Парижские взрывы: вопросов – масса, ответов – ни одного

Парижские взрывы: вопросов – масса, ответов – ни одного

15.11.2015 18:25
1157

Расследование серии терактов 13-14 ноября во французской столице продолжается второй день. Но пока ни по одной позиции, даже самой незначительной, нет окончательной уверенности. Федеральное агентство новостей собрало основные вопросы по этим трагическим инцидентам.

Виновники теракта

Главный вопрос в таких случаях – конечно же, кто виноват. Хотя бы не в глобальном смысле, а с точки зрения непосредственного осуществления терактов. И французские правоохранители, и французский президент Франсуа Олланд с самого начала утверждают: «Исламское государство» (организация признана террористической и запрещена в РФ и ряде других стран). На основе чего был сделан этот вывод – совершенно неясно. У террористов ведь на лбу этого не написано. Проходила информация, что в этом признался один из задержанных, но ей противоречат данные о том, что из десяти террористов, о которых известно к настоящему моменту, семь подорвали себя, один был застрелен полицией и еще двое находятся в розыске. Но даже если кто-то в итоге был задержан и на словах объявил о своей причастности к ИГ, французские официальные лица назвали виновников еще раньше. Произошло это и до обнаружения одного или нескольких паспортов террористов на местах взрывов. По разным данным, это один или два сирийских паспорта и, возможно, один египетский. Американские СМИ (в частности, телеканалы CNN и CBS), ссылаясь на свои источники в спецслужбах, назвали находки фальшивками. Опять же, если допустить, что бумажные документы каким-то чудом уцелели в эпицентрах взрывов, остаются вопросы, зачем террористы вообще брали их с собой и каким образом в них отражена причастность к «Исламскому государству». Неужели при въезде в «халифат» и выезде из него ставятся визы? Конечно, Турция предложила признать ИГ на дипломатическом уровне, но вряд ли оно дошло до такого бюрократического формализма. Один из террористов – пока неясно, то ли арестованный, то ли погибший – мог вообще оказаться уроженцем или гражданином Франции. Об этом сообщил мэр города Шартр, где тот якобы проживал. Сообщается также, что злоумышленник мог в 2013-2014 годах находиться в Сирии, где мог воевать за «Исламское государство» (почему именно за него, а не за «умеренную оппозицию»?), но при этом он был «под колпаком» у полиции. К теме компетентности правоохранителей мы еще вернемся. Вопрос: кому и для чего надо, чтобы все думали, что это именно «Исламское государство»?

Мотивы теракта

Сообщается, что при совершении терактов преступники кричали что-то вроде: «Это вам за Сирию!» Однако такая мотивация не выдерживает никакой критики. Мстить за Сирию, если следовать этой логике, могли только представители ИГ: сторонникам режима Башара Асада при всем желании не до Франции, а умеренным противникам мстить не за что, поскольку Франция им помогала если не на деле, то на словах. По позициям ИГ французы действительно наносили авиаудары, но это была капля в море по сравнению с действиями прозападной коалиции во главе с США, а также России. Маловероятно, чтобы ради этого мигранты или, тем паче, гражданин Франции были готовы попрощаться с жизнью. Повторимся, никаких доказательств того, что это было именно ИГ, пока нет. Если говорить о мотивах, здесь имеется еще один тонкий момент. Утверждается, что «Исламское государство» пропагандирует «чистый», «пуританский» ислам. Но в этом случае всего его члены обязаны сначала очистить традиционно мусульманские территории от «неверных» (каковыми, в первую очередь, являются «вероотступники» в лице иранских и иракских шиитов, сирийских алавитов и прочих), и только после построения такого панисламского халифата заниматься всеми остальными вопросами. Значит, либо ИГ представляет собой совсем не то, за что его пытаются выдать, либо это были не боевики ИГ. Вопрос: чем все-таки руководствовались те, кто совершил теракт, – не могли же они отдать свои жизни просто так, без всякой цели?

Поведение террористов и полиции

Действия террористов отличаются удивительной синхронностью на этапе начала терактов. А учитывая, что они, по официальным данным, прибыли из Германии, а их сообщников уже начали арестовывать в Бельгии, это говорит о разветвленной группе с отлаженной системой планирования. Однако завершающая стадия получилась скомканной. Один из смертников вообще сумел подорвать только самого себя, хотя находился в людном кафе. В трех случаях была открыта беспорядочная стрельба без какой-либо четкой цели и, такое ощущение, в случайно выбранных местах. А вторжение в театр «Батаклан», в ходе которого вроде как предполагалось взять заложников, обернулось чем-то невразумительным. Единственный «осмысленный» теракт – это первый взрыв возле стадиона «Стад де Франс» и, по некоторым данным, внутри него. Однако тут неясно, могло ли быть случайным совпадением то, что на матче, который проходил в это время, играли сборные Франции и Германии и присутствовали сам Олланд, а также главы МИД двух стран. Если это не было совпадением – могли ли террористы быть настолько хорошо осведомлены о передвижениях первых лиц государства? К тому же, в случае атаки на стадион появляются серьезные вопросы к службам безопасности, которые почему-то не сумели предотвратить теракт на международном мероприятии такого высокого уровня. Вообще что касается действий правоохранителей – здесь мы наблюдаем противоположную картину по сравнению с действиями преступников. На начальном этапе заметна поразительная некомпетентность. Полицейские действуют бестолково, несогласованно, без всякого плана. Вместо того, чтобы хотя бы попытаться начать переговоры с захватчиками театра «Батаклан», как это всегда делается в таких случаях, полиция устраивает штурм, обернувшийся кровавой баней. Им удалось застрелить лишь одного террориста из четырех, тогда как трое остальных успели привести свои пояса шахидов в действие. В итоге почти все заложники погибли. Зато в дальнейшем наблюдается безукоризненная работа всех силовых структур. Расследование проходит стремительно, виновные сразу называются, находится машина с оружием, на которой скрылись двое из нападавших. Становятся даже известны сообщники в соседней стране! Отметим, что в точности такое же поведение преступников и полицейских наблюдалось во время теракта в редакции журнала Charlie Hebdo в начале января этого года. Кстати, это преступление так и не было должным образом расследовано, а ведущий дело комиссар Эльрик Фреду уже через три дня был найден мертвым у себя в кабинете, не успев закончить свой доклад. Его коллеги пришли к выводу, что он застрелился. Вопрос: не заставляют ли все эти несообразности усомниться в официальной версии? Приведенные выше вопросы – это лишь верхушка айсберга, которая видна из многочисленных, но довольно скупых по содержанию новостных сводок. Будем надеяться, что на них все же удастся получить ответы, а те, кто действительно виновен, понесут заслуженное наказание.

Михаил Афанасьев
Бизнесмену на Lexus прострелили голову в центре Москвы
Закрыть