Непостоянная Украина: Киеву до реформы ООН — как до Китая

Непостоянная Украина: Киеву до реформы ООН — как до Китая

16.10.2015 15:32
248

Заседание Совбеза ООН

Временное членство в Совете Безопасности ООН на Украине встретили так, будто страна была избрана его главой. Официальный Киев уже пообещал посодействовать глобальным переменам в совете, а также значительно ослабить позиции России. Корреспондент Федерального агентства новостей разобрался, выполнимы ли планы Киева и в какую передрягу вообще ввязалась на ближайшие два года украинская делегация в ООН.

Тщетные стремления

Что из себя представляет Совет Безопасности и почему его постоянно предлагают реформировать? Сейчас в Совбезе ООН заседают 15 участников. Пятеро из них — Великобритания, Китай, Россия, США и Франция — постоянные. Еще 10 избираются на два года, причем одна половина меняется по четным годам, другая — по нечетным. Вместе с Украиной в СБ ООН вошли Египет, Сенегал, Уругвай и Япония. По словам постпреда России в ООН Виталия Чуркина, членство Украины в Совбезе не стало сюрпризом ни для кого. Фактически страну просто утвердила региональная группа. Важное отличие временных членов от постоянных — пресловутое право вето. Заключается оно в том, что по принципиальным принимаемым решениям Совбеза должна совпасть точка зрения всех постоянных членов, иначе решение не принимается. Временные члены такой прерогативы лишены: им остается принимать участие в обсуждениях. Существуют две группы государств, которым этот порядок не кажется справедливым. Это G4: Бразилия, Германия, Индия и Япония — страны, которые стремятся получить место постоянного члена СБ ООН. Также существует G5: Египет, Индонезия, Италия, Нигерия, выступающие за расширение состава постоянных членов совета. Однако пока стремления обеих групп тщетны.

Российское шило

Вообще, разговорам о реформе Совета уже более 10 лет. Высказывались о ее необходимости и российские политики. «Как любой живой организм, ООН и ее Совет Безопасности нуждается в реформировании в соответствии с теми изменениями, которые в ходе второй половины прошлого века произошли в мире - с тем, чтобы отразить реальную расстановку сил в мире и повысить эффективность СБ и ООН в целом», — заявлял в 2003 году Игорь Иванов, на тот момент глава внешнеполитического ведомства РФ. Впрочем, по двум «проклятым» вопросам СБ ООН — расширения количества членов и реформы права вето — согласия нет и сегодня. Против увеличения постоянных участников выступает нынешняя пятерка «основных» государств. По их мнению, это затруднит принятие решений. С правом вето ситуация еще сложней. Не секрет, что о «злоупотреблениях правом вето некоторыми участниками Совбеза» иностранные политики и дипломаты чаще всего говорят, косясь на решения российских представителей. В прошлом году РФ ветировала проект резолюции о нелегитимности крымского референдума. В этом — наложила запрет на создание трибунала по катастрофе малайзийского лайнера на Украине. А кроме того, в течение нескольких лет Россия и Китай блокировали меры против сирийского правительства Башара Асада. Последний пункт — настолько больная точка для западных стран, что на помощь позвали правозащитников, которые от вето предложили отказаться вообще всем. Так, Amnesty International утверждает, что, если бы право вето Совета Безопасности было ограничено в соответствии с ее предложениями, это сделало бы невозможным блокирование действий ООН против «насилия в Сирии». Это, как передается, «могло бы привести к передаче Башара Асада в руки Международного уголовного суда, улучшению доступа к остро необходимой гуманитарной помощи и оказанию большей помощи гражданскому населению Сирии».

Мечты, мечты…

Вот и украинские политики уже в день утверждения страны непостоянным членом Совбеза открыто декларировали цели своего избрания. «Значительное внимание Украина будет уделять реформированию Совета Безопасности ООН и противодействию злоупотреблением правом вето постоянными членами, один из которых стал агрессором против Украины», — заявил президент Петр Порошенко. Правда, со злоупотреблениями выходит щекотливая ситуация. Да, исторически, с 1946 года СССР и Россия являются чемпионами по количеству заблокированных решений. Но большая их часть приходится на период с 1946 по 1965 годы. А за последние 30 лет Москва ветировала всего 13 решений — немногим больше того же Китая с его восемью блокировками. Тогда как рекордсменом по запоротым решениям в современной истории являются США. Причем с большим отрывом: в последние десятилетия Вашингтон ветировал почти в три раза больше решений, чем Москва. Кого же Киев обвиняет в «злоупотреблении»? В этом плане показательна лавирующая реакция министра иностранных дел Германии Франка-Вальтера Штайнмайера. 14 октября, выступая в бундестаге, он высказывался о необходимости ограничения права вето из-за российских решений. А сегодня, 16 октября, господин Штайнмайер заявил о необходимости диалога с Москвой как ключевого фактора для мира в Сирии. От Украины могут ждать возобновления разговоров о трибунале по сбитому Boeing. Впрочем, как мы писали ранее, это решение довольно сомнительное. Проект резолюции отклонен, другие способы провести трибунал до окончания следствия либо не имеют законных оснований, либо требуют слишком глобальных изменений в ООН. Пойдет ли на такой шаг организация, которая уже 10 лет над ним раздумывает, большой вопрос. А посидеть в положении бедного родственника, выдвигая на рассмотрение уже решенные вопросы, — удовольствие сомнительное. Вот и выходит, что амбициозные планы на деле оказываются невыполнимыми с места непостоянного члена. Конечно, Украина будет участвовать в обсуждениях и голосованиях — наряду с Сенегалом и Уругваем. О том же, как Киев будет голосовать, понятно уже сейчас: в большинстве случаев это будет довесок к голосам его западных партнеров. Впрочем, в этой истории есть и положительный момент. В ООН надеются, что работа на общей площадке позволит привести Россию и Украину к большему взаимопониманию. Если, конечно, делегаты не будут уходить из зала во время выступления коллег.  

Анатолий Григорецкий
Русский путь батьки Хмеля. Колонка Руслана Мармазова
Закрыть