Поиск
Лента новостей
Закрыть
Новости Сирии
Сирия: САА уничтожает боевиков «Джебхат ан-Нусры» в Хаме
Политика
Действия России и западной коалиции в Сирии: пять отличий
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Действия России и западной коалиции в Сирии: пять отличий

    19:42  5 Октября 2015  /обновлено: 16:25  26 Октября 2015
    3988

    Первая неделя боевых действий российских воздушно-космических войск против ИГИЛ1 в Сирии позади. И первое, что бросается в глаза, это эффективность боевого применения российской авиации. Со стороны может показаться, что Россия начала боевые действия совершенно внезапно, или, как говорят на флоте: «все вдруг». Но уже первые налеты российских боевых самолетов по позициям ИГИЛ показали, что мы имеем дело отнюдь не с неожиданным решением Кремля, принятым под давлением сиюминутных обстоятельств. Российская операция готовилась в Сирии давно, как минимум с начала этого лета, и об этом говорит множество обстоятельств. Прежде всего, результативность российских ударов. Стрельба «в яблочко» Буквально в ходе первых же суток, с 15:0030 сентября по 15:00 1 октября, было совершенно 28 боевых вылетов, причем восемь из них – ночных. В результате было полностью уничтожено, как минимум, 12 из запланированных целей. Учитывая, что часть вылетов были разведывательными и вспомогательными, с целью прикрытия и дублирования ударных групп, мы видим редкую для современной авиации эффективность. И что примечательно, без единой потери или повреждения с российской стороны. В остальные дни удары по террористам были так же эффективны, и снова российская воздушная группировка потерь не несла. А ведь у подразделений ИГИЛ, которые на сегодняшний день и не без помощи поддержки США превратились в регулярную армию, есть вполне эффективные средства ПВО, захваченные ими у армии Ирака. Стрельба «в молоко» Как говорят в народе: все познается в сравнении. Не Россия начала войну в Сирии, у нее были вполне осязаемые предшественники, которые так же вели «воздушную операцию» против «Исламского государства»1 (запрещено в России решением Верховного суда). И какой результат? Возглавляемая США антитеррористическая коалиция, в которую также вошли Бахрейн, Иордания, Объединенные Арабские Эмираты и Саудовская Аравия, наносила удары по позициям Исламского государства в течении целого года. По «странному» совпадению, «коалиция» начала воздушную операцию в конце сентября, но только 2014 года. За это время, согласно отчету военного ведомства США, авиацией коалиции было совершено более 2000 боевых вылетов, в основном в Ираке. Путем неимоверных усилий, коалиции удалось оттеснить боевиков ИГИЛ от Багдада, который отделяло от передовых отрядов Исламского государства всего лишь 200 километров, и отвоевать у ИГИЛ около трети захваченной ими в Ираке территории. Потери армии ИГИЛ за это время оцениваются до 20 тысяч человек и около ста танков, самоходных орудий и бронемашин. Проще говоря, не более двух бойцов и 0,05 боевой машины за один боевой вылет. Каждый, из которых, кстати, стоит не менее 50 тысяч долларов США. Не был уничтожен ни один значительный объект террористов и ни один из их лидеров. Время контрастов Итак, в чем же разница? Почему действия союзников по коалиции, возглавляемой страной с самой большой в мире армией, основной ударной силой которой является именно авиация, оказались столь неэффективны? 1. США достаточно долго вели переговоры о создании антитеррористической коалиции со своими будущими союзниками. Было много риторики, много громких заявлений, и боевые действия были начаты буквально в течение одной недели после подписания соответствующих документов. Однако. С первых же часов операции стало ясно, что войска коалиции не имеют сколь-нибудь подробного плана операции, слабо скоординированы, а главное весьма отдаленно представляют, с кем они имеют дело. Ставка была сделана скорее на психологический эффект, попытку деморализовать бойцов «Исламского государства», а не нанести им сколь-нибудь существенные потери. В результате плохо налаженной разведки львиная доля «коалиционных» воздушных ударов наносится по небольшим, малозначимым объектам, подчас и вовсе «мимо». Это приводит к потерям среди мирного населения. Собственно это обычный почерк США и их союзников. Например, 3 октября «точечным ударом» контингента НАТО в Афганистане был уничтожен госпиталь «Врачей без границ» около города Кундуз. Из успехов можно назвать уничтоженные 4 октября в Сирии американским беспилотном два экскаватора. Очевидно принадлежащих войскам «Исламского государства». Российская армия долго и тщательно готовила свою операцию, сосредоточившись, прежде всего на военной, а не пропагандистско-политической ее части. Прежде всего, это касается разведывательных мероприятий. Россия максимально расширила военные контакты со всеми своими союзниками, обзавелась разветвлённой разведывательной сетью, о чем свидетельствует точечный характер ударов с высокой эффективностью. Российская сторона заблаговременно, задолго до начала боевых действий составила перечень целей и оценила степень их важности, приоритетности и возможный негативный эффект для боевиков. В случае их уничтожения. 2. Если оценить тактику американской армии со времен первой операции «Буря в пустыне», мы увидим не много изменений. Ставка по-прежнему делается на массированные авиационные удары с высоких дистанций, чаще даже без захода в зону ПВО противника с использованием дорогостоящего высокоточного оружия. В последнее время популярной стала «война беспилотников». И то и другое приводит к низкой эффективности и частым ошибкам в идентификации целей. То же касается и новой техники и вооружения. Ставка на «чудо-оружие» в виде F-22 Raptor и F-35 Lightning II и вовсе не оправдалась. Сверхдорогие в разработке и эксплуатации машины оказались «сырыми» и недоведенными. Кроме того, они предназначены скорее для действий против равноценного противника, а не групп террористов, несут сверхдорогое оружие, для которого просто нет целей в антитеррористической операции. Точнее цели есть, но их надо искать и эти цели находятся не на поле боя. Но к этому мы еще вернемся. А фактически антитеррористическая коалиция ведет боевые действия вооружением и техникой 70-х годов. То есть американцы и их союзники так и не смогли приспособиться к тактике террористов и надеются вести войну «чужими руками». Входя второй раз в Ирак, они, с маниакальной последовательностью, повторили все ошибки первого раза, а затем повторили их в Афганистане. И снова прибегли к этой же тактике в Ираке, Ливии и Сирии. В народе это называют: «грабли». Российская армия показала, что умеет быстро учиться, извлекать уроки из прошедших кампаний и делать соответствующие выводы. Достаточно вспомнить «августовскую» войну 2008 года в Южной Осетии. Тогда российские ВВС потеряли шесть боевых машин: три Су-25, два Су-24 и один Ту-22М3. Если Су-25 является штурмовиком, имеет дозвуковую скорость и вынужден действовать с малых высот, что уже ставит его в весьма уязвимое положение, то Су-24 и Ту-22 – это сверхзвуковые бомбардировщики, с большими возможностями для преодоления ПВО противника. Для войны, которая длилась всего четыре дня, такие потери - настоящая катастрофа. Однако сейчас российские ВВС, а точнее Воздушно-космические войска, подошли к вопросу гораздо серьезнее и учли не только свои ошибки, но и ошибки «западных партнеров». В строю появились новые машины, такие как ударный фронтовой бомбардировщик Су-34, были значительно модифицированы истребители Су-35 и штурмовики Су-25. Для них разработаны новейшие боеприпасы, причем упор сделан не на их высокотехнологичной дорогой «начинке», а на оптимальной эффективности, приемлемой стоимости и приспособленности к современным войнам «малой интенсивности». Именно таких, которые и идут сейчас на Ближнем Востоке. Кроме того, особая роль в российской армии уделена сейчас связи, средствам радиоэлектронной борьбы и разведки. Слабость которых, кстати, была выявлена в том же южно-осетинском конфликте 2008 года, когда командиры подразделений зачастую вели переговоры чуть ли не по мобильной связи. Сейчас возможность радиоперехвата переговоров со стороны ИГИЛ учитывается уже в ходе планирования вылета. 3. Западная коалиция не особо щепетильна с выбором целей, да и вообще не «заморачивается» с этим вопросом. В конце концов, пилоты стреляют во все, что шевелится, стараясь побыстрее избавиться от боеприпасов и убраться из боевой зоны «от греха подальше». Летчики не любят рисковать, аналитики и разведчики – думать, а генералы – отчитываться о потерях. Пентагон и вовсе предпочитает «путь наименьшего сопротивления»: зафиксировать факты применения огнестрельного оружия, найти скопление людей, желательно в чалмах, а если повезет, кричащих «алахакбар», и нанести удар. К подобной тактике, как и к потерям вообще, террористы крайне нечувствительны, и она не приносит ощутимых результатов. Что мы и видим на практике. Российские военные справедливо рассудили, что гоняться на самолетах за одиночными бойцами с автоматами, как это делает коалиционная авиация, и глупо и бесполезно. Была избрана другая тактика, нащупано «слабое место» армии «Исламского государства». Как и у любой армии, которая имеет черты организованных регулярных формирований, главную роль в ней играет инфраструктура, от которой зависит снабжение, разведка, связь и управление (они, кстати, в армии «Исламского государства» находятся на весьма высоком уровне). Именно поэтому первые же удары были нанесены по бункерам управления, складам с вооружением, центрам связи. В частности, одним из первых был уничтожен завод по производству взрывчатки севернее Хомса, а затем узел связи и командный пункт террористов в этой же провинции, а также замаскированная стоянка танков Т-55. Уже сейчас это привело к панике и увеличению количества дезертиров среди боевиков. И вот уже правительственные войска готовятся к штурму контролируемой «Исламским государством» Пальмиры. До этого позиции ИГИЛ почти месяц безрезультатно бомбила авиация антитеррористической коалиции. 4. Каждое свое внешнеполитическое действие США и их союзники сопровождают мощной, а главное, долгой пропагандисткой «шумихой». Поэтому, к тому моменту, когда США решаются, наконец, начать боевые действия, об их намерениях и планах не знает разве что зулусы в провинции Квазулу-Натал. И то не факт. Россия не стала делать шоу из своей военной операции и сопровождать ее фанфарами о мировой террористической опасности. Именно поэтому решение России нанести авиаудары по позициям ИГИЛ в Сирии произвело эффект разорвавшейся бомбы. И в прямом и переносном смысле. Уже утром 1 октября, то есть менее чем через сутки после начала операции, мировые СМИ разразились буквально потоком возмущенных воплей, а политики западных стран – требованием к России все это прекратить и не трогать «бедных умеренных террористов». 5. Ну, и наконец, самое главное. Войска коалиции просто не хотят никаких решительных действий ни против ИГИЛ, которых они фактически взрастили, ни против других. России выгодно решение ближневосточного кризиса. Особенно России выгодно вернуться на Ближний Восток в качестве влиятельного игрока. Время и место выбраны крайне удачно.

    1 Организация запрещена на территории РФ.

    Автор: Олег Денежка
    Включить уведомления в Вк
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть