Запретить бы доллар: к идее Минфина об «уголовке» за криптовалюту

Запретить бы доллар: к идее Минфина об «уголовке» за криптовалюту

28.10.2015 11:20
639

Минфин России порадовал очередной инициативой — на этот раз о введении уголовной ответственности за операции с криптовалютами. Если эта инициатива приобретет статус закона, продажи-покупки чего бы то ни было с расчетами в ставших притчей во языцех биткоинах или же его «клонах» должны повлечь за собой, например, тюремное заключение на срок в несколько лет. Чуть раньше тем же ведомством предлагалось за криптовалюты наказывать штрафом до 500 тысяч рублей, обязательными работами продолжительностью до 480 часов или исправительными работами сроком до двух лет. Неужели теперь и за долларовые расчеты будут сажать? Но обо всем по порядку.

Верни мне мои колионы!

В июле 2015 года Михаилу Шляпникову, фермеру деревни Колионово Егорьевского района Московской области по иску Центрального банка России было запрещено использовать выпущенные им собственные «денежные единицы» под названием «колионы». В иске утверждалось, что «колионы» Шляпникова, «будучи денежными суррогатами, представляют угрозу для единства платежной системы РФ, а также создают угрозу для осуществления монополии РФ на эмиссию денежных средств, дезориентируют население в условиях экономического кризиса». Суд признал действия Шляпникова нарушающими «единство платежной системы РФ», но не нашёл какого-либо правового основания, на котором предприимчивого подмосковного фермера можно было бы подвергнуть какому-то ощутимому наказанию. Кстати, после оглашения приговора примеру Шляпникова последовали уже несколько крестьянских хозяйств в разных регионах нашей страны, и Центробанк внезапно осознал, что реальных средств борьбы против таких «денежных суррогатов» у него попросту нет. Ну, запретите вы одному фермеру выпускать от своего имени собственные долговые расписки с номерами-сериями, то есть, оформленные точно так же, как банкноты ЦБ, — он выпустит другие, под другими названиями, с другими рисунками и в другой цветовой гамме. Только и всего. Вчера был один такой «умник», сегодня их уже десятки, завтра будут тысячи, а послезавтра — что, миллионы? И ведь это не какие-то там фальшивые деньги, нет: человек просто меняет свои, настоящие долговые расписки, которые решил назвать «колионами» или еще какими-нибудь «махновками», на такие же настоящие долговые расписки государства, именуемые рублями, но возвращает долг уже не этими рублями, а собственной продукцией по фиксированным ценам в единицах своего долга. Всё. Не подкопаешься. Нет закона — нет преступления. Разрешено всё, что не запрещено. Вот и озаботились наши центробанкиры темой «давить и не пущать». Не потому, что могут очень быстро остаться у разбитого корыта, доверху наполненного собственными рублями (хотя и такой вариант полностью не исключен). А прежде всего потому, что таким образом «низы» отвечают на их политику сжатия и урезания реальной денежной массы, демонстрируют готовность залить в экономические артерии вместо «рублевой крови», которую ЦБ так усиленно откачивает, всякие колионы с биткоинами в качестве «кровезаменителя». То есть таким способом компенсировать кровопотерю, сохранив и производство, и потребление внутри страны. Вот что Центробанку и Минфину не нравится, вот почему он против разных «альтернативных», «параллельных» и прочих платежных систем «снизу».

Что позволено Юпитеру?

