Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Нюрнберг спустя 70 лет: где кончился фашизм и началась борьба за независимость

Нюрнберг спустя 70 лет: где кончился фашизм и началась борьба за независимость

16:40  20 Ноября 2015
158

Ровно 70 лет назад начался Нюрнбергский процесс – первый в истории международный суд над военными преступниками. Накануне большинство стран-участниц ООН поддержали резолюцию России о борьбе с героизацией нацизма. Резко против выступили только четыре государства: США, Канада, Украина и Палау. Корреспондент Федерального агентства новостей пообщался с экспертом, чтобы выяснить, зачем ряд стран пытается переписать итоги Второй мировой войны, и служил ли процесс судебного заседания исключительно политическим инструментом.

Третий комитет Генассамблеи ООН принял резолюцию, представленную Россией, о борьбе с героизацией нацизма и других видов девиантной политики, включая формы расизма и ксенофобии. За документ проголосовали 126 стран, еще 53 государства воздержались.

Российская сторона, в частности, выразила озабоченность из-за роста в мире числа экстремистских партий, включая группы неонацистов. В тексте осуждается любая точка зрения, поддерживающая холокост, и высказывается тревога в связи с постоянными попытками осквернить памятники героев Второй мировой.

В этой связи отказ в принятии документа со стороны четырех стран воспринимается очень остро и болезненно. Причем со стороны тех сил, с которыми у нас весьма натянутые отношения. Некоторые горячие головы уже поспешили подогнать под такую картину свои обоснования: мол, США и Канада после войны только и делали, что заботились о бандеровцах, Палау полностью зависит от США, а в действиях украинской власти просматривается преемственность в ведении кровавой политики. 

«Россия оценивает украинцев во время второй мировой войны как неких активных пособников гитлеризма. Во многом справедливо. Например, из-за 1941-го года, когда националисты радостно приветствовали Гитлера на Западной Украине, увесив все вокруг приветственными плакатами и портретами. Потом, когда гитлеровцы решили, что украинские националисты им не нужны, то отодвинули их на второй план. Бандера находился в тепличных условиях, но все-таки в концлагере. Но зато как только советские войска оказались на территории Украины, то украинцы вновь резко нормализовали с нацистами отношения и стали воевать как против советских солдат, так и против поляков: вспомним небезызвестную кровавую волынскую резню», – рассказывает ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории Российской академии наук Борис Ковалев.

Получается, что позиция тех же США или Украины такова: Россия, поднимая этот вопрос, пытается привлечь к ответственности всех, без исключения, пособников нацизма, но что на Украине, что в Прибалтике очень сложно понять, где заканчивается содействие нацистам и начинается борьба за национальную независимость. Очень часто этими процессами рулят одни и те же люди. 

«Нюрнбергский процесс стал завершающим и символическим этапом борьбы с фашизмом, когда согласно закону и нормам военного права были осуждены военные преступники. При этом нельзя считать, что позиция Советского Союза на этом процессе была абсолютной. Хотя бы потому, что некоторых осужденных на этом процессе даже оправдали и под улюлюканье западных журналистов выпустили на свободу. Наиболее важный вопрос был связан с промышленниками – теми людьми, кто на этом зарабатывал деньги. Их собственное покаяние и критическое отношение к себе сильно превысило уровень правовых претензий со стороны немцев и англичан на Нюрнбергском процессе», – говорит эксперт.

Сторонники извратить решения Нюрнбергского трибунала часто прибегают к аргументации из серии «а судьи кто». Был же, например, обвинитель с советской стороны по фамилии Руденко. Не секрет, что он был причастен к сталинским репрессиям 1930-х годов. Дескать, какое имел моральное право тогда судить?

«Когда мы говорим о советской прокуратуре, такие случаи нередки. Если брать полководца номер два Константина Рокоссовского, он с августа 1937-го по февраль 1940 года находился в местах не столь отдаленных. Можно тут вспомнить и генерала Горбатова. Никто сейчас не отрицает преступлений 1937-38 годов сталинизма перед своим народом. Но в то же время этот самый народ воевал не за коммунистическую партию, не за Сталина-батюшку – за Родину, отчизну, чтобы враг больше не вернулся. Вот что надо понимать», – считает Ковалев. 

Грубо говоря, если у человека были старые грехи, это еще не значит, что он их допускал на международном процессе.

«Тем более, что Руденко явно было сложнее, чем на московских процессах 30-х годов. Здесь шел четкий контроль со стороны союзников, да и адвокаты работали очень активно. Тот же уполномоченный фюрера Альфред Розенберг в совершенстве владел русским языком и доводил несчастных переводчиков тем, что находил неточности в их немецких переводах и постоянно это опротестовывал. Возможность пообщаться и донести свою позицию у них была», – комментирует собеседник. 

То есть даже если процесс и был политическим, но он соблюдал юридические нормы, и нельзя было легко предсказать судьбу всех подсудимых к началу заседания. В конце концов, помиловали же трех граждан Германии, объявив, что состава преступления в их действиях не было, что они выполняли приказы, что они работали в рамках правового поля, были дипломатами, промышленниками и не имели прямого отношения к приказам Вермахта.

Ровно 70 лет назад, 20 ноября 1945 года, в здании местного суда в Нюрнберге начал работу Международный военный трибунал. На скамье подсудимых находился 21 человек, представлявший все стороны нацистского режима. В итоге 11 из них были приговорены к смертной казни через повешение, трое  – к пожизненному заключению, двое  – к 20 годам, один  – к 15 и один  – к 10 годам лишения свободы. Трое были отпущены. Один из них через пару лет умер от рака, а двое дожили до конца 1960 – начала 1970-х годов. 

Дмитрий Пятов

Дмитрий Пятов
Закрыть