Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Общество
С Кадыровым так не шутят: в Сети обсуждают помолвку Лопыревой и Баскова
Политика
Еремина: Русский мир должен быть повсеместно, вместе мы огромная сила
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Еремина: Русский мир должен быть повсеместно, вместе мы огромная сила

    11:18  17 Ноября 2015
    201

    Доцент факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета Наталья Еремина рассказала Федеральному агентству новостей, почему нужно поддерживать русских в Эстонии, Латвии и Литве, зачем Прибалтике базы НАТО и что нужно делать России, чтобы не проигрывать Западу в ключевых противостояниях.

    Россия, соотечественники, мягкая сила

    - На самом деле, сейчас нет четких правил игры в международной политике. Мировую политику творят сильные, ищут максимальное количество инструментов, чтобы проводить каким-то образом свои интересы. Лучший способ делать это, не вызывая особого ажиотажа, - искать новые субъекты мировой политики, акторов, которые могут выступить на стороне этой политической силы и провести интересы того или иного государства или даже геополитического блока государств. Ситуация складывается таким образом, что мягкую силу наиболее эффективно реализуют именно территориальные общности, как правило, национально-территориальные, которые являются по сути общностями, существующими в государстве, чуждом им этнически, по крови. Эти общности, как правило, родственны другому государству, соседнему. Соответственно, они используются соседним государством, которое должно быть достаточно мощным, чтобы проводить свои геополитические интересы и реализовать их. И не только для того, чтобы улучшить положение своих соотечественников, которые не виноваты, что остались в другом государстве. Есть важный тезис: не люди переходят через границы, а границы переходят через людей. Именно они являются лучшими проводниками, чтобы реализовать интересы. На сегодняшний момент есть множество исследований проблем землячества. Большинство исследователей приходят к выводу, что их нужно использовать, в том числе, в качестве мягкой силы, чтобы реализовать свои интересы в этом государстве и транслировать свою политику коренному населению другого государства. И чем больше у государства таких сообществ за его пределами, тем государству выгоднее. Особенно в нынешних условиях, когда границы по сути дела открыты. Государство должно быть заинтересовано в существовании таких сообществ. - То есть соотечественников надо не домой заманивать, а помогать им закрепиться в других государствах? - Можно действовать и так, и так. Давать людям выбор. Но, тем не менее, это очень удобный инструмент. В принципе, эксперты уже доказали, что это самый выгодный инструмент реализации интересов. И как раз в этом все и дело, что в существовании мирового беспорядка это тоже формирование своих правил игры. Почему, например, столько внимания к базам НАТО в Прибалтике? База НАТО на границе не имеет никакого военно-стратегического значения, потому что она будет мгновенно уничтожена. И они это сами прекрасно понимают. Но она там именно как момент, связанный с психологическим влиянием. Сталкиваются геополитические стратегии: если мы этого не признаем, то не будем дальше двигаться. Если Россия не признает это на высоком уровне, не пропишет в соответствующих доктринах, мы не сможем двигаться дальше. Будем топтаться на месте, думая, что все можно решить локальным образом. Нужно кардинально менять сам ритм взаимодействия с общинами, менять динамику взаимоотношений, наращивать отношения с эстонским правительством, вне зависимости от того, что они говорят. Работать максимально плотно, очень динамично, повергая всех в ужас плотностью своего давления. Давление может быть не прямым, а косвенным. И чем больше они сопротивляются, тем меньше у них сил.

    Россия, Меркель, Обама

    - Есть ли градация «силы»? Или же к сильным вы причисляете несколько стран, а остальные входят в большую группу тех самых пешек? - То, что сейчас происходит – санкции, информационная война, все эти события – показывает, что с той же Германией решать вопросы сейчас не так-то просто. Потому что есть Америка, и прежде чем принять то или иное решение по отношению к Москве, Ангела Меркель согласует свою позицию с Вашингтоном. Нам проще решать любые вопросы сразу с Вашингтоном. Мы теряем веру в международную субъектность всех стран Европейского союза в целом. Нам проще работать отдельно по странам, с отдельными политическими лидерами. Американцы делают очень просто: они их воспитывают, в том числе и будущих политических лидеров, которых планируют продвигать. У нас нет таких временных ресурсов и финансовых возможностей. Поэтому нам нужно не на длительную перспективу рассчитывать, а какими-то среднесрочными и краткосрочными мероприятиями влиять на позицию конкретных структур – к примеру, бизнес-сообщества. Действовать точечно. На самом деле, экспертное сообщество, в отличие от политических кругов, вполне признает влияние России и как раз говорит о том, что Россия не является региональной державой, как утверждал Барак Обама. Да-да, он сказал, что Россия – региональная держава, а не мировая. Что только США могут быть мировым центром силы – но не Россия. - Ну, так у них и глобус по-другому выглядит. - Естественно. А другие страны, экспертные сообщества в той же Великобритании, признают за Россией стратегические интересы. В подтверждение могу сказать, что буквально три дня назад в эфире «Би-би-си» британские эксперты, выступая в Палате общин, сказали, что у России есть стратегические интересы, и она имеет полное право их отстаивать. Следовательно, операция ВКС РФ совершенно логична, потому что у России есть свои национальные интересы, а приход радикальных исламистов нам не нужен. То же самое касается Крыма. Признается полная международная правосубъектность России, и в кулуарах говорят так: «Мы не против того, чтобы Крым стал частью России, но мы против того, каким образом это было сделано». Но когда начинаешь эту кухню объяснять – сколько там русскоязычных, как люди голосовали на референдуме, и так далее – они задумываются, что тут на самом-то деле много подводных камней, о которых они и не знали. И не хотят разбираться. - Что же это за эксперты? - Просто для них существует священная корова – граница, но при этом они не задумываются о том, что границы уже нарушены. Тем не менее, в кулуарах они признают, что понимают, почему Крым стал частью России, но не понимают, почему это было сделано именно так. Думают, что имели место военные акции, например. Россия – это, безусловно, глобальная держава. Так же, как США, как Китай. Три государства транслируют свою повестку дня. А разница между ними в том, что Китай и Россия не стремятся к глобальному лидерству. Но мы стремимся к тому, чтобы дать возможности тем, кто желает развиваться, путем договоренностей. Возник конфликт русского мира и русофобских настроений. Русский мир должен представить какие-то концепции, чтобы можно было к чему-то апеллировать. В этом смысле отношения с соотечественниками – те самые подпорки концепции русского мира. Русский мир должен быть и тут и там – везде, по всему миру. Нас много, и это огромная сила, единый организм по сути. - Как соотносится с Русским миром Сирия? - На самом деле, это интересный момент. Есть близкие Русскому миру государства. Сирия сейчас, например, ввела русский язык как обязательный для изучения в школе. Соответственно, Сирия – близкая Русскому миру страна.

    Россия, мир, альтернатива

    - Можно сказать, что Россия существенно опоздала – все-таки многие другие государства уже давно активно поддерживают соотечественников, которые проживают за границей. - Конечно. Опоздание связано с тем, что у нас просто не было таких финансовых возможностей. Были разброд и шатание, никто не брал на себя ответственность по выработке внятной позиции по отношению к тем, кто остался за рубежом. Мы не помогали даже тем, кто бежал из того же Таджикистана. Я уж не говорю о том, что никто не проводил долгосрочной политики по отношению к нашим соотечественникам. И вот только сейчас что-то меняется. Россия крепнет, в том числе, благодаря осознанию своей мировой роли. - Пользователи, в частности, британских интернет-таблоидов в большинстве своем хвалят политику России по Сирии. Что-то произошло? Европейцы изменили отношение к России? Или народы Европы всегда воспринимали нашу страну иначе, не так, как ее рисовали европолитики? - Людям нужна альтернатива. Понимаете, наступает усталость от тех, кто приходит в твой дом и бомбами несет демократию. От потоков беженцев, бесконечных революций. Мировое сообщество начинает уставать, ведь это подрывает экономику, лишает людей жизни. В Европе ведь серьезно отнеслись к бомбежкам Сербии: люди поняли, что война может в любой момент постучаться в их дома. Поняли, что этому нужно положить конец. Почему на Россию обратили внимание? Потому что именно Россия обладает авторитетом, опытом предлагать альтернативные модели. Как ни крути, большевизм – это альтернатива модели капиталистического угнетения. Один из известнейших социологов сказал: когда ушел Советский Союз, на Западе кончилась либеральная демократия и права человека. На СССР все смотрели как на образец и пример, это была альтернативная модель. - России приходится отражать атаки на всех фронтах. Как полагаете, как мы можем нанести упреждающий удар или, возможно, перейти в контратаку? - Надо активизировать информационную деятельность всех наших консульств и посольств. Они должны приглашать иностранных журналистов, подробнейшим образом разъясняя истинные позиции, мотивы и намерения. Этого нет сейчас. Дипломаты обязаны это делать – это самый лучший вариант. И, конечно, поддерживать интернет-ресурсы, такие как Russia Insider – те, что стараются освещать события объективно. Они вещают на широкую аудиторию, они англоязычные, что важно, поскольку они скорее могут достучаться до западного мира.

    Автор: Евгений Дабижа
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях