Поиск
Лента новостей
Закрыть
Общество
Парк «Россия - моя история» открыли в Петербурге
Общество
Младенец, умерший в приюте, был разлучен с матерью незаконно — СПЧ
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Младенец, умерший в приюте, был разлучен с матерью незаконно — СПЧ

    19:19  5 Ноября 2015
    266

    Таджикская семья

    Преступлением назвал смерть пятимесячного таджикского мальчика Умарали Назарова в Петербурге глава Совета по правам человека при президенте РФ Михаил Федотов. Группа правозащитников проводит собственное расследование по поручению СПЧ. Они считают, что для изъятия младенца у матери Зарины Юнусовой не было никаких законных оснований — таковы первые выводы их проверки, которыми поделились в четверг в Москве с журналистами члены Совета. «Когда пятимесячный ребенок погибает — это всегда преступление, — подчеркнул Федотов. — Кто виновен в нем, определит суд». Правозащитник напомнил, что уголовное дело возбуждено не против кого-то, а по факту гибели младенца в Центре медицинской и социальной реабилитации брошенных (потерявшихся, заблудившихся) детей, куда его отвезли из отделения полиции, забрав у матери. В данный момент обвинение никому не предъявлено. Правозащитники склоняются к мысли, что, скорее всего, крайними окажутся сотрудники этого центра, тогда как честь мундиров не пострадает.

    Инструкции против человека

    Происшествие вызвало большой резонанс в СМИ, всколыхнуло таджикскую диаспору, требующую наказать виновных в гибели младенца. Фотография Умарали долго не сходила с первых полос таджикских газет, с нескрываемым злорадством детали внезапной гибели ребенка мусолят западные СМИ и либеральные издания в России, обвиняя в случившемся российскую полицию и ФМС. Эти организации, в свою очередь, оправдываются: все было сделано четко по инструкции. Правозащитники настаивают: за инструкциями наши органы давно перестали видеть живых людей с их индивидуальными обстоятельствами, все случаи реальной жизни в универсальную инструкцию не уместить. Но и они, как утверждает инициативная группа от СПЧ, были нарушены. «Никакой жестокости не было со стороны полиции, миграционной службы и медицинского учреждения, но совокупность их действий привела к смерти этого мальчика, — считает публицист и член СПЧ Максим Шевченко. — Весь вопрос - в механистическом применении инструкций, игнорирующих обстоятельства конкретных живых людей. Самое неприятное и трагичное в этой истории то, что в ней пытаются раскрутить какую-то коннотацию межнациональных отношений. На мой взгляд, это стараются сделать пиар-службы полиции или ФМС. Я считаю, никакого значения не имеет, какой национальности этот ребенок». Шевченко отметил, что в аналогичной ситуации может оказаться любой из нас, если при проверке паспортного режима у него вдруг не окажется при себе документов. И тут же заметил, что «если в отношении российского гражданина можно предположить, что сотрудники государственных органов будут соблюдать некоторую осторожность, то в отношении таджиков на территории России, не стесняясь, ее никто не соблюдает, не считаясь с ними как с людьми». Действия полиции и ФМС, по мнению Шевченко, носят признаки если не преступления, то серьезного должностного нарушения.

    Ребенка разлучили с матерю незаконно

    Правовых оснований для изъятия пятимесячного Умарали Назарова у его матери не было, считает член СПЧ Илья Шаблинский. К такому выводу он пришел, анализируя документы и хронологию событий, приведших к смерти младенца. После того как молодую женщину с ребенком доставили в отделение полиции Адмиралтейского района Санкт-Петербурга, полицейские составили акт «о выявлении подкинутого или заблудившегося ребенка». «В этом акте внизу мы читаем: "Предоставлено свидетельство о рождении", — цитирует документ Шаблинский. — И действительно, через несколько минут после того, как мать с ребенком и 14-летний племянник были доставлены в отделение полиции, прибежала бабушка, принесла паспорта и свидетельство о рождении». Ссылаясь на письмо УФМС в адрес уполномоченного по правам человека в Петербурге, правозащитник отметил, что изъятие ребенка у Зарины Юнусовой произошло в течение получаса между прибытием в участок и визитом бабушки с документами. «Из письма УФМС следует, что отвезли ребенка в спецучреждение примерно через час после того, как все необходимые документы оказались в распоряжении полиции. То есть оснований для таких действий не было». Шаблинский заметил, что в инструкции, которую, забирая ребенка у его матери, соблюдала инспектор Алексеева, четко прописано, какие именно дети приводятся в отдел по делам несовершеннолетних, — это оставшиеся без попечения родителей, заблудившиеся или подкинутые, так что Умарали Назаров под эти категории явно не подходит. На самом деле в инструкции (п. 76.5) упоминаются и другие категории доставляемых в отдел детей, которые правозащитник приводить не стал: «Не имеющие места жительства, места пребывания», а также «находящиеся в социально опасном положении». Теперь уже всем известно, что проверка паспортного режима застала Зарину Юнусову с младенцем в нежилом техническом помещении, в котором, впрочем, давно и благополучно, по словам правозащитников, проживали таджикские мигранты. Правда, они нигде не были зарегистрированы, срок действия визы у Юнусовой истек еще в декабре прошлого года. И по формальным признакам полицейские имели основания отнести положение малыша к этим двум определениям. Но то, что инспектор должна была сделать, а именно — «передать доставленного несовершеннолетнего его родителям или иным законным представителям» (п. 80.7), она не сделала, отправив малыша в спецучреждение, несмотря на документы, которые к этому времени уже были в распоряжении полиции. «Родители были рядом. С документами. И инспектор Алексеева знала об этом. Поэтому у меня нет объяснений, почему она все-таки отправила ребенка в Центр. Нам не удалось с ней пообщаться», — сказал Шаблинский. После осмотра ребенка в Центре имени Цимбалина был составлен акт о том, что он практически здоров. После этого младенца дважды покормили, еще раз осмотрели в 23.00, а в 23.45 мальчик был обнаружен без признаков жизни. Эти сведения правозащитники почерпнули из документации Центра. Опираясь на данные внешнего осмотра, сделанные в спецучреждении, они настаивают: при жизни ребенок считался практически здоровым. Следующее обстоятельство, которое не смогли объяснить члены СПЧ, — почему тело мертвого младенца несколько дней не выдавалось родственникам и почему не сообщалось, в каком морге он находится.

    Миграционное законодательство убивает

    Одним из факторов, приведших к гибели ребенка, правозащитники видят несовершенство российского миграционного законодательства. «Зарина Юнусова должна была в течение трех дней покинуть Россию после истечения срока миграционного учета. Но она не могла этого сделать, поскольку была беременна, — считает член СПЧ Евгений Бобров. — Устроиться на работу она тоже не могла, да и не имела намерения работать. Если бы она обратилась в ФМС за продлением срока пребывания, ее бы выгнали, так как срок пребывания истек. Что и было сделано в результате этой истории». По мнению правозащитника, так получилось из-за того, что в нашем миграционном законодательстве не предусмотрено продление пребывания в России для иностранцев без выезда из страны, а также не учитываются такие обстоятельства, как беременность и роды. «Вместо знания русского языка и истории было бы разумнее проверять у мигрантов знание миграционного законодательства», — отметил Бобров и добавил, что, по признанию родственников Юнусовой, она не только русского не знает, но также не умеет писать и читать на родном языке. Совет по правам человека продолжает общественное расследование гибели Умарали Назарова, отмечая при этом всяческое содействие питерской и генеральной прокуратуры. Когда выводы этой проверки будут представлены общественности — не сообщается. Напомним, утром 13 октября в ходе рейда УФМС в центре Петербурга сотрудники миграционной службы обнаружили в нежилом помещении семью мигрантов — Рустама Назарова, Зарину Юнусову и их пятимесячного сына Умарали. Всех троих доставили в полицейский участок Адмиралтейского района, откуда Зарину с Рустамом отправили в Октябрьский суд за нелегальное проживание, а малыша — в Центр медицинской и социальной реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей, имени Цимбалина. Около полуночи ребенок умер. Возбуждено уголовное дело, следствие продолжается.  

    Автор: Екатерина Чалова
    Включить уведомления в Вк
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть