Политика
Сирийское «болото» Путину не грозит
Происшествия
Полиция не нашла бомбу при проверке СК «Олимпийский» в Москве
Следующая новость
Загрузка...

    Сирийское «болото» Путину не грозит

    Похоже, что значительная часть политического сообщества Вашингтона не оценивает президента России Владимира Путина, как стратега, или воспринимает его, как дурака, который ведет свои войска в трясину. Но ни одно из этих утверждений не отражает сегодняшнюю реальную позицию России на Ближнем Востоке, пишет в статье Yes, Putin Does Have a Strategy in Syria бывший чиновник правительства Соединенных Штатов Дов С. Закхейм. Перевод статьи, опубликованной в The National Interest, предлагает своим читателям Федеральное агентство новостей. В то время как все признают, что Путин хочет сохранить присутствие России в Сирии, немногие понимают, что Москва находится в значительно более выгодном положении на Ближнем Востоке, чем когда-либо находился Советский Союз. Конечно, Сирия была не единственным другом Коммунистической Москвы. Саддам Хусейн имел тесную связь с Союзом, который поддерживал его вплоть до развала СССР. С другой стороны, отношения с Ираном не были слишком дружественными, даже после падения антикоммунистического шаха. В ходе ирано-иракской войны, московская поддержка Саддама стал более явной, так как Советы оказывали активную поддержку Ираку до конца войны в 1989. Отношения Советского Союза с Египтом были еще хуже; Анвар Садат изгнал 20 тысяч советских военных советников в 1972 году, после чего Каир вступил в союз с Западом. Наконец, несмотря на признание государства Израиль, вскоре после объявления его независимости, Москва порвала отношения с еврейским государством и так и не восстановила их за оставшееся время существования СССР. Сегодняшняя ситуация сильно отличается. Начнем с того, что Иран и Россия в настоящее время являются основной поддержкой Башара Асада. Они твердо намерены сохранить режим алавитов, если не самого Асада. Россия сохраняет свои дружественные отношения с Ираком, которые становятся все более крепкими, в то время как Ирак продолжает угасать под влиянием Тегерана. Россия укрепила свои связи с Египтом, как в экономическом плане,так и в том, что Путин и правительство президента Абделя Фаттаха ас-Сиси называют «борьбой с терроризмом». Президенты обеих стран обменивались двусторонними государственными визитами в течение последних двух лет. Наконец, Россия наладила отличные связи с самым могущественным государством на Ближнем Востоке, а именно с Израилем. Москва и Иерусалим стали гораздо ближе. Когда Авигдор Либерман занимал пост премьер-министра, он был «частым пассажиром самолетов» в Москву, и сейчас он продолжает поддерживать прямой контакт с Путиным. Как и с Египтом, торговля между двумя странами продолжает развиваться, в том числе и торговля вооружениями. Действительно, Иерусалим настолько внимателен к желаниям Москвы, что он оборвал свои продажи оружия в Грузию в 2008 году, из-за российско-грузинского конфликта, и не возобновил их до сих пор. На самом деле, кажется есть доля правды в утверждении, что Израиль предоставил России коды каналов передачи данных, которые отключили грузинские беспилотники перед войной 2008 года. Израиль также не решался продавать дроны и другое оружие в Украину, в частности, из-за личной просьбы президента Путина, адресованной премьер-министру Беньямину Нетаньягу. Все эти события объясняют, почему Путин находится в выгодном положении в рамках российского вмешательства в Сирии. Иран и его ливанская марионетка «Хезболла» предоставляют солдат в поддержку Асада. Российские войска, по общему мнению, также их поддерживают, в то же время Москва осуществляет удары с воздуха против антиправительственых сил повстанцев. Ирак присоединился к России и Ирану в создании координационного центра в Дамаске. Египет, со своей стороны, открыто поддержал российское вмешательство в Сирии. Как заявил министр иностранных дел Египта Самех Шукри через два дня после начала российских авиаударов, «вступление России, учитывая ее потенциал и возможности, будет иметь серьезное влияние на искоренение терроризма в Сирии». Наконец, во время визита Нетаньяху в Москву перед первыми российскими воздушными ударами, лидеры двух стран договорились о том, что Нетаньяху назвал «совместным функционированием», чтобы убедиться в отсутствии будущих конфликтов между операциями израильских и российских сил. В действительности, соглашение развязало руки Москве в Сирии, в Израиль со своей стороны не будет получать возражений со стороны России, касаемо его ответных мер против Хезболлы. Путин, по сути, охватывает все фланги на Ближнем Востоке, кроме Иордании и стран Персидского залива, которые врядли будут создавать какое-либо негативное воздействие на его вмешательство с Сирии. Иордания старательно избегает войны, вместо этого она сосредоточена на поддержании порядка в условиях наплыва сирийских беженцев. И хотя страны Персидского залива по-прежнему предоставляют средства для сирийской оппозиции, в данный момент они втянуты в йеменский конфликт. В частности, Саудовская Аравия, самое мощное государство залива, не в состоянии противостоять российской интервенции. Она сама погрязла в трясине в Йемене, сталкиваясь с все более и более сложным финансовым кризисом, а также разногласиями в королевской семье. Наконец, Сирия не может оказаться «болотом» для России, как предполагает президент Обама. В отличие от Афганистана, где Советский Союз столкнулся с оппозицией от большинства афганцев, независимо от их этнического происхождения, здесь Путин знает, что сообщество алавитов, которое составляет около десяти процентов населения, будет поддерживать его до самого конца, так их выживание в противном случае может оказаться под угрозой. Тоже самое можно сказать и о сокращающихся христианских меньшинствах в Сирии, которые долгое время находились под защитой семьи Асада. Наконец, сирийские курды, которые наносят наибольший ущерб силам «Исламского Государства»1, конечно, предпочли бы сохранить Асада, чем допустить ко власти в Дамаске какие-либо исламистские силы. У Путина есть поводы опасаться ИГИЛ1, как и у Америки, и их, вероятно, даже больше. Российские мусульмане более активно присоединяются к ИГИЛ, чем мусульмане в Соединенных Штатах. Беспокойная мусульманская республика внутри России является благодатной почвой для расширения ИГИЛ. В какой-то момент Путин, скорее всего, направит все свои силы против группировки в Сирии, но он сначала должен убедиться, что алавиты останутся у власти в этой стране. В общем, похоже, что Владимир Путин имеет гораздо более крепкую позицию на Ближнем Востоке, чем его американский коллега. Его позиция сейчас сильнее, чем когда-либо. Увеличение российского присутствия расширило, а не ослабило, ее влияние в регионе. Путин сейчас, проявляет себя, как опору для своих союзников, предоставляя материальные и человеческие ресурсы для их защиты. В то же время, Вашингтон сыплет упреками в адрес Москвы, которые Россия благополучно игнорирует. США не могут даже достичь какой-либо договоренности с русскими по созданию жизнеспособной безопасной зоны для сирийских беженцев, и не могут выработать практичную программу для поддержки сирийской оппозиции. Важно отметить, что Америка, по-прежнему, рассматривается, как страна, которая отказывается от своих друзей. Не очень красивая картина. Если не произойдет поворота в американской политике, будь то достижение взаимопонимания с Россией по поводу будущего правительства Сирии, обеспечение уверенности в Израиле, что Иран никогда не получит ядерного оружия, или обеспечение непрерывного и конструктивного военного присутствия в Афганистане, то картина может только ухудшиться.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Алексей Громов
    Читайте нас в Дзене