Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Следующая станция «Войковская». Колонка Романа Носикова

Следующая станция «Войковская». Колонка Романа Носикова

17:45  9 Ноября 2015
2661

Бурная дискуссия по поводу переименования московской станции метро «Войковская» не вызывала у меня никакого желания участвовать: я просто без удовольствия наблюдал за тем, как в ней участвуют другие, часто уважаемые мною люди. А вокруг постепенно стали появляться интервью, статьи, рассуждения. И в какой-то момент все-таки пришло время поговорить о том, что же именно происходит. Это необходимо, чтобы участники дискуссии четко понимали, в чем они участвуют, кто и зачем все это начал и чем все может закончиться.

Метро тут ни при чем

Если вы полагаете, что вопрос о переименовании «Войковской» возник сам по себе, внезапно и ниоткуда, вы ошибаетесь. Факты, в том числе и внезапно возникшие общественные дискуссии, нужно рассматривать не отдельно друг от друга, а в совокупности. Совокупность у нас следующая: правительство РФ вносит в Госдуму законопроект о полномочиях органов власти по увековечению памяти жертв политических репрессий — это раз. Два — издание русского национализма «Спутник и погром» публикует программную статью о необходимой для России «десоветизации», в которой среди прочего написано следующее: «Советская власть и ее наследники должны КАЯТЬСЯ ПЕРЕД РУССКИМИ… Советские ПЕРЕД НАМИ, РУССКИМИ, в самом большом долгу… Вам нечего стыдиться». Три — выпертый за своеобразие мышления из МГИМО профессор Андрей Зубов, по совместительству член синодальной библейско-богословской комиссии и член Комиссии по вопросам взаимодействия Церкви, государства и общества Межсоборного присутствия РПЦ, один из авторов «Основ социальной концепции Русской православной церкви», дает интервью «Дойче Велле» с красноречивым названием «Альтернативная элита копит силы». В интервью, помимо прочего, говорится следующее: «Страны антигитлеровской коалиции, а затем сами немцы поняли, что нельзя построить демократическую страну, если не провести решительных и болезненных мер по денацификации. А у нас декоммунизации не осуществили, поэтому мы видим советский рецидив, и это очень печально. Все эти эксцессы Кремля на Украине и странная, неправильная война в Сирии, все эти агрессивные действия, союз Путина с тоталитарными, авторитарными или коммунистическими режимами — это результат неосуществленной декоммунизации. И сейчас власть опять тянется к советскому. Если декоммунизацию не осуществить, то Россия никогда не будет другой». Сейчас для этого самое время, считает Зубов. В стране, мол, сложилась альтернативная элита: люди, которые принадлежат к политическим кругам, но мыслят не в коммунистической парадигме. «Важна активность. В основном молчащее большинство тянется в прошлое, но в целом оно пассивно», — намекает профессор. Одновременно с этим Патриарх Московский и всея Руси Кирилл категорически и публично отказывается возглавить церковный проект по десоветизации. На открытии в московском Манеже XIV-й выставки-форума «Православная Русь. Моя история. XX век. 1914-1945. От великих потрясений к Великой Победе» Патриарх заявляет: «Не было сегодня современной России, если бы не было подвига предшествующих поколений, которые в 20—30-е годы… пахали землю, создавали промышленность, науку, оборонную мощь страны. <...> Успехи… нельзя подвергать сомнению, даже если этот руководитель отмечен злодействами. <...> Там где проявлялась воля, сила, интеллект, политическая решимость, мы говорим: да, несомненные успехи, как и в случае с победой в Великой Отечественной войне, а там, где были кровь, несправедливость и страдания, мы говорим, что это неприемлемо для нас, людей XXI века».

Бенефициары десоветизации

Итак, у нас в России снова поставлен вопрос о десоветизации. Вброс с «Войковской», таким образом, — это чистая технология, включенная исключительно для того, чтобы обострить дискуссию, снизить ее интеллектуальный уровень, скрыть от общества подлинную суть происходящего и тем самым отмобилизовать целевую аудиторию. Ни для чего другого история с «Войковской» не нужна. Смысл в том, чтобы отмобилизованное меньшинство за счет активности продавило бы решение о переименовании и одержало верх над большинством, «занятым рутиной», — в точности как описывает профессор Зубов. Все это нужно, конечно, не для того, чтобы переименовать станцию метро. Это нужно для создания политического ядра движения по десоветизации. Вообще говоря, у проекта «десоветизация» четыре вида бенефициаров, которые часто пересекаются между собой. Во-первых, это определенная часть российской элиты, желающая снизить антироссийскую истерику на Западе, показав, что Россия не возвращается back to the USSR в его «сталинском издании» и что западному капитализму в случае его союза с Россией ничего не угрожает. Во-вторых, это власовско-белогвардейская эмиграция, выпертая из России на пляж в XX веке и надеющаяся нажиться на политической и экономической реституции. В качестве компенсации за собственность им всем немедленно обязаны выдать эполеты, французские булки и, может быть, императрицу с наследником. Кандидаты на роли последних давно известны — см. «Гоги» и «Платья из занавесок». В-третьих, это упомянутая профессором Зубовым «альтернативная элита». Для нее десоветизация — это идеологическое прикрытие «Перестройки-2» и сдачи страны на внешнее управление. Наконец, четвертая часть — это «русофилы» особого свойства, готовые пойти с Западом на сепаратный мир в духе «Вот вам Сирия, а нам Украина». И когда мои уважаемые сограждане яростно дискутируют о Войкове — они дискутируют именно о том или ином виде десоветизации, а не о чем-то другом. Чьи же желания будут осуществлены в большей мере в случае начала проекта по десоветизации в России? Кто кого кинет? Всех кинет самый подлый. Закономерно, что именно самый подлый всегда выигрывает в игре «кто кого переподлит». Поэтому мое отношение ко всей этой гадости простое — лучше эту игру в принципе не начинать, если такая возможность есть. Не надо становиться в строй по первому свистку только потому, что над строем знамя симпатичное. Так себя взрослые люди не ведут. Если бы советская власть хотела увековечить именно цареубийцу, она назвала бы станцию метро в честь Юровского. Но она назвала ее в честь погибшего при исполнении своего долга дипломата Войкова. Поэтому давайте лучше построим еще одну станцию в честь семьи Николая Второго и поможем конкурсу на лучший рассказ о Светлом Будущем. Я уверен, что и тому, и другому у нас в стране найдется место.

Роман Носиков
Закрыть