Однако если в отношении платежных систем с бумажными носителями еще можно придумать какие-то претензии и санкции, то к электронным «криптовалютам» ничего, кроме жесткого уголовного преследования, уже не придумаешь. Это как с наркотиками: вплоть до смертной казни. Но там вред для личного здоровья и общества в целом очевиден и неоспорим, подтверждается многочисленными примерами из жизни и из истории, а «криптовалюты»-то за что? Они ведь ни к каким кризисам пока не приводили, ничьё благосостояние не уничтожали? Но, оказывается, такая возможность существует вследствие того, что денежные суррогаты в виде криптовалют, особенно электронных, не являются законным платежным средством ни в одной из существующих юрисдикций и не имеют центрального регулятора. В результате их стоимость не привязана к реальным ценностям и имеет высокую волатильность, а обладатели «лишены на территории России и других государств возможности защиты своих интересов в судебном и административном порядке», как поясняет Генпрокуратура РФ. Что ж, в таком случае, по совокупности этих требований, если принять их за основу для каких-то правовых актов, нашим законодателям необходимо немедленно и полностью запретить операции, скажем, с долларами ФРС США! Потому что Федрезерв не обладает собственной юрисдикцией и не отвечает по долгам государства (которые, кстати, приближаются уже к 18,5 трлн долларов), 95% долларовых транзакций осуществляются как раз в электронной форме, стоимость «бакса» официально не привязана ни к каким реальным ценностям, а уж про реальную волатильность формально «самой стабильной валюты мира» можно написать отдельную книгу — она запредельна. Но, видимо, что позволено доллару, не позволено биткоинам и прочим «криптовалютам», которые самим фактом своего существования посягают на глобальную власть главной «криптовалюты» современности — номинированных в долларах долговых расписок Федерального резерва США…

Долларовый капкан

Кстати, ст. 75 Конституции РФ гласит: «Денежной единицей в Российской Федерации является рубль. Денежная эмиссия осуществляется исключительно Центральным банком Российской Федерации. Введение и эмиссия других денег в Российской Федерации не допускаются». Правда, здорово и правильно? Но где, извините, у нас законодательное определение «денежной единицы»: что это такое и чем отличается от «денежного суррогата»? Хотите смейтесь, хотите плачьте, но ни того, ни другого определения, оказывается, в российском законодательстве нет вообще! Ст. 27 закона «О Центральном банке Российской Федерации» гласит: «Официальной денежной единицей (валютой) Российской Федерации является рубль. Один рубль состоит из 100 копеек. Введение на территории Российской Федерации других денежных единиц и выпуск денежных суррогатов запрещаются». Ну и, для разнообразия, ст. 28 того же закона: «Официальное соотношение между рублем и золотом или другими драгоценными металлами не устанавливается». Вот так вот! «Нет Бога кроме Бога, и Магомет — пророк его!» Рубль — это денежная единица России, а денежная единица России — это рубль. И всё. А что такое — сама «денежная единица»? Непонятно. Где законодательно определены её характеристики и функции? Нигде. В такой ситуации за характеристики и функции рубля, денежной единицы Российской Федерации, она же национальная валюта, которая ни с какой реальной стоимостью не соотносится, Центробанк никак и ничем не отвечает… Как говорил герой известного детского фильма — того, что про «Поле Чудес в Стране Дураков»: «Да это… просто праздник какой-то!» Сказка наяву. Что такое стабильность рубля? Он как был сто копеек, так и остается — чем не стабильность? А если обменный курс национальной валюты, скажем, к доллару рухнет в три раза, как в декабре прошлого года, — это нормально! Ключевая ставка ЦБ в 17% годовых — не страшно! Растут цены потребительского рынка на 30—40% в год — да на здоровье! Задыхается реальное производство от нехватки оборотных средств, а потребительский рынок — от повышения цен — так им и надо! Впрочем, вру: на самом деле рубль кое к чему привязан, и крепко — не оторвешь. Согласно требованиям МВФ, которые наш ЦБ свято выполняет, объём национальной денежной массы, находящейся в обращении, не может превышать объёма золотовалютных резервов Центробанка — в эквиваленте по обменному курсу. И то, что доллары — пустышка уже на 95%, что ФРС США, осуществляя «программы количественного смягчения», попросту печатает под видом своих долговых расписок фальшивые деньги, которые здесь ЦБ считает по надежности равными золоту и даже выше, — никого не волнует. В отличие от любых попыток вырваться из этого «долларового капкана».

Владимир Винников
Царица морей против «Адмирала Кузнецова»: авианосцу грозят провокации британцев
Закрыть