардировки нефтяной инфраструктуры обусловлены, как представляется, совсем другими соображениями и ничем не оправданы с точки зрения самообороны. Подозреваю, что французские партнеры исходят из неизбежного успешного наступления сирийской армии и скорого возвращения нефтеносных районов, нефтедобывающих мощностей под контроль сирийского правительства. Поскольку Башар Асад и ИГИЛ для них являются одинаково приоритетными противниками, то такими ударами они наносят ущерб одновременно обоим.

Рогачев отметил, что французы не бомбят куда более богатый нефтью Ирак, который тоже частично находится под контролем ИГ*, однако «реагируя на комментарии собственных политических наблюдателей, американцы «спохватились» и нанесли-таки удар по нефтянке на территории Ирака».

Федеральное агентство новостей попросило прокомментировать эту позицию российских дипломатов главного редактора журнала Российского института стратегических исследований (РИСИ) «Проблемы национальной стратегии» Аждара Куртова.

– Аждар Аширович, согласны ли вы с тем, что французы бомбят нефтяную инфраструктуру, опасаясь ее возвращения в руки официального Дамаска?

– Россия тоже наносила удары по колоннам, перевозящим нефть, но тут ситуация другая. Это, во-первых, потери среди сторонников боевиков, и это отвращает людей. Это потеря материальной базы, которую не очень просто восполнить. Потом, это уязвимые для атак с воздуха объекты. Это объекты, бомбардировки которых не наносят большого ущерба окружающей среде. Конечно, ущерб наносится, но если сравнить пожар, который возникает от разбомбленной автоцистерны, с аналогичным ущербом от скважины, где под напором подается нефть, то это совершенно разные вещи. Скважину гасить сложнее, и, соответственно, пожар больше.

А вот с месторождениями дело обстоит по-другому. Поскольку фронт в Сирии лоскутный, действительно возможны ситуации, когда могут наноситься удары по объектам, расположенным непосредственно в зоне наступления правительственных войск. И тогда действительно есть подозрения на то, что это делается для того, чтобы после успешного наступления, когда эти территории будут отвоеваны, было невозможно воспользоваться этой инфраструктурой.

Тут ведь вопрос еще в разведке. Россия неоднократно обращалась за помощью в предоставлении разведданных к западному сообществу, включая американцев. Но особенно они на это не шли. И это нежелание Запада сотрудничать в данной сфере связано, во-первых, с тем, что они получают козырь и могут дальше рассказывать сказки о том, что Россия бомбит гражданские объекты. Ведь если бы российская сторона такие данные получала, она всегда могла бы сослаться на то, что ей их предоставили американцы или кто-то еще. А вторая причина – свобода рук для того, чтобы осуществлять собственные бомбардировки с той целью, о которой мы говорим.

– Здесь есть еще такой интересный момент. Получается, что Запад подобными ударами косвенно признаёт, во-первых, успехи сирийской армии, а во-вторых, возможность того, что Асад останется на своем посту, по крайней мере, на какое-то время после завершения конфликта?

– Наверно, так оно и есть. Запад пытается создать сложности для уже мирного переходного периода. Если предположить, что будет все-таки достигнута убедительная военная победа, и Асад проведет необходимые реформы, ему понадобятся очень большие средства. В том числе, для возвращения и обустройства беженцев. Если у его правительства будет неоткуда брать деньги, это будет создавать дополнительные сложности уже для политической, а не военной стабилизации. Ведь в одном ряду с этой линией лежит и нежелание отвечать на предложения России со стороны Запада, когда мы пытались поднять вопрос, кто будет финансировать поствоенное обустройство. США даже не стали это обсуждать.

* Организация запрещена на территории РФ.

Андрей Величко
Новости партнеров
mediametrics