Путин переиграл даже Марс: Запад вынужден слушать "страшного русского"

Путин переиграл даже Марс: Запад вынужден слушать "страшного русского"

29.09.2015 15:31
1833

Мировая реакция на речь Путина в ООН: грязь, надежды и стереотипы

Выступление президента России Владимира Путина с трибуны Генассамблеи ООН дает шанс зарубежным партнерам пересмотреть свои отношения с Россией, считают российские политологи. К речи российского лидера на Западе отнеслись настолько неоднозначно, что против нее даже пытались применить довольно экзотические политтехнологии. В то же время призывы забыть о разногласиях и объединиться перед лицом общего врага были услышаны и на Западе, и на Ближнем Востоке. По словам экспертов, конструктив речи Путина удивил даже скептиков.

Путин все сказал, как есть

Нью-йоркский спич Владимира Путина уже сравнивают с его прошлыми речами как российские эксперты, так и представители зарубежных медиа. По словам политолога Евгения Минченко, главная черта всех речей российского президента — умение назвать вещи своими именами. «Владимир Путин сам сказал: «Я не дипломат и говорю, как есть». Поэтому его выступление было достаточно откровенным, — считает политолог, — и оно не сильно отличается по тональности от его мюнхенской речи 2013 года или валдайской речи 2014 года. При этом Путин говорил конструктивно: давайте выстраивать разрушенные связи и не будем трогать то, что работает. Особенно позитивно, конечно, было воспринято предложение об антиигиловской коалиции и ее сравнение с антигитлеровской». Критики российского президента, ожидавшие как минимум вторую «кузькину мать» с трибуны ООН, остались даже расстроены, уверен Минченко. «Вспомните: во время холодной войны говорили не «СССР», а «Россия», и демонизированный образ русских накачивался очень долгое время. Поэтому страх перед ним очень легко возродить, — рассуждает эксперт. — Путин подходит на роль «пугалки», особенно для американских граждан. В то же время я читал удивленные комментарии: наблюдатели думали, что речь будет более жесткой». По словам политолога, это ощущение сложилось из-за смещенных акцентов: «Все-таки мюнхенская речь была более узконаправленной. В ней говорилось о взаимодействии России и Запада, в частности России и НАТО».

Такой грязи в западных СМИ не было никогда!

«Путин последователен. Он предлагает те же принципы, что в мюнхенской речи и на Валдае», — согласен депутат Вячеслав Никонов. Другое дело, жалуется парламентарий, как это подается в зарубежных медиа: «В западной прессе все воспринимается скептически или фильтруется как якобы повторяющееся или неважное. Я читаю американские газеты ежедневно с 1976 года — такой лжи и грязи не было никогда. Изменить это невозможно». В частности, Никонов возмутился тем, что в прессе сравнивают российских и украинских дипломатов, покинувших зал Генассамблеи во время выступления Петра Порошенко и Владимира Путина соответственно. «Я не понимаю слов в прессе о симметричном ответе украинской делегации после ухода российских представителей. Президент Петр Порошенко вне протокола и заявленной темы начал с места говорить что-то о «российских агрессорах», и тогда зал покинул наш постпред при ООН Виталий Чуркин, а не вся делегация», — заметил парламентарий. Украинские представители во главе с президентом вышли из зала во время юбилейного заседания Генассамблеи еще до выступления Владимира Путина — и вот это уже был запланированный демарш, заявил Вячеслав Никонов. Даже вода, найденная на Марсе, является политтехнологией, уверен парламентарий: «Ситуация беспрецедентная. Россия находится в информационной изоляции на Западе, ее замалчивают. Речь на Генассамблее ООН — редкий случай прорвать блокаду. Но ее так не хотели освещать, что синхронизировали выступление Путина с «нахождением воды» на Марсе. Естественно, все газеты выдвинули тему Марса на первые полосы, а Путина задвинули куда-то в середину».

Ближний Восток приветствует возвращение России

Важнейшая часть выступления российского лидера касалась ситуации в Сирии, поэтому реакция этого региона интересна не менее западной. Как отмечает востоковед и политолог Виталий Наумкин, несмотря на смешанные отзывы, важность речи отметили на всем Ближнем Востоке. «Выступление Путина произвело сильное впечатление на всех — никто не молчал, — свидетельствует эксперт. — Тема России — это тема номер один на Ближнем Востоке, даже в тех государствах, которые завязаны на США в сфере безопасности». При этом в анализе реакции нужно учитывать и особенности региона: некоторые страны могут испытывать неприязнь не к Путину или России, а к ее странам-союзникам, считает Наумкин. «Есть достаточно злобные комментарии. Но это связано не с антироссийским компонентом в регионе. Это связано прежде всего с международным расколом — взять хотя бы взаимную неприязнь Ирана и Саудовской Аравии», — полагает востоковед. В некоторых случаях призывы России к совместной борьбе с терроризмом пытаются представить как попытки расширить свою сферу влияния, но эта стратегия не принесет успеха, уверен Наумкин: «Все это воспринимается как раз позитивно: Россия возвращается в регион. Никто не хочет впасть в тотальную зависимость от США, здесь не должно быть одного центра влияния».

Коалиция — ключ к взаимопониманию

Эксперты отмечают некоторые противоречия в оценке речи российского лидера. С одной стороны, Запад по инерции продолжает критиковать «страшных русских». «Ранее на Западе можно было различить СМИ по идеологической направленности: вот либеральное, вот консервативное издание, — считает Никонов. — Сейчас все СМИ пишут одинаково, различий особых нет. И по выступлению Владимира Путина комментарии более-менее одинаковы». С ним соглашается и Минченко: «Все же общая тональность — критичная или умеренно критичная». С другой стороны, российский лидер озвучил то, что все боялись произнести вслух: Россия может сыграть ключевую роль в решении ближневосточного кризиса, и предложение об антитеррористической коалиции способно стать первым шагом к преодолению международного непонимания. «Я был в западных странах и не почувствовал какого-то антироссийского накала. Нет никого, кто выступал бы против совместной борьбы с терроризмом на Ближнем Востоке. Кроме заинтересованных лиц, конечно», — резюмирует Вячеслав Никонов. Наши противники стали говорить о «втором Афганистане», отмечает Наумкин. Однако тот факт, что Россия выносит вопрос борьбы с терроризмом на международный уровень и не посылает свой контингент воевать, играет нам на руку, полагает эксперт.  

Владимир Карпухин
Сирия: ВВС коалиции увеличили интенсивность ударов по Ракке
Закрыть