Психологам в России придется знать Библию, Коран и другие священные тексты

Психологам в России придется знать Библию, Коран и другие священные тексты

29.10.2015 14:59
187

Фестиваль "Московское варенье"

На огромных российских землях соседями оказались многие народы, которые за все время существования нашей страны учатся уживаться вместе. Россия гордится своей многонациональностью и мультиконфессиональностью, но всегда умеет с ней справляться. Нас до сих пор ставят в тупик межнациональные конфликты и споры, которые мы уже традиционно пытаемся решить запретами в законодательстве. Между тем, по неофициальной статистике, порядка 10% совокупного населения Москвы составляют представители народов, исповедующих ислам. Это означает, что совсем скоро в школах и университетах будут учиться дети, к которым преподавателям придется искать совсем другой подход и способ обращения, нежели к «привычным» ученикам. Галина Семья, доктор психологических наук, профессор, член Координационного совета при Президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы, рассказала корреспонденту Федерального агентства новостей, почему в России необходимо формировать новое поколение психологов с профессиональными конфессиональными знаниями. Помимо ведения более 50 проектов по профилактике социального сиротства, деинституционализации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей и семейному устройству детей-сирот, постинтернатному сопровождению выпускников, Галина Семья изучает еще и феномен усыновления или принятия ребенка в семью в разных традиционных религиях. Для России, где около 650 тысяч детей-сирот – знание жизненно необходимое. – Что россиянам разных национальностей нужно знать друг о друге, особенно в случае создания межконфессиональных браков? – В разных религиях сформирована своя система детско-родительских отношений и воспитания приемного ребенка. Например, христианство и иудаизм приветствуют все формы семейного устройства, хотя в явной форме указания на поддержку усыновления в православии не содержится. В прошлом году патриарх Кирилл в одной из своих речей сказал: «Я хотел бы призвать, в первую очередь наших православных людей, усыновлять сирот, не бояться этого. Никогда тот, кто усыновляет или удочеряет, и кто отдает себя этим детям, не бывает несчастлив, он сторицей получает доброе». Ислам содержит прямой запрет на усыновление: в мусульманстве запрещено воспитание мусульманского ребенка не мусульманами и лишение родителей родительских прав. Воспитанием сына до восьми лет занимается мать, после восьми лет – отец. По нормам шариата прием под опеку супругами-мусульманами немусульманского ребенка возможен, но усыновление или опека немусульманами в отношении ребенка-мусульманина запрещены. Опекуны по вероисповеданию должны быть обязательно мусульманами, совершеннолетними, дееспособными и добропорядочными людьми. Все это наблюдается в семьях практикующих мусульман (это те, кто живет полностью в соответствии с заповедями Корана и соблюдает все религиозные обряды). В то же время ислам поддерживает аналог формы родственной опеки – это закон Аль-Кафалы. В Чечне или Ингушетии практически нет детских домов, но там никто не позволит себе пройти мимо оставленного, брошенного по каким-то причинам ребенка. В иудаизме обязательным является проведение обряда гиюра – «превращения» приемного ребенка в еврейского. В иудаизме отношения между родителями и детьми считаются нерушимыми. Вместе с тем признается идея духовного отцовства: «Воспитывающий чужого ребенка – все равно, что родитель его» (Мегила, 13а; Санедрин, 196). Так что усыновить сироту или ребенка, настоящие родители которого либо не хотят, либо неспособны выполнять свои обязанности, – благородный акт милосердия. Согласно еврейскому Закону, ребенок, рожденный не от еврейки (независимо от национальности отца), не является евреем. Юридическая процедура усыновления такого ребенка не делает его автоматически евреем. Для того чтобы ребенок нееврейского происхождения стал евреем, он должен пройти установленный ритуал перехода в еврейство – гиюр. Даже если не еврей в детстве воспитывался как еврей и неукоснительно соблюдает все предписания еврейской религии, он не считается евреем до тех пор, пока не пройдет гиюр. – Почему именно сейчас вы лично пропагандируете идею формирования конфессиональных компетенций у психологов? – Недавно видела статистику в одном из журналов – она утверждает, что в Москве уже существуют районы, где некоренное население  составляет свыше 25%. Из 200 тысяч жителей Южного и Северного Бутово треть – это этнические мусульмане. Учителям нужно знать, как общаться с родителями этих детей и с самими детьми, воспитанными в иной культуре, иных традициях. Потом, любые пары могут развестись, и психологам, сопровождающим развод в суде, также нужны эти навыки. По моему мнению, эксперты, которые осуществляют психологическую экспертизу по решению судьи, должны обладать знаниями, связанными не только с детско-родительскими отношениями, развитием ребенка. Они должны уметь выявлять признаки насилия (прежде всего эмоционального или психологического) в отношении ребенка, и должны понимать и знать, как национальный менталитет и исповедуемая религия влияют на поведение родителей ребенка. – Что именно должен знать такой психолог? Коран и Библию наизусть? – Коран и Библию мало просто прочитать. В данном случае должны быть особые методические пособия, отдельная литература по их специфическому изучению. К содержанию компетенций психолога относится знание системы религиозного воспитания, распределение ролей в семье, отношение к приему в свою семью ребенка, оставшегося без попечения родителей, обязательные обряды и ритуалы, умения выстраивать взаимоотношения с представителями различных конфессий, умение проявлять терпимость и лояльность. – Насколько эта проблема характерна для России? Мы не замечали ее раньше? – Она есть, просто на нее не обращают внимания, потому что мы больше любим обсуждать следствие: «Ах, отец украл ребенка у жены», как было в межэтнической истории Кристины Орбакайте и ее мужа. Проблема есть, но пока нет достаточной квалификации у судей и других специалистов, чтобы учесть все особенности. Да, закон одинаков для всех, кто живет на территории России, но всегда же есть нюансы. В любом случае, при разводе в центре должны стоять интересы ребенка, а не родителей. Все ситуации должны решаться индивидуально. Варианты ведь могут быть очень разными: разводятся ли родители одной веры или разных вероисповеданий или один неверующий. Где происходит развод – в многонациональном регионе или на территории, заселенной этническими верующими? Скажем, в случае развода родителей разных конфессий в Москве или Петербурге я бы предпочла профессионального психолога с хорошими конфессиональными компетенциями, чем психолога с теми же религиозными взглядами, что у разводящихся. Вот почему я говорю о том, что мы должны готовить психологов, способных оказывать помощь и поддержку, со знаниями особенностей воспитания ребенка в той или иной культуре и четкими представлениями о  том, как работать с родителями. Пока что это призыв к специалистам обратить внимание на проблему. Нужно привлекать к этому внимание, нужно с этой темой работать.

Евгения Авраменко
В аппарате Голодец опровергли драку чиновников на корпоративе
Закрыть