Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Charlie выпрашивает новую кару: российские художники отвечают французам

Charlie выпрашивает новую кару: российские художники отвечают французам

17:50  6 Ноября 2015
3636

Charlie выпрашивает новую кару: российские художники отвечают французам

Французский сатирический еженедельник Charlie Hebdo опубликовал в очередном номере карикатуры, затрагивающие гибель российского аэробуса А321 в Египте. Федеральное агентство новостей попросило экспертов прокомментировать сие событие и дать ему оценку.

"Поэтому я не Шарли"

Говорит Виталий Подвицкий, известный российский художник-карикатурист, публикующийся с 1995 года в различных изданиях, участвовавший в проектах Dazis, "Автовыбор", Досье «Санкт-Петербург», выпусках журналов «Собственник», Jet, газет «Спид-инфо»и «Консерватор», а сегодня рисующий для журнала «Профиль», авиакомпании Utair, ежемесячника «Красивый Бизнес» и всех интернет-изданий МИА "Россия сегодня". "Я думаю, что вся деятельность этой тусовки, как иллюстрация заката Европы. С тех пор, как во главу угла вместо христианской этики стали ставиться еврозаповеди "псевдодемократии", а вместо Божьих заповедей, ограничивающих человеческий произвол, стали проповедоваться неограниченные свободы, Европа начала путь очевидной деградации", - считает художник. Он убежден, что любовь к человеческим свободам на Западе заменила любовь к человеку, исчезло сострадание в подлинном, безусловном понимании. "Что такого, хочу поковыряться в вашей душе, мне же интересно. Что? Вам доставляет боль вид крови? Будем резать перед вами жирафов и кормить ими львов, пока вы не привыкните. И делать будем это с детства", - цитирует Подвицкий собирательного европейца. Он обращается к известному высказыванию одного из крупнейших русских историков Василия Ключевского: "Под свободой совести, обыкновенно понимают свободу от совести". Сегодня, не сомневается наш собеседник, это утверждение верно, как никогда. "Европа всегда "радовала" мир социальными экспериментами (чуть не сказал "экскрементами"). Великая французская революция и море крови, "великий" Наполеон и море крови, "великий" Гитлер и море крови, великие свободы без веры и море крови в Африке и на ближнем Востоке, - рассуждает художник. - Глядя, как с Запада дуют ветры новых опустошительных социальных экспериментов, так и хочется сказать: "А давайте вы своих "великих Шарли" оставите себе. И можете разлагаться сколько угодно. Мы вам мешать не будем. Глумитесь над своими родными и близкими, ешьте жирафов живьем, женитесь на домашних животных и делайте, что хотите. Только не надо нас поучать основам морали". Подвицкий также видит противопоставление всему перечисленному в образе, который можно назвать русской душою. В ней существуют такие важные понятия, как нравственные ориентиры, поиск правды и способность сострадать. Даже если то или иное событие не касается человека напрямую. Даже если доискаться правды и понять природу вещей очень тяжело. "Умение сострадать сегодня отделяет человека от падения. Поэтому я не шарли", - подытожил карикатурист. В конце не можем не привести короткое стихотворение, которое счел необходимым озвучить наш собеседник: Сочувствие? Лишь человеку сильному по силам. И тут неважно, горе чье... А те, кто «творчеством» хохочет на могилах? Те не художники, те просто (рифму уж додумайте, слово подходящее, но не печатное). Вот тут, кстати, можно ознакомиться с тем, как реагируют российские карикатуристы как на падение самолета, так и на картинки от французов.

Они поплатятся

Говорит Геннадий Животов, художник станковой графики, живописец, монументалист, карикатурист, заслуженный художник Российской Федерации. Сотрудник-карикатурист газеты «Завтра», член Союза художников Российской Федерации. "Карикатуры проходят через сердце каждого художника, через его мировоззрение, через его понимание. Почему художник вызывается рисовать карикатуры? Потому что его что-то волнует, он переживает какие-то события. Но смерть близких или далеких людей - это табу. Charlie Hebdo уже были наказаны. Погоня за рекламой, за сенсацией, да и в конце концов, за банальными, пошлыми деньгами и выливается в такие ужасные вещи", - поделился своим мнением насчет новой провокационной публикации Животов. Он подчеркнул, что карикатура смотрит на мир остро и в некотором смысле обобщенно. Художники, пишущие картины или ваяющие скульптуры, долго работают над своими произведениями, а карикатурист работает быстро, перерабатывая огромный информационный поток. Отказываться от карикатуры вообще нельзя. "Наверняка они (карикатуры) и в палеолите были, на стенах пещер их рисовали, а уж в нынешнее время и подавно они нужны. И карикатуристы из Charlie Hebdo могут реагировать на различные событий, но при чем тут погибшие люди? Найдите повод высмеять, например, наших генералов, если вы протестуете против операции в Сирии, но при чем тут люди, падающие с небес?", - возмущается мастер. "Неужели сотрудникам Charlie Hebdo, неужели французский художник, нарисовавший эти картинки не думал о погибших людях, неужели не сострадал?" - задаемся вопросом вместе с нашим собеседником. "Просто французский художник - безбожник, - метко отвечает Животов. - Он потерял свои идеалы в погоне за сенсацией, за тем, чтобы стать первым". Но раз уж в Европе установились подобные порядки, раз французский художник - безбожник, он не задумывается о том, что наказание его все-таки ждет. И наказание - это будет не от людей. "Такая вот свобода без границ наказывается божественным провидением. Я осуждаю террористов, напавших на их редакцию, но существует не только человеческое провидение, есть ведь и божественное. Есть вещи, над которыми невозможно смеяться. Получается отвратительно, грязно и мелко. Вот. Вот точное слово, описывающее работу журнала - мелко. И дело тут не в нонконформизме. Весь мир уже осознает, что мы подходим к пределу цинизма. Ну или же они элементарно не признают в нас людей, считают нас жалкими аборигенами, которые с копьями и луками бегают по лесам, но за это они тоже поплатятся", - резюмирует наш собеседник.

Вместо постскриптума

О карикатурах Charlie Hebdo говорилось уже много. Можно, например, вспомнить слова художник-карикатуриста Виктор Богорада, который в разговоре с корреспондентом ФАН еще в августе объяснял, почему так поступают французские карикатуристы из скандального журнала. "Карикатурист никогда не думает о реакции, которую может вызвать его работа в разных слоях населения. Иначе можно вообще не рисовать. Единственное, что его может останавливать — собственные представления о том, что позволено, а что нет. Говорить же, что общество должно устанавливать границы, что можно рисовать, что нельзя — это уже цензура». Он тогда же отмечал, что российскому читателю такой юмор непривычен. Так, в «Гаргантюа и Пантагрюэль», много шуток связаны с физиологией. Это для французов нормально, но у нас считается грубым. В свою очередь известный петербургский искусствовед Лада Сафронов вообще отказался обсуждать публикацию Charlie Hebdo, назвав ее недостойной внимания. Однако краткий комментарий все-таки дал: "Слов нет. По-моему общество, где подобное нечто может увидеть свет, нуждается в клизме от морального кризиса".

Георгий Аветисян
Закрыть