Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Сотрудник колонии присваивал телефоны заключенных в Приморье
Политика
Путин и шейхи: почему саудиты не хотят помогать Сирии вместе с Россией
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Путин и шейхи: почему саудиты не хотят помогать Сирии вместе с Россией

    17:58  13 Октября 2015  /обновлено: 15:42  26 Октября 2015
    2501

    Владимир Путин провел переговоры в Сочи с представителями руководства Саудовской Аравии и ОАЭ – стран, у которых с Россией имеются серьезные разногласия по сирийскому вопросу. Удалось ли найти какой-то компромисс? Саудовская Аравия в полной мере разделяет позицию Запада о том, что в сирийском конфликте есть три основные силы: террористы «Исламского государства» (запрещено в РФ по решению Верховного суда), «умеренная оппозиция» (которая в действительности тоже включает значительное число повстанцев, действующих террористическими методами), борющаяся как с ИГ*, так и с правительством Башара Асада, и само это правительство, которое (по крайней мере так считают США и их друзья) непременно надо свергнуть. Разумеется, саудиты придерживаются таких взглядов не только из союзнических побуждений, но и по иным причинам, включая религиозные. Если говорить о последних, в Саудовской Аравии не только расположены наиболее священные места для всего ислама, но это еще и твердыня суннизма, который в сирийском конфликте, как и в других подобных случаях, оказался по другую сторону шиитских баррикад. Саудитов в целом поддерживают и соседние более мелкие монархии. В визите представителей королевской семьи Саудовской Аравии и ОАЭ в Россию примечательны два момента. Первый – делегации возглавляли не главы государств, но высокопоставленные чиновники и, по совместительству, близкие родственники глав государств. Главой саудовской делегации был Мухаммад ибн Салман, сын короля Салмана ибн Абдул-Азиза, который является вторым в очереди на престол и занимает должности вице-премьера, министра обороны, главы королевского суда и ряд других. А в случае ОАЭ это был брат президента страны, наследный принц эмирата Абу-Даби и заместитель верховного главнокомандующего вооруженными силами Мухаммад бен Зайд аль-Нахайян. Второй интересный момент заключается в том, что это был не официальный визит – переговоры были проведены в Сочи, куда арабы формально приехали посмотреть на гонки «Формулы-1», проходившие с 9 по 11 октября. Очевидно, это было сделано для того, чтобы избежать лишнего внимания к этому немаловажному событию – и речь, конечно же, не о гонках. Федеральное агентство новостей попросило прокомментировать эти переговоры профессора кафедры современного востока РГГУ, арабиста Григория Косача. – Григорий Григорьевич, удастся ли России и Саудовской Аравии по итогам переговоров прийти к какому-то реальному соглашению или такие контакты будут иметь дежурный характер? – На самом деле, поездка принца Мухаммеда ибн Салмана в Сочи – это важное событие. Потому что Саудовская Аравия тем самым показала, что она не собирается закрывать дверь перед развитием процесса саудовско-российских отношений. Это важное начинание, вне всякого сомнения. С другой стороны, эта поездка, на мой взгляд, преследовала лишь одну цель. Насколько я понимаю, эта встреча была посвящена в основном важной для Саудовской Аравии задаче не допустить разгром той сирийской оппозиции, которую она рассматривает в качестве умеренной и которую она считает своим союзником, исключить российские удары по территории, которая контролируется этой «умеренной оппозицией». Собственно, сразу же после обсуждения этого вопроса саудовская делегация покинула Сочи. Но вопрос заключается в следующем. В ходе этой встречи серьезные разногласия между обеими сторонами не были преодолены. Не преодолены как в отношении сирийского президента, так и в отношении путей решения сирийского конфликта. Достижение определенного согласования действий по поводу обмена разведывательными данными – это, конечно, хорошо. Но я бы хотел заметить, что саудовская сторона не приняла это российское предложение с большой радостью в силу одного простого обстоятельства: контакты по этому вопросу будут косвенно вовлекать Саудовскую Аравию во взаимодействие с представителями официального сирийского режима, не признаваемого этой страной. Так что особых достижений я не вижу. Если посмотреть на комментарии саудовской прессы, то они остаются прежними: мы не должны прекращать переговоры с Россией, но не в силу ее экономической и политической значимости в мире, а в силу того, что она является препятствием на пути осуществления саудовских начинаний в Сирии. И сегодня, уже после завершения этой поездки и после ряда заявлений по ее итогам, саудовская пресса опубликовала заявление в характерной для нее манере так называемого «источника в министерстве иностранных дел». И этот «источник» сообщил представителям саудовской прессы – я подчеркиваю, это