Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Европейский миграционный кошмар возник на уже подготовленной почве

Европейский миграционный кошмар возник на уже подготовленной почве

7:52  28 Октября 2015
152

Беженцы на границе Сербии и Венгрии.

Безусловно, нельзя усомниться в искренности гуманитарных чувств Европы, также как и в том, что приток сирийских беженцев несет огромные угрозы. Проблема заключается не столько в самих беженцах, сколько в обострении уже существующей напряженности, связанной с мигрантами, которые ранее приводили к насилию. Это повышает риски усугубления насилия, не только со стороны потенциальных джихадистов, но в целом со стороны миграционной общины, а также со стороны растущего числа недовольных европейцев. Подобный сценарий, еще сильнее повредит социальную ткань Европы, и лишит континент, уже и так ограниченных, экономических перспектив, пишет Милтон Эзрати в статье Europe's Refugee Nightmare Has Greater, Unseen Risks, опубликованной в The National Interest, ее перевод предлагает своим читателям Федеральное агентство новостей. Задолго до того, как сирийцы начали покидать свою страну и направляться в ЕС, мусульманская община в Европе, состоящая из иммигрантов, была уже достаточно большой и недовольной, чтобы вызвать значительное социальное напряжение. Не учитывая времена джихада, чувство изоляции и явное отсутствие экономических возможностей спровоцировали у людей ассоциальное поведение. Ярким примером являются беспорядки, которые произошли в пригородах Парижа в 2005 году и все последующие беспорядки, которые с тех пор имели место каждый год. Еще в 2005 году, французские чиновники пытались все объяснить исламистскими побуждениями, но быстро стало очевидно, что корни проблемы были более сложными и заключались в экономической и социальной обиде. И это ксается не только Франции. Турецкие иммигранты в Германии, хотя и менее жестоким образом, выражали то же самое разочарование. Их газетные издания часто называли усилия канцлера Ангелы Меркель «дискриминацией». Многие из руководителей этих иммигрантов даже отказались присутствовать на правительственных конференциях, направленных на урегулирование напряженности. Аналогичные жалобы звучали среди различных групп иммигрантов по всей Европе, от Скандинавии до Греции. Среди коренного рабочего населения Европы звучали не менее серьезные жалобы. Хотя интеллектуальная элита и СМИ предпочитают причислять любые народные возмущения к проявлению расизма, несправедливо так легко подходить к подобному вопросу. Несмотря на то, что расизм присутствует в достаточной степени с обеих сторон, жалобы этих людей заслуживают внимания. Это, в конце концов, их небольшие города, а не земельные участки элиты в корне изменились с ростом иммиграционных общин. Учитывая человеческую природу, нельзя сказать, что люди не имеют никаких оснований, чувствовать себя брошенными и напуганными перед лицом таких изменений. Высокие темпы роста безработицы в Европе, особенно молодежной безработицы, только усугубляют проблему. Людям очень трудно радоваться приезжим, когда во Франции около 25% молодых людей не имеют работы, в Италии почти 45%, а в Испании 50%. Напротив, подобные трудности заставляют людей обвинять иммигрантов в своем бедственном положении. Как бы несправедливо это ни было, эти чувства вполне можно понять, и некоторые из находят выражение в политических и антисоциальных действиях. И среди этих растущих напряжений, политическая элита Европы терпит неудачу. Она мало что сделала для интеграции иммигрантов в экономике, как и в культуре в целом. Напротив, существующие структуры, как будто специально держат их изолироваными и ограничивают их экономические возможности. Европейские школы, например, крайне редко предлагают обучение на других языках. Обычная европейская практика, заключающаяся в определении будущего учащихся (будут они поступать в университет или нет) во время начального школьного обучения, оставляет детей иммигрантов позади, так как они изначально отстают из-за необходимость преодолеть ранние языковые и культурные недостатки. В Европе окончание старшей школы не эквивалентно диплому, как в США. Чиновники только сейчас начинают проводить эксперименты в этой области, да и то в ограниченном масштабе. В то же время, элита ничего не сделала для того, чтобы обесопасить коренное население. Отсутствие трудовой реформы во многих государствах-членах ЕС гарантирует, что высокий уровень безработицы среди молодежи будет сохранен. Вместо того чтобы дать гражданам гарантии того, что их страна не бросит их, людей просто называют расистами . Таким образом, путем почти полного отсутствия каких-либо