Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
ИноСМИ
Бывший заложник: ИГИЛ боятся нашего единства больше, чем авиаударов

Бывший заложник: ИГИЛ боятся нашего единства больше, чем авиаударов

6:08  18 Ноября 2015
1245

Париж, 18 ноября. Николя Хенин, бывший заложником у ИГИЛ*, полагает, что дни террористов сочтены. "Как и любой француз, я крайне огорчен событиями, произошедшими в Париже. Но я не был шокирован. Я знаю, что такое ИГИЛ. Я провел с ними 10 месяцев в качестве заложника, и я знаю, что наша боль, наше горе, наши надежды и наша жизнь их не касаются. Они живут в другом мире. Знания большинства людей о группировке основаны только на их агитационном материале, но я видел все изнутри. В свое время я встретил десятки из них, в том числе Мохаммеда Эмвази (Джихади Джон), он был одним из моих надзирателей. Он прозвал меня «Лысый». Даже сейчас я иногда контактирую с ними в социальных сетях, и могу вам сказать, что многое из того, что вы думаете о них – это образ, созданный в рамках их медийной кампании. ИГИЛ позиционируют себя, как супергероев, но вне камер они выглядят довольно жалко: оборванцы, опьяненные идеологией и властью. Во Франции мы часто употребляем словосочетание «глупость и зло». Так вот, на мой взгляд, они скорее глупы, чем злы. Все те люди, которых они обезглавили в прошлом году, были моими сокамерниками. Надсмотрщики играли с нами в детские игры: сначала они говорили, отпустят нас, а затем через две недели заявляли: «Завтра мы убьем одного из вас». Первые несколько раз мы верили им, но потом поняли, что чаще всего они просто так развлекаются. Они устраивали постановочные казни. Угрожали отрезать мне голову и загрузить это видео на Youtube. Они смеялись, а я им подыгрывал и кричал. Как только они ушли, я повернулся к другому французскому заложнику и тоже засмеялся. Это было очень смешно. Я был удивлен тем, как внимательно они изучают новости. Но все события они рассматривают через собственный идеологический фильтр. Они полностью поглощены теориям заговора, и никогда не признают противоречий. Все что происходит, убеждает их, что они находятся на правильном пути. В частности, они верят, что был запущен своего рода апокалиптический процесс, который приведет к конфронтации между армией мусульман и всем остальным миром. Они считают, что все идет именно к этому. Следовательно, Аллах дал им свое благословение. Учитывая их интерес к прессе и социальным сетям, они будут внимательно изучать все последствия атаки на Париж. И я думаю, что они будут радоваться своей «победе». Они будут воодушевлены любым проявлением чрезмерного страха, расизма и ксенофобии. Центральное место в их мировоззрении занимает уверенность в том, что западное общество не может сосуществовать с мусульманами, и каждый день они ждут доказательств, подтверждающих их теорию. Фотографии людей из Германии, приветствующих мигрантов – это не то, чего они хотят видеть. Сплоченность и толерантность для них страшнее, чем агрессия. Почему Франция? Может быть много причин, но я думаю, что они считают мою страну слабым звеном в Европе. Вот почему, когда у меня спросили, как мы должны реагировать, я ответил, что мы должны действовать ответственно. Но наш ответ – новые бомбы. Я не апологет ИГИЛ. С чего бы мне им быть? Но то, что я о них знаю, позволяет мне сделать вывод о том, что новые бомбардировки только усугубят ситуацию. Эмвази уже нет, он был убит в ходе авиаударов коалиции. Когда он казнил американского заложника перед камерами и обратился к Обаме с угрозами он очень хорошо знал, какая реакция будет. Он знал, что американские бомбардировки усилятся, так почему мы должны давать ИГИЛ то, чего они хотят?"

* Организация запрещена на территории РФ.

Алексей Громов
Закрыть