было опубликовано сегодня всеми саудовскими изданиями – что саудовская позиция не будет меняться в отношении конфликта в Сирии, и Саудовская Аравия будет считать себя и далее обязанной стремиться к полному выполнению положений протокола «Женева-1» (первая международная конференция по урегулированию конфликта в Сирии 30 июня 2012 года, по итогам которой было решено содействовать политической реформе в Сирии и формированию новых органов власти с активным участием оппозиции – прим. ФАН). Основной упрек Саудовской Аравии в адрес России как раз и заключается в том, что российские военные действия на сирийской территории никоим образом не сопрягаются с положениями протокола «Женева-1». И именно это обстоятельство вызывает у Саудовской Аравии опасение в связи с тем, что Россия на самом деле ведет борьбу не с «Исламским государством»*, а поддерживает режим Асада, который непременно должен уйти. – Если брать более мелкие государства – такие, как ОАЭ, Катар или Кувейт, которые если не союзники Саудовской Аравии, то, по крайней мере, дружественны ей – их политика тоже движется в этом русле или у них какие-то свои интересы? – Эта политика не совсем в одном и том же русле идет. Естественно, есть общее мнение всех членов Совета сотрудничества арабских государств Залива (в русском переводе названия этой организации залив традиционно назван Персидским, в оригинале же – просто Залив, поскольку сами арабы предпочитают называть его Арабским – прим. ФАН), который возглавляется Саудовской Аравией и в который входят все государства, которые вы перечислили. Это общее видение исходит из необходимости ухода Асада. Но есть и разногласия, которые связаны, в частности, с ролью Ирана в сирийском конфликте. Как известно, у Катара прекрасные отношения с этой страной, и он не настолько неуступчив насчет привлечения Ирана к решению сирийского кризиса. Есть особая позиция Омана, который традиционно выступал в качестве посредника в ходе подготовки соглашения по иранскому ядерному досье. Есть и другие, более мелкие детали. Но позиции этих стран совпадают в главном: Башар Асад должен уйти, и вместе с ним должны уйти все те (я цитирую), «чьи руки запятнаны в крови сирийского народа». Должен быть создан переходный совет, и именно он должен определить будущее Сирии – в частности, разработать новую сирийскую конституцию. – И последний вопрос. Может ли «Исламское государство» быть выгодно Саудовской Аравии? Ведь, согласно опросам ее населения, многие положительно относятся к такого рода идеалистическому, хоть и радикальному исламу. И вообще – нужен ли ей этот очаг напряженности в регионе или Саудовская Аравия намерена разгромить его и оставить в Сирии только дружественную оппозицию? – Еще в феврале 2013 года в Саудовской Аравии был принят закон о борьбе с террористическими организациями. Этот закон сопровождался черным списком таковых, в котором присутствуют ИГ, «Джебхат-ан-Нусра», «Братья-мусульмане»* (все три организации признаны террористическими и в РФ, и все три сражаются против Асада, причем первая сама по себе, вторая – как официальный филиал «Аль-Каиды»*, а третья – в составе «умеренной оппозиции» – прим. ФАН) и некоторые другие политические структуры. В их отношении Саудовская Аравия занимает достаточно жесткую позицию: эти структуры должны быть уничтожены. На территории Саудовской Аравии в последние два года были совершены террористические акты, которые приписываются саудовской стороной «Исламскому государству», их ячейки постоянно обнаруживаются спецслужбами на территории страны. Так что вопрос в этом отношении с официальной точки зрения однозначен: ИГ – это враг. Но есть и общественное мнение, которое недавно в полном объеме проявило себя, когда появилось заявление 52 саудовских богословов. И, конечно, этот документ имеет антироссийскую направленность, в нем говорится, что Россия, действуя вместе с шиитами, спасает алавитский режим Асада. В этом документе ИГ как враг Саудовской Аравии не выделяется, более того – оно называется в одном ряду со всеми остальными оппозиционными силами. И это важный показатель, тем более что сама доктрина ваххабитского толка, если иметь в виду наиболее последовательных представителей саудовского корпуса богословов, очень часто находящихся в оппозиции к государству, мало чем отличается от идеологических построений самого «Исламского государства». Так что есть две стороны одной и той же медали: официальная позиция и общественное мнение, во многом формируемое богословами, которые являются либо преподавателями учебных заведений, как религиозных, так и светских, где в обязательном порядке есть религиозные кафедры, либо проповедниками. Причем, что интересно, это заявление так до сих пор и не было опровергнуто официальной властью.  

    * Организация запрещена на территории РФ.

    Triangle Created with Sketch.
    Автор: Андрей Величко
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях