Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Сирийское «болото» Путину не грозит

Сирийское «болото» Путину не грозит

7:18  15 Октября 2015
853

Похоже, что значительная часть политического сообщества Вашингтона не оценивает президента России Владимира Путина, как стратега, или воспринимает его, как дурака, который ведет свои войска в трясину. Но ни одно из этих утверждений не отражает сегодняшнюю реальную позицию России на Ближнем Востоке, пишет в статье Yes, Putin Does Have a Strategy in Syria бывший чиновник правительства Соединенных Штатов Дов С. Закхейм. Перевод статьи, опубликованной в The National Interest, предлагает своим читателям Федеральное агентство новостей. В то время как все признают, что Путин хочет сохранить присутствие России в Сирии, немногие понимают, что Москва находится в значительно более выгодном положении на Ближнем Востоке, чем когда-либо находился Советский Союз. Конечно, Сирия была не единственным другом Коммунистической Москвы. Саддам Хусейн имел тесную связь с Союзом, который поддерживал его вплоть до развала СССР. С другой стороны, отношения с Ираном не были слишком дружественными, даже после падения антикоммунистического шаха. В ходе ирано-иракской войны, московская поддержка Саддама стал более явной, так как Советы оказывали активную поддержку Ираку до конца войны в 1989. Отношения Советского Союза с Египтом были еще хуже; Анвар Садат изгнал 20 тысяч советских военных советников в 1972 году, после чего Каир вступил в союз с Западом. Наконец, несмотря на признание государства Израиль, вскоре после объявления его независимости, Москва порвала отношения с еврейским государством и так и не восстановила их за оставшееся время существования СССР. Сегодняшняя ситуация сильно отличается. Начнем с того, что Иран и Россия в настоящее время являются основной поддержкой Башара Асада. Они твердо намерены сохранить режим алавитов, если не самого Асада. Россия сохраняет свои дружественные отношения с Ираком, которые становятся все более крепкими, в то время как Ирак продолжает угасать под влиянием Тегерана. Россия укрепила свои связи с Египтом, как в экономическом плане,так и в том, что Путин и правительство президента Абделя Фаттаха ас-Сиси называют «борьбой с терроризмом». Президенты обеих стран обменивались двусторонними государственными визитами в течение последних двух лет. Наконец, Россия наладила отличные связи с самым могущественным государством на Ближнем Востоке, а именно с Израилем. Москва и Иерусалим стали гораздо ближе. Когда Авигдор Либерман занимал пост премьер-министра, он был «частым пассажиром самолетов» в Москву, и сейчас он продолжает поддерживать прямой контакт с Путиным. Как и с Египтом, торговля между двумя странами продолжает развиваться, в том числе и торговля вооружениями. Действительно, Иерусалим настолько внимателен к желаниям Москвы, что он оборвал свои продажи оружия в Грузию в 2008 году, из-за российско-грузинского конфликта, и не возобновил их до сих пор. На самом деле, кажется есть доля правды в утверждении, что Израиль предоставил России коды каналов передачи данных, которые отключили грузинские беспилотники перед войной 2008 года. Израиль также не решался продавать дроны и другое оружие в Украину, в частности, из-за личной просьбы президента Путина, адресованной премьер-министру Беньямину Нетаньягу. Все эти события объясняют, почему Путин находится в выгодном положении в рамках российского вмешательства в Сирии. Иран и его ливанская марионетка «Хезболла» предоставляют солдат в поддержку Асада. Российские войска, по общему мнению, также их поддерживают, в то же время Москва осуществляет удары с воздуха против антиправительственых сил повстанцев. Ирак присоединился к России и Ирану в создании координационного центра в Дамаске. Египет, со своей стороны, открыто поддержал российское вмешательство в Сирии. Как заявил министр иностранных дел Египта Самех Шукри через два дня после начала российских авиаударов, «вступление России, учитывая ее потенциал и возможности, будет иметь серьезное влияние на искоренение терроризма в Сирии». Наконец, во время визита Нетаньяху в Москву перед первыми российскими воздушными ударами, лидеры двух стран договорились о том, что Нетаньяху назвал «совместным функционированием», чтобы убедиться в отсутствии будущих конфликтов между операциями израильских и российских сил. В действительности, соглашение развязало руки Москве в Сирии, в Израиль со своей стороны не будет получать возражений со стороны России, касаемо его ответных мер против Хезболлы. Путин, по сути, охватывает все фланги на Ближнем Востоке, кроме Иордании и стран Персидского залива, которые врядли будут создавать какое-либо негативное воздействие на его вмешательство с Сирии. Иордания старательно избегает войны, вместо этого она сосредоточена на поддержании порядка в условиях наплыва сирийских беженцев. И хотя страны Персидского залива по-прежнему предоставляют средства для сирийской оппозиции, в данный момент они втянуты в йеменский конфликт. В частности, Саудовская Аравия, самое мощное государство залива, не в состоянии противостоять российской интервенции. Она сама погрязла в трясине в Йемене, сталкиваясь с все более и более сложным финансовым кризисом, а также разногласиями в королевской семье. Наконец, Сирия не может оказаться «болотом» для России, как предполагает президент Обама. В отличие от Афганистана, где Советский Союз столкнулся с оппозицией от большинства афганцев, независимо от их этнического происхождения, здесь Путин знает, что сообщество алавитов, которое составляет около десяти процентов населения, будет поддерживать его до самого конца, так их выживание в противном случае может оказаться под угрозой. Тоже самое можно сказать и о сокращающихся христианских меньшинствах в Сирии, которые долгое время находились под защитой семьи Асада. Наконец, сирийские курды, которые наносят наибольший ущерб силам «Исламского Государства»*, конечно, предпочли бы сохранить Асада, чем допустить ко власти в Дамаске какие-либо исламистские силы. У Путина есть поводы опасаться ИГИЛ*, как и у Америки, и их, вероятно, даже больше. Российские мусульмане более активно присоединяются к ИГИЛ, чем мусульмане в Соединенных Штатах. Беспокойная мусульманская республика внутри России является благодатной почвой для расширения ИГИЛ. В какой-то момент Путин, скорее всего, направит все свои силы против группировки в Сирии, но он сначала должен убедиться, что алавиты останутся у власти в этой стране. В общем, похоже, что Владимир Путин имеет гораздо более крепкую позицию на Ближнем Востоке, чем его американский коллега. Его позиция сейчас сильнее, чем когда-либо. Увеличение российского присутствия расширило, а не ослабило, ее влияние в регионе. Путин сейчас, проявляет себя, как опору для своих союзников, предоставляя материальные и человеческие ресурсы для их защиты. В то же время, Вашингтон сыплет упреками в адрес Москвы, которые Россия благополучно игнорирует. США не могут даже достичь какой-либо договоренности с русскими по созданию жизнеспособной безопасной зоны для сирийских беженцев, и не могут выработать практичную программу для поддержки сирийской оппозиции. Важно отметить, что Америка, по-прежнему, рассматривается, как страна, которая отказывается от своих друзей. Не очень красивая картина. Если не произойдет поворота в американской политике, будь то достижение взаимопонимания с Россией по поводу будущего правительства Сирии, обеспечение уверенности в Израиле, что Иран никогда не получит ядерного оружия, или обеспечение непрерывного и конструктивного военного присутствия в Афганистане, то картина может только ухудшиться.

* Организация запрещена на территории РФ.

Алексей Громов
Новости партнеров
mediametrics