Лента новостей
Поиск
loop
Россия
Президентский полк: боеготовность в запас не уходит

Президентский полк: боеготовность в запас не уходит

12:41  10 Ноября 2015
3742

Это особая часть. По всем параметрам особая. Особо режимная, особо закрытая, с особыми параметрами отбора личного состава.

Особая часть

Эта часть решает боевые задачи по обеспечению охраны объектов Московского Кремля — официальной резиденции президента Российской Федерации, других важных государственных объектов, участию в проведении протокольных мероприятий на высшем государственном уровне, выделению почетных караулов, несению службы у Вечного огня на могиле Неизвестного солдата у Кремлевской стены. Эта часть не подчиняется министерству обороны РФ и находится в составе Федеральной службы охраны (ФСО). При этом командир особой части подчиняется непосредственно президенту— как Верховному главнокомандующему ВС РФ. Командиром части является не полковник, как положено по штату, а генерал-майор. Пунктом постоянной дислокации особой части значится казарма исторического здания Арсенала в Кремле. Эта особая часть — Президентский полк комендатуры Московского Кремля ФСО РФ. Чаще всего его называют просто — Президентский полк. На погонах военнослужащих это название закреплено двумя заглавными желтыми буквами «ПП». Что, в свою очередь, породило массу прозвищ бойцов, проходящих службу в этом полку. Например, «ПэПэхи», «ПаПахи», «ПаПаши». Но в основном их называют лаконично и уважительно: «кремлевцы». Угловая Арсенальная башня. Над кремлевской стеной возвышается здание Арсенала Угловая Арсенальная башня. Над кремлевской стеной возвышается здание Арсенала 9 ноября 2015 года корреспонденту Федерального агентства новостей представилась редчайшая возможность побывать в пункте постоянной дислокации (ППД) Президентского полка. В этот день редакция патриотического журнала «Воинское братство» при содействии Общероссийской общественной организации «Российская ассоциация Героев» проводила встречу с «кремлевцами», демобилизующимися со срочной службы. Но перед тем, как мы отправимся в Кремль, — маленький экскурс в историю.

От латышских стрелков до Президентского полка

Предтечами Президентского полка в деле охраны Московского Кремля, ставшего резиденцией советского правительства, были сперва латышские стрелки, потом — слушатели 1-х Московских пулеметных курсов РККА и, наконец, бойцы босназа — батальона специального назначения НКВД, позже, в 1936 году переформированного в пСпН — полк специального назначения. Барельеф «Смена» установлен на кремлевской стене в мае 2006-го в год 70-летия Президентского полка Барельеф «Смена» установлен на кремлевской стене в мае 2006-го в год 70-летия Президентского полка В 1952 году полк специального назначения преобразовали в отдельный полк специального назначения (опСпН). 7 мая 1965 года за боевые заслуги в годы Великой Отечественной войны и высокие показатели в боевой и политической подготовке опСпН был награжден Орденом Красного Знамени. В 1973 году приказом председателя КГБ при Совмине СССР полк был переименован в Отдельный Краснознаменный Кремлевский полк Комитета государственной безопасности при Совете министров СССР. Вот такая длинная родословная у Президентского полка, в который Отдельный Краснознаменный Кремлевский полк КГБ превратился 20 марта 1993-го. Что ж, теперь можно и в Кремль.

«Правительственным» маршрутом

Обычно туристы попадают в Кремль через Кутафью башню, Троицкий мост и Троицкую башню. Но мы с вами не туристы и въедем в Московский Кремль «правительственным» маршрутом через ворота угловой Боровицкой башни. Не сразу, конечно. — Стоп! Здравствуйте, ваши документы? — это нас приветствуют сотрудники ФСО. Только после быстрой, но очень внимательной проверки опустятся специальные заградительные тумбы, и нам дадут «добро» на въезд. Сразу за Боровицкой башней мы свернем налево. Под объективами камер наружного наблюдения прокатимся между Грановитой палатой и Большим Кремлевским дворцом, минуем Государственный Кремлевский дворец и окажемся у цели нашего вояжа — Арсенала. Это большое двухэтажное желто-белое здание, образующее своими корпусами замкнутый четырехугольник, закладывал в 1701 году еще Петр I. Потом Арсенал строили, сжигали, взрывали, восстанавливали и перестраивали до тех пор, пока он не стал тем, чем является сейчас — ППД Президентского полка и местом расположения административных служб комендатуры Кремля. Постороннему в Арсенал хода нет, но для нас сделают исключение и пропустят через арку во внутренний двор. Перед нами — плац и спортзал Президентского полка. Сюда не попадают даже родственники проходящих службу «кремлевцев» — для встреч срочников с родными и близкими используется специальная комната в Никольской башне Кремля. Во дворе Арсенала нельзя задерживаться и фотографировать, посему поторопимся войти в здание.

Внутри Арсенала

Изнутри Арсенал поражает, прежде всего, массивностью своих стен. Заметив наше удивление, сопровождающий офицер пускается в пояснения: — Архитекторам дали задание: «Цейхгауз, он же арсенал, должен выдерживать изнутри взрыв пороховой бочки, а снаружи — обстрел ядрами полевых орудий». С поставленной задачей архитекторы справились. Тут стены почти трехметровой толщины! В 1941-м в Арсенал легли две авиабомбы. Любое другое здание от такого просто сложилось бы как карточный домик. Арсенал выстоял. Если не обращать внимания на место расположения ППД Президентского полка, то оно изнутри мало чем отличается от казарм и учебных помещений обычных армейских частей. Стены пастельных тонов, дежурные у телефонов, дневальный «на тумбочке»… Так что — да, все привычно и обычно. Необычен сам личный состав Президентского полка. И дело не только в васильковых беретах ФСО. Скульптура «Воин-кремлевец» Скульптура «Воин-кремлевец» — К нам попадают те, кто закончил 11 классов, — это снова рассказывает сопровождающий нас офицер полка. — У кого рост от 175 до 190 см, острота зрения без коррекции 0,7 на оба глаза, кто слышит шепот обоими ушами с 6 метров, у кого нет заметных шрамов и татуировок, у кого не проколоты уши, кого не надо «докармливать» до нормального соотношения роста и массы тела. — Такие тоже бывают? — Бывают, но нам они не подходят — не выдержат нагрузок. А доводить их до нормальных кондиций у нас времени нет — служба же сейчас всего 12 месяцев.

Сплошные тайны

— Еще ограничения есть? — Есть. Это наличие судимости у самого призывника или его ближайших родственников. Призывник не должен также состоять на учете в полиции, в психоневрологическом, наркологическом, кожно-венерологическом диспансерах. Не призываем мы к себе из неблагополучных и неполных семей. Москвичей призываем в исключительных случаях, чаще стараемся подбирать призывников из Сибири, центральных областей, с Урала. — Это почему? — Есть причины. — Какие? — Военная тайна. Вообще, военная или, на худой конец, государственная тайна тут повсюду. — Товарищ майор, а какова численность полка? — Штаб, четыре батальона, да еще Кавалерийский почетный эскорт… На целую бригаду хватит. — В людях это сколько? — Это секретная информация. — Можно будет нашим читателям описать казарму полка? — Нельзя. — А что можно? — Клуб можно. Так и напишите: «На втором этаже Арсенала — полковой клуб». На втором этаже Арсенала — полковой клуб. Поднимаемся сюда по старинной лестнице. Можно, конечно, и на лифте… Но по лестнице — аутентичнее.

Полковой клуб и боевые соколы

Сдаем верхнюю одежду, осматриваемся. Перед нами — большой коридор с очень высоким потолком. На полу — ковровая дорожка, наверху — хрустальные люстры. Слева — доска почета с девизом части «Верность, честь, долг!», витрины с выставочной экспозицией, окна за тяжелыми зелеными занавесями и громадная картина «Освящение Боевого знамени Президентского полка Патриархом Московским и Всея Руси Алексием II в Успенском соборе Московского Кремля 6 мая 2006 года». Справа — двери полкового клуба и галерея портретов командиров части, включая и портрет командующего сейчас «кремлевцами» генерал-майора Олега Павловича Галкина. В дальнем конце коридора раньше под гербом СССР высился бюст Ильича. Теперь тут — двуглавый орел и скульптура «Воин-кремлевец». Мда… Все вместе это производит скорее впечатление чего-то музейного, чем военного. «Кремлевцы» построены! «Кремлевцы» построены! — Не подумайте, что мы «паркетная» часть, — майор-сопровождающий отлично умеет читать по лицам. — Витрины у стены смотрели? Там старые документы, вещи… Во время Великой Отечественной полк не только Кремль охранял, разбирал тут руины и тушил пожары. Из добровольцев полка были организованы группы снайперов. На их счету — больше тысячи «исполненных» фрицев. — Так то когда было… — Сейчас наши ребята отрабатывают те же самые задачи, что и солдаты обычного мотострелкового полка. Мы умеем окапываться, организовывать оборону, правильно наступать, метко вести огонь. Мы это регулярно всем полком доказываем на плановых учениях и внеплановых проверках боеготовности. — Вы что, прямо тут в Кремле окапываетесь? — Зачем в Кремле? Мы и кроме Кремля кое-где бываем. В Купавне бываем, в Алабино. — А на пост к Вечному огню тоже всем полком заступаете? — Нет. В Почетный караул заступают только подготовленные военнослужащие из роты специального караула. 4 часа непрерывной строевой подготовки, маршировать «гусиным шагом» с темпом 80 шагов в минуту и подъемом ноги на 30 см, час стоять без движения — это же тяжелейшие физические и психологические испытания. Для неподготовленного человека такое вообще невыполнимо. — В Почетный караул бойцы заступают в парадной форме и с карабинами СКС. Другое вооружение у личного состава Президентского полка есть? — Есть. — Например? — Например, у меня есть пистолет Макарова, — смеется офицер, потом добавляет: — Да много чего у нас есть. И оружие, и техника… Соколы даже есть — чтобы городских птиц шугать. — А поподробнее? — Поподробнее — секретно.