попыток решить проблемы, политическая элита вызвала чувства отчуждения и отчаяния у обеих сторон. Неудивительно, что обе группы активно выражают недовольство, и уровень насилия возрос. СМИ активно следят за действиями иммигрантов, но местное население также ведет себя довольно агрессивно. Обида засела глубоко. Задолго до нынешнего последнего притока мигрантов, исследования в Великобритании показали, что около трех четвертей респондентов хотели бы, чтобы должностные лица депортировали всех безработных иммигрантов. Опросы на континенте показывают аналогичные мнения. Антимусульманские сайты приобрели популярность. Феминистские журналы, которые, как правило, склоняются к прогрессивной стороне, выражали серьезное недовольство по поводу растущего мусульманского влияния, а порой рекомендовали не слишком либеральные средства для борьбы с ним. Участились случаи нападения на иммигрантов. Итальянские неонацисты, устроили набег на модный район Рима, нападая на лавки иммигрантов, и, выкрикивая «убирайтесь вон приезжие ублюдки». В прошлом году в Швеции были сожжены несколько мечетей. Уже шесть лет назад директор Агентства Европейского Союза по основным правам человека, завил: «Преступления с расистскими мотивами и дискриминацией в ЕС гораздо более распространены, чем готовы признать отдельные государства-члены». Антиимиграционные голоса соответственно усилились. Задолго до сирийской миграционной волны, одна пятая фламандских голосов в Бельгии поддержала националистическую партию. В Дании антииммиграционная Народная партия укрепила свои позиции в парламенте. Пару лет назад, в Швейцарии прошел референдум, который облегчил процедуру депортации иммигрантов. Совсем недавно Швейцарская народная партия, выступающая против мигрантов, получила наибольшее число мест в парламенте. Немецкие чиновники все чаще подчеркивают, что Германия не является «страной иммигрантов». Джек Стро, бывший министр иностранных дел и член парламента Великобритании, высказался против ношения мусульманских платков. В Ирландии министр культуры прямо заявил, что приток иммигрантов создаст «миллион и одну проблему». А еще раньше, министр труда и иммиграции Испании открыто обвинил иммигрантов в высоком уровне безработицы. В настоящее время сотни тысяч, если не миллионы, новых мусульманских беженцев присоединяются к этой взрывоопасной смеси. Швеция сообщает о прибытии почти 200 тыс. мигрантов в этом году. Правительство признает, что их система размешения трещит по швам. По данным Евросоюза, количество заявок на предоставление убежища в Германии возросло на 250% в течение года, достигнув полумиллиона. Заявление канцлера Ангелы Меркель предполагает, что, по крайней мере, миллион беженцев попадут на территорию страны. И как бы ни были сильны гуманитарные мотивы у людей, вскоре подобный приток вызовет еще большую напряженность. Об этой неизбежной реальности говорит даже то, что несмотря на приглашение Меркель, немецкие власти закрыли границы страны, чтобы справиться потоком. Другие страны-члены, опасаясь дальнейших столкновений, бросили вызов официальной позиции Европейского союза и всеми способами старались недопустить беженцев на свою территорию. Иммиграция быстро становится одной из самых серьезных проблем для европейцев. Ежегодный опрос ЕС всего 2 года назад показал, что только один из десяти европейцев определял иммиграцию в качестве проблемы. Безработица и экономические условия возглавляли список. К весне 2014 года один из четырех опрошенных назвал иммиграцию главной проблемой. По результатам опроса 2015 года люди назвали иммиграцию главной проблемой Европы. Усугубляет проблему тот факт, что среди успешных европейцев растет тенденция эмигрировать в другие страны. Еще до этих последних событий, Германия, Нидерланды, Бельгия, Швеция, Франция и Великобритания наблюдали чистый отток коренного населения. Недавний крупный опрос немецких выпускников вузов показывает какими чувствами руководствуются эти эмигранты. Эти люди связывают свое решение покинуть родину не с экономикой, или расширением иммиграционной общины, а с тем, что они называют «социальным снижением» в целом. Европа не может позволить себе подобные тенденции. Ее экономику нельзя назвать надежной, а социальные проблемы могут еще сильнее тормозить прогресс. Люди, которые эмигрируют, чтобы избежать социальной розни, это те же самые люди, которые могли бы сгладить напряженность между иммигрантами и обиженным коренным населением. Их отъезд усугубит трения, спровоцирует еще больше насилия и приведет к дальнейшему разрыву социальной ткани континента, а также к еще более крупным препятствиям для экономического роста.

Алексей Громов
Закрыть