Лента новостей
Поиск
loop
Сирия эксклюзив
Эрдоган боится и блефует: к намечающейся ссоре Москвы с Анкарой

Эрдоган боится и блефует: к намечающейся ссоре Москвы с Анкарой

12:49  9 Октября 2015
5846

Отношения России и Турции, которые последние лет десять были весьма неплохими, а на определенном этапе, после того как президенты Владимир Путин и Реджеп Т. Эрдоган провозгласили создание «Турецкого потока», — вообще замечательными, вдруг резко испортились. Формальный повод для обострения выглядел смехотворно: речь идет об одном (как настаивает наш МИД) или двух (как утверждает Анкара) случаях залета российских самолетов из состава группировки ВКС в Сирии на территорию Турции в связи с плохими погодными условиями. Однако и без того чрезмерная реакция Анкары на эти инциденты сопровождалась такими выпадами относительно российско-турецкого сотрудничества, которые вообще не имеют отношения ни к нашим полетам, ни к самому присутствию российских войск на сирийской земле.

Эрдогана несло

Даже если какая-то обида и была нанесена, Россия в лице заместителя министра обороны Анатолия Антонова постаралась максимально ее загладить, в предельно учтивой форме пригласив в Москву руководителей военного ведомства Турции «для обсуждения предотвращения недоразумений», которые могут возникнуть в результате действий российской авиации в Сирии. Однако миролюбивый шаг Москвы не был принят: Анкара дала понять, что не считает полеты российской авиации вблизи сирийско-турецкой границы «случайностью». Сперва турецкий МИД начал чуть ли не в ежедневном режиме вызывать «на ковер» нашего посланника Анатолия Карлова для заявления ему жалоб (по словам Карлова, все ограничивалось именно устным препирательством — никакой ноты ему официально не вручали). А затем возвысил свой голос уже сам президент Эрдоган. Причем не где-нибудь, а в брюссельской штаб-квартире НАТО, на встрече с генеральным секретарем этой организации Йенсом Столтенбергом. Турецкий лидер, подзадоренный натовцем, договорился до того, что объявил: «Россия много потеряет, оставшись без такого друга, как Турция!» «Россия сейчас пытается создать базу в Сирии, и вместе с этим происходит нарушение нашего воздушного пространства. Мы не можем этого терпеть. К сожалению, в последние дни произошли события, которых мы не хотели. Это полностью противоречит принципам НАТО, об этом уже были сделаны резкие заявления, — гневался Эрдоган под одобрительное поддакивание собеседника. — И я уверен, что позиция НАТО останется неизменной. Согласно этой позиции, любое нападение на Турцию рассматривается как нападение на НАТО». Здесь уже Москве пришлось реагировать более жестко. Российский постпред при Североатлантическом альянсе Александр Грушко сделал заявление о том, что «инцидент в воздушном пространстве Турции был использован для того, чтобы включить НАТО» в информационную войну Запада против России. Одновременно Анкаре мягко напомнили, что сама Турция в прошлом не раз нарушала границы Ирака, Кипра, Армении, Греции, Болгарии, а в Сирии совсем недавно ее самолеты вообще бомбили целые районы безо всякого разрешения со стороны Дамаска. Тут бы и завершить препирательства, однако Эрдоган не пожелал останавливаться. Он выступил с новым потоком антироссийских заявлений, из которых следовало, что Анкара может пересмотреть все газовые проекты с Россией. Угроза была подкреплена констатацией: на сегодня Турция является главным покупателем российского «голубого топлива» в мире. «Лишиться Турции было бы большой потерей для России», — гордо заявил Эрдоган. От углеводородов он перешел к атомной энергетике: «Если русские не построят АЭС «Аккую», ее придут и построят другие», — бросил он в лицо Москве. Русские, дескать, вложили уже три миллиарда долларов в этот проект. «В связи с этим в интересах России действовать внимательнее», — заявил турецкий президент. И вот уже здесь реакция российских структур и ведомств оказалась различной. Если «Росатом» поспешил заявить, что корпорация традиционно высоко оценивает двусторонние отношения с Турцией и выражает искреннюю надежду на их развитие по восходящей, то, скажем, «Газпром» устами своего главы Алексея Миллера перешел к ответным угрозам. В частности, несмотря на недавние просьбы Анкары увеличить поставки российского газа на 3 млрд кубометров в год по «Голубому потоку», Миллер внятно намекнул, что минимум два миллиарда из этих трех пойдут в Турцию по «Турецкому потоку» — либо не пойдут вообще. Словом, несмотря на то, что уже и пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков рассказал, как ценит Россия отношения с Турцией, сгладить «острые углы», возникшие между двумя странами, пока не получается.

