Поиск
Лента новостей
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Пухлый коротышка на розовом велосипеде изнасиловал женщину под Петербургом
Весь мир
Мир не во всем мире: почему США не хотят договариваться с КНДР
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Мир не во всем мире: почему США не хотят договариваться с КНДР

    18:30  2 Октября 2015  /обновлено: 16:36  26 Октября 2015
    520

    Глава северокорейского МИД в ходе своего выступления на Генассамблее ООН призвал Соединенные Штаты к заключению мирного договора по итогам Корейской войны 1950-1953 годов. Помогут ли США умиротворить неспокойный полуостров? По словам министра иностранных дел КНДР Ли Су Ёна, «правительство КНДР готово провести конструктивный диалог для предотвращения войн и конфликтов на Корейском полуострове, как только Соединенные Штаты согласятся заменить соглашение о перемирии (полноценным) мирным договором». Федеральное агентство новостей попросило прокомментировать это заявление и его возможные последствия ведущего научного сотрудника Центра корейских исследований Института Дальнего Востока РАН Константина Асмолова. – Константин Валерианович, что означает инициатива Северной Кореи – это словесная уловка или реальный шаг с какими-то серьезными последствиями? – Наша демократическая пресса имеет привычку любые северокорейские заявления сразу же отметать как неконструктивные. Хотя можно обратить внимание, что северяне гораздо более настроены на диалог, гораздо более договороспособны, чем это кажется массовому сознанию. Когда в августе было обострение, которое закончилось хорошо, северяне же предложили переговоры, а не южане. Непосредственно по поводу предложения Ли Су Ёна – оно на самом деле как бы разделяется на две части. Первая – это необходимость установления каких-то контактов. Дело в том, что стран, которые не признали Северную Корею, не так много. Это, конечно, Южная Корея, Япония и еще несколько стран. То есть, КНДР с технической точки зрения отнюдь не находится в тотальной международной изоляции. Просто, например, посольство Швеции выполняет функции посольства США, которые не имеют дипломатических отношений с Северной Кореей. Но понятно, что северяне хотели бы все-таки добиться установления дипотношений, тем более что есть такая важная деталь. Первый виток урегулирования ядерного кризиса, когда было подписано так называемое «Рамочное соглашение» (договор 1994 года между КНДР и США о том, что северокорейцы отказываются от «военного атома» в обмен на помощь в сфере энергетики – прим. ФАН). Там в числе того, что Север должен был получить за замораживание ядерной программы, было установление дипломатических отношений. Но Соединенные Штаты тогда большую часть своих обязательств не выполнили. В принципе, это касалось еще более ранних вещей. Дело в том, что, когда Советский Союз был готов был признать Республику Корея, изначально планировалось именно перекрестное признание, когда мы признаем Юг, а американцы признают Север. Этого не было сделано и тогда. Второй момент – это необходимость как-то зафиксировать и урегулировать итоги Корейской войны. Вот как, по-вашему: между кем и кем было подписано перемирие в 1953 году? – Видимо, между двумя Кореями… – А вот и нет! Северная Корея перемирие подписала. Китайские добровольцы (замечу, именно добровольцы, а не официальный Китай) перемирие подписали. С южной стороны перемирие подписала ООН, поскольку американцы формально были не под своим флагом, а под флагом войск ООН, хотя они составляли в этих войсках больше 80%. А Южная Корея соглашение о прекращении огня не подписала, потому что на том этапе по одиозности и тоталитарности их превосходил Север, и собиралась воевать до конца. И по прямому приказу президента Ли Сын Мана южнокорейский представитель отказался ставить там подпись. И поэтому меня всегда умиляли разговоры: какой ужас, Северная Корея грозит выйти или уже вышла из этого соглашения о прекращении огня! В то время как Юг его вообще не подписывал. Ну и, кроме того, тогда КНДР была отдельно, а ООН – отдельно, а сейчас обе Кореи – члены ООН. То есть, как вы понимаете, необходимость в каком-то документе, который бы зафиксировал итоги войны на международном уровне, действительно назрела. Просто в 53-м планировалось, что будет прекращение огня, дальше в 54-м будет международная конференция в Женеве, которая расставит все точки над i. Но на фоне холодной войны конференция провалилась, и так все это и закончилось. – Скажите, а то, что Япония недавно разрешила своим войскам действовать за рубежом, это может привести к обострению ситуации в регионе применительно к Корее? – Не столько к обострению, сколько к общей напряженности. Потому что одно дело – когда речь пойдет непосредственно о применении войск, но тут дело в другом. И в Китае, и в обеих Кореях антияпонизм – это очень важный элемент государственного мифа. И поэтому, естественно, подобные решения вызывают громкие вопли о том, что Япония пытается пересмотреть итоги Второй мировой войны, наплевали на Девятую статью (статья в Конституции Японии, согласно которой страна отказывается от любых боевых действий и формально не создает вооруженные силы – прим. ФАН) и так далее. Между тем, вероятность того, что Япония начнет самостоятельные действия, не в связке с США, пока весьма мала. – И напоследок такой вопрос. Как вы в целом оцениваете тенденции к сближению двух Корей вплоть до их объединения? – Понимаете, в чем дело: сближение ведь предполагает, что обе стороны идут навстречу друг другу, и каждая сторона готова чем-то пожертвовать. Юг жертвовать ничем не хочет. Все его предложения по так называемому «процессу доверия» много чего говорят о том, что и как должен сделать Север и ничего – о том, что и как должен сделать Юг. Тут картина такая. Пак Кын Хе (президент Южной Кореи – прим. ФАН) – конечно, не самый радикальный консерватор. Среди консерваторов она по своим взглядам скорее умеренный политик. Но на нее с одной стороны давят более правые, а с другой – ее не признает радикальная оппозиция. Это как если бы у нас, допустим, внук Сталина был бы руководителем, то в него бы тыкали дедушкой по любому поводу – и когда можно, и когда нельзя (имеется в виду, что она является дочерью президента Республики Корея в 1963-1979 годах Пак Чон Хи, который не только провел масштабные экономические реформы, но и обвиняется в диктатуре и массовых репрессиях – прим. ФАН). Понятно, что на Юге очень любят рассуждать о скором объединении, но когда умер Ким Ир Сен (в 1994 году – прим. ФАН) или даже еще раньше, очень известный американский автор Николас Эберштадт – у него еще была статья про то, что Россия скоро вымрет – написал замечательную статью про грядущий конец Северной Кореи, где очень четко объяснял, почему ее тоталитарный режим очень скоро развалится. Книга с тех пор выдержала два или три переиздания, в каждом из которых говорилось, что уж теперь-то точно не пройдет и двух-трех лет, как Северная Корея развалится. Но есть целый ряд причин того, почему этого не происходит и почему неприемлем ни германский вариант, ни вариант «цветной революции». Однако это требует очень долгих и развернутых объяснений.  

    Автор: Андрей Величко
    Загрузка...
    Triangle Created with Sketch.
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях