Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Журавлева: США враждуют с нами на словах, но на деле дружат

Журавлева: США враждуют с нами на словах, но на деле дружат

14:50  15 Октября 2015
279

В своих публичных высказываниях американское руководство весьма холодно отзывается о внешней политике России. В то же время, наблюдается негласное сотрудничество – как минимум, по сирийскому вопросу. Как обстоят дела на самом деле? В настоящее время США ведут непоследовательную политику в отношении России. Сначала Барак Обама беседует с Владимиром Путиным по поводу Сирии на полях Генассамблеии ООН. Потом резко критикует российскую антитеррористическую операцию в Сирии. Потом военные двух стран начинают согласовывать вопросы взаимодействия. Теперь вот США отказались принимать российскую делегацию, которую должен был возглавить Дмитрий Медведев и которая должна была урегулировать имеющиеся разногласия по сирийскому конфликту. Федеральное агентство новостей попросило прокомментировать этот политический «тяни-толкай» старшего научного сотрудника сектора внешней и внутренней политики США ИМЭМО РАН Викторию Журавлеву. – Виктория Юрьевна, США отказались принимать нашу делегацию, но при этом взаимодействие по сирийской проблеме продолжается – по крайней мере, самолеты друг друга не сбивают. США сейчас действительно колеблются или это такая показуха для мировой общественности, а на деле все замечательно решается кулуарно? – Я думаю, верно скорее второе предположение. Т.е. есть уровень политической риторики и уровень самых высоких связей между президентами, который у нас затруднен. Это связано во многом с тем, что Обама занимает достаточно жесткую позицию, которую ему сейчас не выгодно менять в связи с приближающимися выборами и противостоянием в Конгрессе. Поэтому на уровне официальных межпрезидентских связей у нас все не очень хорошо, концепция не меняется, и менять ее в ближайшее время не собираются. Но при этом есть реальность, в которой нам надо сотрудничать, поэтому на более низком, межведомственном уровне взаимодействие по необходимым вопросам идет. А на уровне риторики, я думаю, будут сохраняться жесткие заявления, как с их стороны, так и с нашей. – А после выборов президента США ситуация может как-то поменяться или пока еще рано об этом говорить? – Очень многое будет зависеть от того, кто в итоге победит, республиканцы или демократы. И, в любом случае, одномоментного изменения ситуации ожидать точно не стоит. Слишком большой – как минимум, со стороны Республиканской партии – пласт отрицательного отношения к России и несогласия с ее политикой. Придут ли они к власти или придут демократы – в любом случае будет вопрос взаимодействия между партиями и согласование какой-то единой позиции, которое займет какое-то время. Ну и плюс все будет зависеть от каких-то подвижек по ситуации на Украине, от нашего поведения тоже. Это все не на пустом месте, они на что-то ориентируются. – И еще один вопрос в продолжение темы выборов. Есть ли шанс, что к власти придет кто-нибудь, кто не то чтобы дружественно, но хотя бы более-менее положительно будет относиться к России? Например, Трамп высказывался благожелательно на этот счет, хотя лично мне кажется, что шансов на победу у него не очень много, и он скорее фигура декоративная. – На самом деле, единственный наш шанс на относительное урегулирование российско-американских отношений – это если победит Хиллари Клинтон. Что касается республиканцев – надо учитывать, что сейчас, конечно, идет предвыборная риторика, и они на деле могут оказаться менее жесткими, чем на словах. Но настроения истеблишмента в Республиканской партии не предполагают какого-то улучшения отношений. Их вполне устраивает замороженный конфликт. А с Хиллари Клинтон будет тоже очень сложно, но она занимает прагматичные позиции, и у нас с ней все-таки были какие-то контакты (в ее бытность госсекретарем США в 2009-2013 гг.; именно от нее был курьезный подарок российскому коллеге в виде красной кнопки с надписью «перегрузка» вместо «перезагрузка» – прим. ФАН). Есть налаженные связи на ведомственном уровне и какое-то понимание. По поводу Дональда Трампа я думаю, что он уже давно не декоративная фигура, и я не могу сказать, что он точно не победит. Если летом еще можно было так сказать, то сейчас ситуация развивается так, что он четыре месяца по-прежнему занимает лидирующие позиции, и настроения электората такие, какие могут привести к неожиданным результатам. Другое дело, что на уровне пост-праймериз, конечно, маловероятно, что он победит Хиллари Клинтон. Но во внутрипартийной гонке – вполне может. Однако каким образом у нас будут выстраиваться отношения с ним – тут вообще очень сложно сказать. Потому что он не политик, не было предыдущего опыта. Пока есть только его предвыборные лозунги. С другой стороны, он прагматик и бизнесмен и будет исходить из простой выгоды. Но менее идеологичными они точно будут.

Андрей Величко
Новости партнеров
mediametrics