Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Маньяком может стать любой, но это не повод возвращать смертную казнь

Маньяком может стать любой, но это не повод возвращать смертную казнь

17:10  19 Октября 2015  /обновлено: 15:05  26 Октября 2015
495

Еще одно зверское убийство детей, на этот раз в подмосковном Подольске, взорвало российское общество. Любящий отец и заботливый муж зарезал ножом своих детей – четырехлетнего Илью и девятимесячную Ксению, а затем попытался расправиться с женой. За последние несколько месяцев это уже второй резонансный случай, вызвавший гнев общественности вплоть до обсуждения возврата в России смертной казни. В блоге Уполномоченного по правам ребенка при президенте РФ Павла Астахова не утихает гнев. Люди требуют казни, не дав убийце провести за решеткой остатки своих дней и жить на кровные налогоплательщиков. Допустимо ли возвращение смертной казни, и что толкает человека на убийство собственного чада, выяснял корреспондент Федерального агентства новостей. После убийства своих маленьких детей и нападения на жену Дмитрий Мелованов собирался покончить с собой, но этому плану помешал его племянник, который по стечению обстоятельств в момент трагедии также находился в квартире. Окровавленная жена нашла в себе силы добраться до соседей и попросить их вызвать полицию и «скорую». Отметим, что до этого инцидента соседи считали данную семью образцовой. По словам самого отца семейства, у него возникли серьезные финансовые проблемы, и поэтому он решил взять грех на душу, чтобы не мучились ни дети, ни он сам. Но мучения Мелованова только начинаются: ему грозит пожизненный срок по части 2 статьи 105 УК РФ «Убийство двух малолетних, совершенное с особой жестокостью» и части 3 статьи 30 УК РФ «Покушение на убийство двух и более лиц». В уголовном кодексе в части пояснения наказания за пожизненным заключением стоит пункт «смертная казнь». Именно она запрещена на территории РФ, и именно такого наказания требуют люди над ним и над нижегородцем Олегом Беловым, загубившим в августе 2015 года жизни всех членов своей семьи. Полицейским Нижнего Новгорода стало известно, что дети перестали посещать детский сад в автозаводском районе Нижнего Новгорода, и правоохранители решили наведаться с проверкой. Зайдя в дом, оперативники нашли тела всех шестерых малышей расчлененными и упакованными в полиэтиленовые пакеты. Кроме того, были обнаружены останки беременной матери погибших детей и их бабушки. Подобный случай несколько лет назад произошел и в Петербурге, только убийца, за которым гналась вся петербургская полиция, все-таки сумел свести счеты с жизнью, застрелившись из ружья. «Как минимум казнь! А мы гуманное государство и готовы кормить в тюрьмах таких шайтанов! нет другого названия, этой амебе», – пишет один из читателей Астахова. «Согласна на все 100%. Только казнить таких уродов на кол. Чтобы живой сидел и медленно подыхал, как нечеловек», – возмущается еще одна женщина. «Я считаю, таких надо не просто расстреливать! А медленно по частям отрубать то, что незаслуженно имеет. Хоть всяк сейчас ругают сталинские времена... Гуманности не было. Теперь мы очень гуманны, и смотрите, что происходит? Одна мать-скотина выбросила детей с последнего этажа, другой папаша своих убил собственноручно! Да простит Бог, но на него сейчас уповать не стоит! А вот высшую меру по решению суда очень даже», – говорит еще один из подписчиков детского омбудсмена. По мнению юриста по уголовным делам и федерального судьи в отставке Элины Кашириной, смертная казнь в данных случаях ничего не решит. Кроме того, в соответствии с российской судебной системой России, смертная казнь противопоказана. «Мотив совершения был в том, что у человека вышел разлад с деньгами, и он стал не уверен в завтрашнем дне. Это не повод убивать всю семью, но мне бы хотелось разобраться в причинах. Мы можем ввести смертную казнь, начать всех убивать, но поверьте, когда человек оказался в такой ситуации, когда он готов наложить руки на себя, на своих детей, он в этот момент не думает, смертная казнь ему грозит или нет, – рассказала в интервью ФАН Элина Каширина. – Нужно разбираться с причинами, по которым человек идет на убийство себя и своих близких, даже несовершеннолетних. Ввести смертную казнь не сложно. Ну а дальше что. Тогда под нее будут попадать и другие люди. При том уровне правосудия, как у нас, при той ситуации, которая существует в судах, смертную казнь вводить просто нельзя. Потому что нет уверенности в том, что приговор законный и обоснованный. Можно нечаянно начать расстреливать не тех. Судебная система должна начать работать должным образом, тогда можно будет вводить смертную казнь». Каширина как эксперт уверена, что тот факт, что человек остается гнить наедине с собой, мыслями и тем, что он сделал, – наказание худшее, чем то, что его расстреляют, или введут состав, который лишит его жизни, или посадят на электрический стул. «Поверьте, когда человек пожизненно остаётся в одиночке на особом режиме наедине со своими мыслями и тем, что он сделал, ходит враскоряку, в полусогнутом состоянии, ему невесело живется. Я общалась со смертниками, с теми, кто на пожизненном. Люди сходят с ума, они жестко наказаны, – говорит собеседница агентства. – Так что людям не стоит думать, что те, кто сидит за убийство, едят перловку с мясом и живут припеваючи на деньги налогоплательщиков, это не так». Если не брать в расчет случай с нижегородским мясником Олегом Беловым, стоявшем на учете в психдиспансере из-за шизофрении, то житель Подмосковья был хорошим отцом, заботливым мужем. У него была нормальная работа в туристическом бизнесе, и они с женой и детьми не так давно вернулись из отпуска. Как, казалось бы, нормального человека могло «переклинить», и что толкнуло его на такой шаг, попытался объяснить российский врач, психолог и психоаналитик, доктор психологических наук, кандидат медицинских наук, профессор, Заслуженный деятель науки РФ, ректор Восточно-Европейского Института Психоанализа Михаил Решетников. «В рассудке может помутиться всё, что угодно, это такой темный лес. Вся психопатология есть у каждого человека, даже у нормальных людей. Когда наступит декомпенсация, никто не знает. Никто не знает, что будет толчком – увольнение с работы или на ногу в троллейбусе встали, – объясняет Решетников. – Для человека, который психически неадекватен, собственный ребенок, несобственный ребенок – не имеет значения. Случаи, когда убивали своих детей, известны с незапамятных времен, в этом нет ничего нового. Новое только что – гуманитарная сфера психического здоровья находится в загоне». По данным, озвученным специалистом, из 600 тысяч российских врачей только 16 тысяч – психиатры. Причем, им не хватает квалификации. Людей должны обследовать с детства, выявлять дефекты поведения, которые могут повлечь подобное поведение, но в России не хватает штата квалифицированных врачей. «У нас нет профилактической психиатрии, и психиатров у нас не хватает. Нет психиатрической помощи, некому наблюдать людей и искать проблемы в их голове, начиная с детства. Сначала нужно решать кадровую проблему создания мощной психолого-психиатрической службы, которая будет изучать детей с раннего детства. У нас на адекватную психиатрическую помощь могут рассчитывать только 3% тех, кто в ней нуждается, – подчеркивает психиатр. – Остальные так и бродят по улице, живут в семьях, поступают в вузы, становятся руководителями, а психопатология присутствует, садятся за штурвалы самолетов, а потом разбивают их, и еще 300 людей с собой».

Дарья Шипилова
Закрыть