Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Политическая кухня: как работают сирийские кафе в России

Политическая кухня: как работают сирийские кафе в России

12:32  14 Октября 2015  /обновлено: 15:37  26 Октября 2015
602

С конца прошлого месяца в России по-новому читают, пишут и произносят слово «Сирия». Даже словосочетание «сирийская кухня» не выглядит больше нейтральным. Корреспонденты Федерального агентства новостей прошлись по нескольким заведениям общепита в Петербурге, которые содержат сирийцы, чтобы узнать, следят ли их владельцы за судьбой своей родины. Сирийцев в Санкт-Петербурге всегда было немного: в основном, в город приезжали на учебу. За официальным статусом беженца в сентябре этого года в УФМС Санкт-Петербурга обратились 120 человек, опять же, преимущественно из числа студентов сирийского происхождения, которые не хотят возвращаться в страну, где идет война, а пытаются легализоваться в России. Предоставление временного убежища или статус беженца обещают большинству обратившихся. В «сирийских» кафе Петербурга мы ожидали встретить именно этих людей. Бистро без названия, но с табличкой «сирийская кухня» работает на углу Кубинской улицы и Ленинского проспекта 24 часа. Проходимость здесь не очень большая, кроме того, напротив призывно сияют вывески заведений грузинской и европейской кухни. Шаверму, плов, долму, фалафель и восточный фаст-фуд здесь готовит не сириец, а таджик по имени Аладдин. Меню привычное для бистро: сэндвичи, хот-доги, фиш-роллы, но бывалые клиенты знают, что заказывать на самом деле надо плов по-сирийски, особенным образом приготовленный шашлык и сирийские сладости. Специи и травы для национальных блюд в кафе завозят мешками раз в несколько месяцев. Аладдин утверждает, что война бизнесу нисколько не мешает. «Хозяин сам из Сирии родом, но уже лет 15-20 здесь живет и семью свою давно вывез, уже русский совсем, – говорит Аладдин, кстати, также на неплохом русском. – Война идет, это понятно, но те, кто у него там остался, и с кем он работает, они же не со стороны ИГ* (запрещено в России по решению Верховного суда – прим. ФАН), они с другой стороны, где все нормально, где коалиция НАТО, где российские войска сейчас. ИГ туда не пройдет». Аладдин чертит нам ножом на барной стойке воображаемую карту Сирии и делит ее ровно пополам: здесь – ИГ, а здесь – «свободная Сирия». За событиями в охваченной войной республике следят и в «главном филиале» сирийской кухни «Пальмира» на Московском проспекте. Основной персонал бистро – официанты и продавцы за стойкой – к Сирии отношения не имеют, но знакомят нас с сирийцем, поваром Тамиром. Одновременно он успевает сооружать перед нами фалафель и традиционный сирийский овощной салат фатуш, показывать завезенную приправу – основу «сирийского вкуса» всех блюд – и отслеживать тамошние события. «У России проблемы сегодня в Сирии, слышали, бомба взорвалась у посольства?» – Тамир за шесть лет в Петербурге отлично научился говорить по-русски, но записи на листе бумаги рядом с его смартфоном сделаны на родном арабском. «Мы хоть и далеко от Сирии сейчас, но следим за всеми новостями, надеемся, все хорошо будет, – говорит он. – В Россию никто бежать не собирается, в основном, все беженцы уходят в Европу. Видите же, что в Германии творится… Ко мне сестра скоро приедет, но только в гости, на месяц». Предпочтения сирийцев, как и других беженцев, понятны: если Евросоюз выплачивает солидные социальные пособия, то в России на них рассчитывать не приходится. Так что большого притока вынужденных переселенцев из Сирии в петербургской миграционной службе не ожидают.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Евгения Авраменко, Степан Яцко
Закрыть