Методы восточного базара

Федеральное агентство новостей опросило экспертов с просьбой обрисовать ситуацию и спрогнозировать ее дальнейшее развитие. «Не надо путать всю Турцию и лично Реджепа Тайипа Эрдогана, — заявил в комментарии ФАН президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. — Очень многие, в том числе и в партии самого Эрдогана, его демаршем откровенно недовольны. Оппозиция прямо заявляет, что президент так возмущается потому, что под угрозой его бизнес — та нефть, которую продает ИГИЛ*. Это, между прочим, больше двух миллиардов долларов дохода, которые фактически идут на счета ставленников Эрдогана. Вот если бы у вас решили увести два миллиарда долларов — вы бы обиделись?» Впрочем, дело тут даже не столько в деньгах, продолжает эксперт. У Эрдогана, конечно, немало заслуг, но летние выборы он проиграл и предстоящие, похоже, проиграет тоже. В этом случае ему придется формировать коалицию, то есть делиться властью, что всегда очень неприятно. «Плюс курдский вопрос, который, как утверждал Эрдоган, он почти решил. Выясняется теперь, что не решил, — делится наблюдениями Сатановский. — А если сейчас армия Асада в коалиции с сирийскими курдами возьмет столицу ИГ* Ракку, у Эрдогана начнут возникать уже и внутренние проблемы. Так что, считайте, человек просто понервничал, благо оснований для этого у него хватает». Профессор факультета политологии МГУ Сергей Черняховский тоже не видит особой угрозы в последних заявлениях турецкого президента. «Просто давно пора понять, что такое прагматизм в политике, и не испытывать всяких иллюзий относительно заявлений о «вечной и нерушимой дружбе», — заявил профессор. — А также надо получше интересоваться тем, кем является твой деловой партнер. Та же Турция состоит в НАТО чуть ли не с самого создания Альянса. Кемалисты, которые ею правили десятилетиями, и генералы — соответственно ориентированная публика. Кстати, именно Эрдоган стал многое переделывать в этих отношениях: и его евроскептицизм, и достаточно независимое отношение к США, и многие внутренние реформы, которые кемалисты себе просто психологически не могли позволить, — его заслуга». Но все-таки даже при Эрдогане Турция, скорее, принадлежит к той цивилизации, которая противостоит России, утверждает Черняховский. По его словам, несколько дружеских встреч наших президентов, несколько газпромовских контрактов — этого еще слишком мало, чтобы переписать полвека антагонистических отношений эпохи НАТО — Варшавский договор. «А последние демарши Эрдогана я вообще бы отнес к методам восточного базара, — заявил политолог. — Тут и набивание себе цены, и намек на силу, и громкие заявления. К тому же не забывайте: Эрдоган — накануне важных для него выборов. Ему надо показывать свою силу, а тут, как некстати, в регионе появляется еще одна сила, которая ведет себя весьма резко». Схожую позицию занимает ведущий аналитик Российского института стратегических исследований (РИСИ) Аджар Куртов. «Турция все время пытается вести свою игру, балансируя между Россией, США и Саудовской Аравией. Каждый из этих центров силы дает Анкаре что-то полезное, какую-то выгоду от дружбы с ним. Но каждый из них имеет при этом свои интересы, которые очень часто входят в противоречие именно с турецкими интересами», - считает Куртов. По мнению аналитика, Эрдоган пытается вести свою игру, чтобы, собрав максимум выгод от всех трех партнеров, быть менее обязанным каждому из них. «Ну и конечно, налицо «восточный колорит», демонстрация себя как сильного лидера, этакого «мачо», — продолжает Куртов. — Высказывания Эрдогана в адрес России — это просто мелочь по сравнению с тем, что от него слышали председатели Еврокомиссии, а также Барак Обама, Биньямин Нетаньяху, Ангела Меркель и другие государственные деятели. Способные, кстати, и ответить — но все спускалось на тормозах». Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, разбирая энергетическую составляющую потенциального конфликта между Москвой и Анкарой, также полагает, что к риторике Эрдогана не стоит относиться всерьез. «Турецкая угроза – отказаться от российского газа – выглядит очень наивной, — считает эксперт. — За прошлый год Турция потребила около 27 млрд кубов газа большей частью российского происхождения, в этом году цифры будут примерно теми же. Туркам бы вести себя вежливо, но они вдруг стали требовать для себя скидок. А дальше и вовсе пошли попытки шантажа: мол, они будут решать, как распределять газ для южноевропейских потребителей». По словам Симонова, это разозлило, в первую очередь, Италию, которая и так «попала» из-за игр Болгарии в большую политику. В итоге было принято решение о прокладке нового «Северного потока», т. н. OPAL-2, и «трубы» через Германию до Италии. И всё: эти страны себя газом обеспечили и больше не зависят от капризных транзитеров. «А «Турецкий поток» нужен самой Турции, ну и балканским странам, — продолжает Симонов. — Зачем же там четыре нитки городить? Что касается заявления Эрдогана по поводу АЭС «Аккую», оно еще более нелепо. Строить за свой счет, да еще на столь длительный срок? Причем прибыли будут поступать много лет спустя, по мере ее эксплуатации… Не знаю, но я бы перечитал атомный контракт: уж больно эта «Аккую» попахивает коррупционным проектом». Так что, если в истории с АЭС турки и впрямь дадут России от ворот поворот, вряд ли туда вообще кто-либо придет работать, полагает Симонов.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Максим Хрусталев
Новости партнеров
mediametrics