Проводы на дембель по-кремлевски

Тем временем в коридоре вдоль ковровой дорожки выстраивается личный состав «кремлевцев». Кто-то из них вскоре уходит на дембель, кому-то еще служить и служить. Лица у всех молодые, улыбающиеся, но взгляд, выправка уже — ого-го! Неудивительно, что прошедших срочную в Президентском полку потом буквально с руками отрывают и полиция, и ФСБ, и ФСИН с ФСКН… Доклад, команда — и все присутствующие маршируют в клуб. Проводы демобилизующихся начинаются. Это мероприятие камерное, почти семейное — «только для своих». Понимая это, гости полка стараются найти для «кремлевцев» неизбитые слова и выражения. Владимир Оськин Владимир Оськин Владимир Сергеевич Оськин, генеральный директор редакции журнала «Воинское Братство: — Мы уже традиционно с 2012-го ежегодно проводим подобные встречи. Вручаем уходящим из полка книги о Москве. На службе у вас, ребята, нет отпусков — столицу из-за кремлевских стен видите не так часто. Так хоть дома книгу нашу полистаете и узнаете — какая она, Москва. А чтобы вы после службы сохраняли армейскую дружбу, кому-то из вас мы подарим первый том, а кому-то — второй… Будете на «гражданке» созваниваться и обмениваться прочитанным! Борис Павлович Уткин, генерал-полковник в отставке, участник Парада 7 ноября 1941 года: — Нас осталось 27 в Москве — участников Парада 41-го года. Мы помним, как на параде шли мы. Я видел, как ходит ваш Почетный караул. Вы ходите лучше нас… И вот еще что. Уходя из полка, вы уходите во взрослую жизнь, где нет заботливых командиров и бесплатного приема пищи. Зайдите в военный комиссариат не только для того, чтобы встать на учет… Подумайте — быть может, кому-то из вас захочется на первое время поступить в учрежденный президентом «Национальный резерв». Тем самым вы получите некоторое финансовое обеспечение и докажете, что наша боеспособность в запас не уходит. Ну и, конечно, напомню об учебе. Командование даст вам рекомендацию для внеконкурсного поступления на учебу в государственный вуз. Не упустите эту возможность. Александр Дробышевский (слева) и Виктор Вдовкин Александр Дробышевский (слева) и Виктор Вдовкин Александр Дмитриевич Дробышевский, бывший начальник управления пресс-службы и информации МО РФ: — Я в 1977-м выпускался из школы, и у нас в деревню пришел парень, два года отслуживший в Кремлевском полку. Все девчата смотрели только на него!.. С тех пор я мечтал о Кремлевском полку, но не сбылось. Пришлось служить в ВДВ. Так что запомните: кремлевским солдатам — везде почет и уважение! Виталий Константинович Гапон, полковник запаса, главный редактор газеты «Вестник героев»: — Я начинал свою службу, когда пост № 1 был у Мавзолея, и видел, как измотанные ребята выпадали из строя прямо на штыки… Я хочу сказать вам одно: вы стали кремнем, вы стали стальными. Вы лучшие. Вы стали лучшими, и вы останетесь лучшими. И самое главное помните — честь превыше всего. Николай Александрович Брагин, бывший пресс-секретарь командующего ВДВ, учредитель российского общественного объединения «Воинское Братство»: — 27-я отдельная гвардейская Севастопольская бригада, комендантский полк и вы — только три соединения могут говорить: «Мы служили в Москве». Гордитесь. Спасибо за службу! Евгений Матеренко (крайний слева) и Виктор Вдовкин (на переднем плане) Евгений Матеренко (крайний слева) и Виктор Вдовкин (на переднем плане) Евгений Михайлович Матеренко, полковник в отставке, ветеран войны в Афганистане (три Ордена Красной Звезды), президент российского общественного объединения «Воинское Братство»: — Когда на параде шла рота Почетного караула, я смотрел не на нее, а на иностранцев, которые смотрели на нее… У тех челюсти отвисли от того, как может ходить русский солдат. Потому что перед этим они видели, как идут индусы. Это же танец какой-то… Когда идет русский солдат, когда он шаг чеканит — земля дрожит. Виктор Викторович Вдовкин, Герой Российской Федерации, полковник морской пехоты в запасе, вице-президент Общероссийской общественной организации «Российская ассоциация Героев»: — Мужчины, служба у вас прошла. Этого уже никто не отнимет, это уже ваше. Что было плохого — забудется. Воспоминания останутся только хорошие. Служба у вас была легкая, всего лишь годик. И — необременительная!.. В ответ — хохот. Ну, кто еще сможет так ловко «подколоть» кремлевских дембелей, как не полковник-морпех, косая сажень в плечах, который старлеем в 1995-м четверо суток рубился посреди Грозного в полном окружении, за что позже получил Звезду Героя? Верно — никто… Военнослужащие Президентского полка и их гости Военнослужащие Президентского полка и их гости Мы покидаем Арсенал уже затемно, оставляя за спиной его толстенные стены и девиз на стене «Верность, честь, долг!» Отслужившие покинут Президентский полк, им на смену придут новые «кремлевцы». Грузимся и едем обратно к Боровицкой башне. Свет фар выхватывает фигуры сотрудников ФСО и припозднившихся туристов. А в это время в Александровском саду во исполнение указа президента РФ № 1277 к могиле Неизвестного солдата привычно марширует начальник Почетного караула, разводящий и караульные. Погода не радует — под ногами лужи. Из-за этого, в соответствии со служебной инструкцией, смена уменьшает подъем ноги с 30 до 20 см, а ступни ставятся без удара. Чтобы избежать образования брызг.

Андрей Союстов
Новости партнеров
mediametrics