Беженцы изменят Запад до неузнаваемости

Беженцы изменят Запад до неузнаваемости

25.09.2015 17:57
1078

Беженцы на вокзале Келети, Будапешт.

Федеральное агентство новостей предлагает перевод статьи Лоуренса Дэвидсона (Lawrence Davidson) «Закат западных национальных государств» (DeclineofWesternEthnicStates). Статья опубликована 24 сентября на сайте Consortiumnews.com. Развязанные неоконсерваторами войны на Ближнем Востоке спровоцировали демографический прилив в Европу беженцев из Сирии, Ирака, Афганистана, Ливии и других раздираемых войной стран. Несмотря на политическое сопротивление, этот наплыв неизбежно изменит этнический облик всего континента, считает Лоуренс Дэвидсон. Если бы у нас была возможность в 1900 году попросить образованных граждан Европы описать идеальный политический строй, они бы выделили одну характеристику – однородные национальные государства. То есть – Франция для французов, Германия для немцев, Италия для итальянцев, и тому подобное. Они бы подметили исключения, но описали бы их как нестабильные. Например, в то время Австро-Венгерская империя была в этническом отношении очень разнообразной, но при этом политически нестабильной страной. Первая мировая война и стремление наций к самоопределению и независимости разорвали эту многонациональную центрально-европейскую империю на отдельные мелкие государства. По правде говоря, даже те государства, которые считали себя этнически едиными, состояли из многих региональных меньшинств, но это вызывало лишь, как правило, незначительные внутренние трения и позволяло им сохранять относительную однородность. Этнически единое национальное государство было "идеальным государством" почти для каждого. Этот стандарт однородности начал разрушаться после Второй мировой войны. Одновременно развал Британской империи привел к тому, что однородность европейских наций тоже пошатнулась. Трансформировав свою империю в Содружество наций, Великобритания дала зеленый свет свободной иммиграции в Англию для граждан Содружества, что в результате привело к притоку жителей бывших британских колоний из Африки, Индии и Пакистана и из стран Карибского бассейна. Подобное произошло и с Французской империей. С ее развалом многие выходцы из Северной Африки, а также вьетнамские католики направились во Францию. Позже турки хлынули в Германию, что отразило тесные отношения между Берлином и развалившейся Османской империей. Затем в 1993 году произошло формирование Европейского Союза (ЕС), что способствовало перемещению рабочей силы через границы европейских стран. Теперь граждане одного государства ЕС могли работать в любом другом государстве-члене ЕС. Иными словами 20 – 30 лет, последовавшие за Второй мировой войной, ознаменовали начало конца такого явления, как «Западное однородное государство».

Миграционный кризис

Сегодня мы являемся свидетелями заключительного этапа этого распада. Нынешний миграционный кризис, спровоцированный войнами, бушующими в Ираке, Сирии, Афганистане, Йемене, Ливии и в других странах Ближнего Востока, вынудил миллионы людей мигрировать. Многие из этих беженцев направляются в Европу. Хотя первоначально большинство лидеров Европейского Союза проявляли некоторую готовность принять значительное количество беженцев, сильное сопротивление Венгрии, Румынии, Словакии и Чехии стало причиной небольшой заминки, что было вполне предсказуемо. Все сформировавшиеся общества, даже относительно разнообразные, боятся, что крупные волны новых иммигрантов поставят под угрозу их культурные нормы и экономические преимущества. Идеологически и религиозно сформировавшиеся государства, такие, как страны Персидского залива и якобы европеизированный Израиль, вообще отказываются принимать нынешних беженцев. Даже такой стране, как Соединенные Штаты, которая исторически формировалась за счет притока различных групп населения, оказалось, политически трудно открыть границы для новых беженцев. Первоначально объявив о готовности принять скромные 10 тыс. человек, Вашингтон увеличил это число до 100 тысяч, которых Штаты готовы принять в период с настоящего момента до 2017 года. В Европе же ситуация, сложившаяся на границах ЕС, в конечном итоге, привела к решению об обязательном ускорении всеми 28-ю членами Европейского союза процесса отбора и досмотра беженцев и рассредоточении их по всем странам, согласно квотам. Какое количество, в конечном счете, будут иметь возможность остаться в Европе до сих пор неясно. Если лидеры Европы поведут себя достаточно мудро, то они выйдут за рамки чисто символических чисел. В противном случае они обрекут себя на появление концентрационных лагерей на границах ЕС, что в конечном итоге выльется в насилие, которое ознаменует темный период в их якобы цивилизованной истории. В конце концов, многие из беженцев, вероятнее всего, найдут, как проникнуть в ЕС.

Ироничная справедливость

В конце концов, войны, которые заставили такое количество людей покинуть насиженные места, были в основном спровоцированы западным вмешательством на Ближнем Востоке. Можно «поблагодарить» Джорджа Буша и его неконсервативных коллег (вместе с британскими союзниками) за вторжение в Ирак в 2003 году, что запустило процессы, которые впоследствии вытеснили с этих территорий людей, составивших основную массу сегодняшних беженцев. К этому можно добавить вмешательство в 2011 году НАТО в гражданскую войну в Ливии, в которой предводительствовали Франция, Италия и США. Это продлило анархию, царящую в этой стране, и стало одной из причин того, что только в 2015 году более 300 тыс. человек попытались пересечь Средиземное море и добраться в Европу, из которых, по крайней мере, 2500 погибли во время этого пути. Это свидетельствует о том, что средний гражданин имеет немного знаний и мало интересуется внешней политикой своей страны, и что мало кто в Европе и США осознает и еще меньше людей признает ответственность за нынешние бедствия. За последние 70 лет в Западной и Центральной Европе был сделан сдвиг в направлении разнообразия, а в Соединенных Штатах эта концепция являлась более или менее постоянной с момента основания страны. Наряду с разнообразием приходит и, возможно, сопутствующий ему, постепенный сдвиг в культуре. Сопротивление национальных групп населения потоку иммиграции является базовым. Тем не менее, это сопротивление подобно плевку против ветра. В долгосрочной перспективе эволюция населения движется от однородности к разнообразию. Это всего лишь вопрос времени. Таким образом, с разных ракурсов – этического и исторического – должный подход к нынешнему миграционному кризису: допустить контролируемый приток всех, кто сейчас бежит от разрушительного вторжения и гражданской войны. При этом мы должны смириться с завершением существования однородных государств. Будь то Германия, Франция, Венгрия, Израиль или Бирма, концепция мононационального государства исторически обречена на провал и даже не соответствует стандартам нашей цивилизации. Скорее всего, цивилизация сумеет перемолоть бесчеловечную ксенофобию в пыль.

Алексей Громов
ИГ потеряло в 2016 году четверть контролируемых территорий в Сирии и Ираке
Закрыть