Дух Шаолиня, ее величество Будда и храм святого чиновника

Дух Шаолиня, ее величество Будда и храм святого чиновника

26.09.2015 12:10
852

Поток китайских туристов, приезжающих посмотреть на российские достопримечательности, растет с каждым годом. В этом легко убедиться и в центре Петербурга, и в его пригородах. Например, в Петергофе китайских посетителей уже всерьез именуют «кормильцами»: при ощутимом снижении числа западных гостей, восточные путешественники помогают сохранить уровень доходов самого музея-заповедника и его сотрудников. Но китайцы – не только любознательные гости, но и очень радушные хозяева. Туристам, приезжающим в КНР не для лежания на пляже, откроются удивительные по красоте места, связанные с многотысячелетней историей этой страны. В этом убедилась группа петербургских журналистов, побывавших в Китае по приглашению Генерального консульства КНР в Санкт-Петербурге. В ее составе был и корреспондент Федерального агентства новостей.

Город Ж

Из глобализированного Пекина наш путь лежал в историческое сердце Китая – самую многонаселенную провинцию Хэнань. Только представьте: на площади в 166 тыс. кв. км (что примерно равно территории Приморского края РФ) живет 106 млн китайцев (данные 2013 г.). Это, как если бы две трети россиян взяли и переехали жить в Приморье. В котором сегодня, к слову, количество населения не дотягивает и до двух миллионов человек. Добираться до Чжэнчжоу – административного центра провинции Хэнань – удобнее всего на высокоскоростном поезде с Западного вокзала Пекина, крупнейшего в Азии. Дорога Пекин-Гонконг, которая проходит через Хэнань, почти прямая, а ход поезда столь плавный, что просто не веришь своим глазам, когда на табло в вагоне высвечивается цифра скорости, превышающей 300 км/ч. И только уцепившись взглядом за какую-то деталь за окном, осознаёшь, что пролетаешь над китайской равниной 85 метров за секунду! Кстати, с этими самыми деталями проблем нет: вы не увидите ни одного пейзажа, в котором не присутствовали бы дела рук человеческих. Никаких вам девственных лесов, полей и рек. На реках – мосты, плотины и суда, на полях зреет урожай и работает сельхозтехника, ну, а лесов в этой части Китая просто нет. Стоимость билета 1-го класса на скоростной поезд Пекин-Чжэнчжоу – 495 юаней ($80). Через 2,5 часа после выезда из столицы Чжэнчжоу встречает гостей вокзалом, который внутри неотличим от современных международных аэропортов. В этом семимиллионном городе на реке Хуанхэ, возраст которого 3500 лет, вообще стараются быть модными и продвинутыми во всём. Высотные отели и бизнес-центры, прекрасные дороги, но главное – уникальные транспортно-логистические возможности Чжэнчжоу сделали его одним из самых перспективных центров КНР. Город расположен на стыке путей с севера на юг и с востока на запад Китая, а его роль крупнейшего железнодорожного узла, как иероглифом, можно изобразить всего одной русской буквой «Ж». Из Чжэнчжоу до Гамбурга – чрез Казахстан, Россию, Белоруссию и Польшу – еженедельно уходят грузовые составы с китайскими товарами для Западной Европы. Такие же составы идут и до Москвы, городов Восточной Европы. А в самом Чжэнчжоу создан бондовый (беспошлинный) логистический центр, где китайские экспортные товары соседствуют с продукцией ведущих западных брендов. Иногда это соседство выглядит забавно: рядом со сковородками и кастрюлями – автомобили Porsche и Jaguar, а китайскую фляжку из тыквы можно купить, облачившись в костюм или платье от кутюр. В Чжэнчжоу расположен и знакомый жителям российских городов своей продукцией автобусный завод Yutong. Российским гостям на заводе пожаловались на резкое снижение закупок автобусов российскими покупателями в связи с падением рубля и другими кризисными явлениями в экономике. А тем временем китайский автопром налаживает выпуск машин, удовлетворяющих строгим нормам экологического стандарта Евро-5 и создает автобусы с гибридными и электродвигателями. Высокотехнологичная промышленность, инфраструктура и транспорт – это здорово, но туристы в Хэнань едут не за этим. Их интересуют, прежде всего, исторические достопримечательности. И в них недостатка нет. В провинции, ставшей колыбелью китайской цивилизации, находится почти десять древних столиц различных императорских династий, а кроме того – необычайно ценные культурные объекты. Один из них – комплекс буддийских пещерных храмов «Гроты Лунмэнь», вблизи города Лоян.

Что общего у Будды и Екатерины II

«Врата Дракона» - так переводится китайское название находящегося под охраной ЮНЕСКО комплекса – расположены в скалах вдоль живописного берега широкой реки Ихэ. Для приверженцев буддизма – это одно из священных мест их религии, где ее ключевые образы воплощены в высокохудожественной форме; для историков и археологов – уникальный научный материал под открытым небом. А автор этих строк увидел в Лунмэне памятник трудолюбию и последовательности обитателей этих мест. А еще - человеческой природе, которая не слишком меняется в зависимости от времен и континентов. 2345 искусственных пещер и нищ, почти 100 тысяч статуй – от крохотных до многометровых, около 3 тысяч рельефных изображений, как на религиозные, так и на светские сюжеты – всё это великолепие создавалось на участке в 1 км на протяжении более чем 400 лет – в середине и второй половине I тысячелетия нашей эры. Менялись императоры и династии – а храмовый комплекс не был заброшен ради новой имперской стройки, как нередко случалось с европейскими храмами, а пополнялся всё новыми гротами и скульптурными изображениями Будды. Самым главным из них является 17-метровая статуя Будды Вайрочаны, олицетворяющая чистоту помыслов и умиротворение. Величественное изваяние открывается посетителям, только когда они поднимутся по высокой лестнице (но прекрасно видно проплывающим по реке). Взглянув на Будду после храмовых пещер, испытываешь примерно то же трепетное чувство сопричастности к мировой истории, что и при виде Сфинкса на фоне пирамид Гизы. Успокоив пульс от подъема по лестнице и столкновения с вечностью, замечаешь у Будды женские черты лица. Сопровождающий экскурсовод подтверждает догадку: божеству намеренно придали сходство с великой женщиной – единственной в истории Китая титулованной императрицей У Цзэтянь, правившей своей страной целых 40 лет. В биографии У Цзэтянь было много общего с другой женщиной на троне – российской императрицей Екатериной II. Хотя, пожалуй, китайской властительнице пришлось пройти еще более крутой маршрут. Будучи наложницей в гареме императора Тайцзуна, она смогла очаровать его сына. После смерти Тайцзуна 25-летнюю У Цзэтянь сослали в буддийский монастырь, откуда ее забрал верный любовник, ставший к тому времени императором Гаоцзуном. Уже познавшая секреты политических страстей и религиозного смирения, молодая женщина добилась отстранения от власти супруги императора, обвинив ее в убийстве ребенка, заняла ее место подле императора, а после смерти последнего, жестоко расправившись с конкурирующими кланами, долгие десятилетия находилась у власти, заслужив у подданных уважительное имя «Небесная государыня». У Цзэтянь была высокообразованной правительницей, увлекалась поэзией, покровительствовала искусству. А еще – окружала себя фаворитами и не останавливалась ни перед чем ради сохранения своей власти. Под горячую руку императрицы попал и ее собственный сын, на короткое время допущенный к трону. Полный достоинства и внутреннего спокойствия образ Будды в Лунмэне, в окружении небесной и земной челяди, увековечил память об императрице, запретившей потомкам писать какие-либо слова на своем надгробии. Действительно, посмотрев на рукотворные гроты Лунмэня, понимаешь всё без слов. Стоимость билета в «Гроты Лунмэнь» - 120 юаней ($20).

«Корпорация Шаолинь»

Поездка в легендарный буддийский монастырь Шаолинь вблизи города Дэнфэн – такая же обязательная тема для туриста в Хэнани, как посещение Кремля в Москве или Эрмитажа в Петербурге. Памятуя о нещадной эксплуатации образа Шаолиня и его обитателей голливудским и китайским кинематографом, можно было заранее предположить, что мы увидим такой «китайский диснейленд», в котором абсолютно всё поставлено на коммерческую основу. В принципе, предчувствия не обманули – но с одной важной поправкой. Магия Шаолиня имеет все же не коммерческую основу. Она складывается из удивительного сочетания природной красоты этого места, с трех сторон окруженного живописными многоглавыми горами, и того, что в России принято называть «намоленностью». Многие поколения монахов культивировали в Шаолине не только навыки владения телом и боевые искусства, но и систему моральных принципов и отношений между людьми. Именно за это нематериальное богатство Шаолинь был признан объектом всемирного наследия. Тем более, что нынешние постройки монастыря во-многом новодельные: обитель была сожжена и разрушена в 1928 году в период гражданских войн и восстановлен лишь в конце 1980-х годов. Стоимость входного билета в Шаолинь – 100 юаней ($16). Настоящие следы времени обязательно обратят на себя внимание гостей. Например, старые деревья, отверстия в коре которых пробиты пальцами шаолиньских адептов кунг-фу. Или вмятины на каменном полу одного из древних храмов, образовавшиеся на месте ежедневного многовекового приземления «летающих» монахов. В целом Шаолинь сегодня – это всего 270 монахов и целая гроздь школ ушу, кунг-фу и тайцзицюань, в которых обучается несколько тысяч человек, приехавших из Китая и со всего мира. В основном – молодые парни и девушки, но есть и состоявшиеся люди среднего возраста, и пенсионеры: познавать тайны Шаолиня никогда не поздно. Если, конечно, на это есть деньги: средняя стоимость годового курса – 15 тысяч юаней ($2380). А чтобы стать мастером и собрать вокруг себя собственных учеников, учиться придется не один год. Тем же, кто пока не готов посвятить часть своей жизни овладению древними практиками, в Шаолине предложат незабываемые зрелища. Во-первых, это выступления воспитанников школ боевых искусств, которые показывают как природу происхождения различных стилей кунг-фу, восходящих к движениям различных животных, так и те недоступные обычному человеку навыки, которым их научили мастера Шаолиня. Во-вторых, это красочное музыкальное шоу под открытым ночным небом, естественными декорациями для которого становятся две горы, луна и звезды. Сотни артистов и музыкантов (а также стадо овец, собаки и лошади) представления «Шаолинь-цзен» воссоздают историю этих мест, переживавших кровопролитные войны и возвышение человеческого духа, раскрывают истоки и основные принципы чань-буддизма. Читатели ФАН могут оценить один из фрагментов такого показательного выступления. А свежий горный воздух, пробирающий зрителей даже сквозь согревающие шинели, окончательно усмиряет в вас тот критический настрой, с которым, возможно, вы приехали в Шаолинь. В какой-то момент, когда последние звуки труб, барабанов и голосов уносятся к небесам, вам непременно захочется навсегда остаться в Шаолине. Если достигнешь просветления созерцанием, Навсегда станешь спокойным. Ты поймёшь, что вечное и преходящее, Расцветающее и увядающее, Хорошее и плохое – Всего лишь иллюзии твоего сознания... Стоимость самых недорогих билетов на шоу «Шаолинь-цзен» - 170-200 юаней ($27-$30).

В Кайфэне, сегодня мы с тобой в Кайфэне…

Именно такое игриво-расслабленное настроение навеял этот оживленный город-праздник на востоке провинции Хэнань, одна из восьми древних столиц Китая. Почему-то сразу чувствуется, что люди здесь получают удовольствие от жизни, а не только делают карьеру и деньги. Секрет, наверное, в том, что Кайфэн – это большой этнографический и природный заповедник, а его жители – своеобразные актеры в исторических и «новодельных» интерьерах. И они получают кайф от своей игры! До наших дней из глубокой древности дошла выполненная на большом шелковом полотне картина «Праздник Цинмин на реке Бьянхэ». На ней художником Чжан Цзэдуанем подробна изображена городская жизнь Бяньляна (прежнее название Кайфэна) времен Сунской династии. Как часто бывает с культовыми полотнами, картина была повторена во множестве копий и барельефов, стала частью официальных и домашних интерьеров, разошлась по Китаю и миру на вазах, платках, веерах и прочих бытовых предметах. Но китайцы умеют перещеголять всех даже в искусстве подражания. Они взяли и воплотили сюжет картины в реальности – в виде одноименного этнографического парка в историческом центре Кайфэна. Этот парк наполнен приветливыми мужчинами и женщинами в причудливых костюмах, аутентичными старинными повозками и наездниками на лошадях, артистами традиционного китайского цирка, живыми скульптурами и шаманами, огнедышащими факирами и мастерами традиционных ремесел, прямо на глазах туристов, вышивающих по шелку, рисующих узоры кистью по бумаге или выдувающих фигурки людей и животных из сахарной смеси. От этого мощного потока позитива и креатива теряется ощущение времени, китайская речь звучит как родная, и постепенно сам начинаешь ощущать себя персонажем ожившей картины «Праздник Цинмин на реке Бьянхэ», включаясь в увлекательную игру взаимных улыбок, разгадывая секреты уличных фокусов, торгуясь в лавках за скидку в пять юаней и делая селфи на фоне пагод.

Не воруй – и тебе посвятят храм

Кайфэн знаменит не только парком одной картины, но и необычным по своей природе Храмом предков Баогун. Это единственный в мире культовый комплекс, посвященный светлому образу… честного чиновника. У этого мифологического народного героя есть вполне конкретный исторический прототип – судья Бао Чжэн (999–1062 гг.), который вершил правосудие в Кайфэне во времена династии Сун. Он был настолько справедлив и неподкупен, что после смерти удостоился не только храма, но и вошел в народные эпосы и литературные произведения под именем «Князь Бао» (Баогун). Он решает, кто прав, кто виноват уже не на земле, а на небесах. И помогает ему в этом «детектор лжи» - грозный единорог, безошибочно отличающий правду от лжи. На камне, стоящем во дворе храмового комплекса Баогун, написано изречение Бао Чжэна, уже десять веков являющееся моральной максимой для всего китайского чиновничества: «Справедливость рождает бескорыстие». Ну, а для тех, кто попирает закон, и в древнем Китае, и в современной КНР есть действенные способы приведения в чувство. Весьма символичным напоминанием об этом стала историческая реконструкция средневековой тюрьмы – прямо на территории храмового комплекса честному чиновнику. Так «пряник» прижизненной народной любви и посмертной канонизации гармонично дополняется «кнутом» сурового узилища. Жаль, что в России нет подобного храма. …А наша дорога из сердца Китая лежала по маршруту Великого шелкового пути – на запад, где нас ждали новые открытия. Но об этом – в следующий раз.  

Владислав Краев
Криминальный авторитет Ахмед Сутулый пойман в московском ресторане
Закрыть