Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Изоляцией России США завязали себя в узел - эксперт

Изоляцией России США завязали себя в узел - эксперт

10:21  24 Сентября 2015  /обновлено: 17:26  26 Октября 2015
1324

президент США Барак Обама

США, пытаясь изолировать другие страны, на деле изолируют самих себя. Так было с Кубой, Вьетнамом и множеством других стран. Изоляция какой-либо страны или проблемы - показатель того, что Штаты не в силах с ними справиться. По сути, США ведут себя подобно страусам, при малейшей опасности прячущим голову в песок. Однако так продолжаться не может: в животрепещущем вопросе с войной в Сирии и ситуацией с беженцами США должны занять определенную позицию и перейти к конкретным действиям. При этом путь в Сирию для США лежит через Россию, уверен Гордон Адамс из Foreign Policy, о чем он пишет в статье The Solipsism of Self-Isolation. Перевод материала Федеральное агентство новостей приготовило специально для своих читателей. Десятилетия притеснения стран, которых мы не видим с глазу на глаз, ни к чему не привели США. Самое время придать этому значение. Для США настало время начать действовать в Сирии, однако не для военных действий, чего так жаждут республиканские кандидаты в президенты. Вторжение в Сирию будет катастрофически контрпродуктивным и лишь продемонстрирует всему миру, что США не извлекли никаких уроков из своей злополучной военной авантюры в Ираке. Вместо этого, для внешней политики США настало время вытащить голову из песка, прекратить надеяться, что вопросы и проблемы решатся сами, и признать, как изменилась международная система. Эта своего рода «страусиная доктрина» предполагает, что Соединенные Штаты являются мировым лидером и "стабилизатором", ответственным за поддержание международного порядка. Она предполагает, что если США не согласны с какой-либо страной (или просто хотят проигнорировать проблему), они могут "подвергнуть ее остракизму" и "изолировать" эту страну/проблему, будто от этого они каким-то образом испарятся, покинув мировую арену. Политики и чиновники любят говорить, что Владимир Путин "изолировал" Россию и что западные державы усугубляют ситуацию санкциями со своей стороны. Сегодня администрация Обамы и кандидаты в президенты на выборах 2016 года рассуждают над возможностью позволить Путину поучаствовать, а России избежать этой "изоляции". Точно так же в течение пяти лет мы стремимся "изолировать" и президента Сирии Башара Асада в Дамаске. Мы верим в иллюзию, что если США объявляют какую-либо страну изолированной, то она де-факто становится изолированной. Но международные отношения не разворачиваются на площадке детского садика, где, отправив ребенка в угол, вы эффективно удалите его от контакта со всеми. Делая вид, что мы можем изолировать другую страну, мы в действительности изолируем только самих себя. Засовывая голову в песок, мы умышленно отказываемся от наших инструментов взаимодействия со значительными странами - Россией, Китаем и Ираном. На самом же деле, ни одна из этих стран в действительности не изолируются нашим указом. Власть Кастро на Кубе только укрепилась, вместо того, чтобы ослабнуть, в то время как канадцы, европейцы, русские и народы Латинской Америки активно вели переговоры и деловые отношения с Кубой, как если бы это была любая другая страна, а мы, между тем, с расстояния 90 миль делали вид, что Куба дрейфует в море отчаяния и небытия. Вьетнам точно так же построил прочную развивающуюся экономику и развил свою роль в регионе Юго-Восточной Азии, хотя мы отказались иметь дело с ним на протяжении многих лет. Притесняемые нации не страдают от изоляции. На протяжении многих лет Китай продолжал расширять свою экономику, а также региональное и глобальное влияние. Они построили острова на скалистых отмелях Южно-Китайского моря, не услышав ни единого протеста со стороны Вашингтона. Изолированный Иран, в свою очередь, продолжил играть ключевую роль в регионе, поддерживая шиитские организации по всему Ближнему Востоку. И Россия, и Путин продолжают играть военную и дипломатическую роль в Сирии, пока мы прыгаем вверх и вниз, пытаясь изолировать их. Вся соль состоит в том, что другие страны пережили наш остракизм - даже такие, как Иран и Куба, чья экономика страдает от санкций. Они по-прежнему интегрированы в остальной мир и продолжают играть свои дипломатические, военные и экономические роли. И мы завязываем себя в узлы. (Сколько у США ушло времени на то, чтобы признать Китай дипломатически? А Вьетнам? А Кубу?) И вот как дела обстоят в Сирии: технически мы изолировали Асада. Мы сказали россиянам держаться подальше; однако они, как ни странно, проявили себя в качестве независимой власти, готовой принимать свои собственные решения о том, как и где они будут действовать. Теперь США сталкиваются с реальным испытанием международного управления. Страусы должны когда-то вынуть свои головы из песка. Каковы бы были последствия вовлечения России? Вовлеченность в сирийские события ни в коем случае не означает "отправку войск США". Вместо этого Штатам стоит принять реальное участие в решении проблемы, признав, что мы не глобальный стабилизатор, а просто еще один важный игрок, который стремится закончить Сирийскую гражданскую войну и переключить внимание всех и каждого на кризис Ближнего Востока. Поможет ли старомодная дипломатическая помощь? Здесь есть две вероятности: во-первых, признание того, что Асад все еще существует и может быть полезен в борьбе с еще большим злом - "Исламским Государством*" (террористическая организация, деятельность которой запрещена в России. - Прим. ФАН). А во-вторых, что путь к Асаду лежит, в частности, через Москву. Так что, хотя мы, по-видимому, изолировали Путина, он все же продолжает присутствовать и даже укрепляет свое влияние. Мы должны сотрудничать с ним и Асадом не только для разряжения военных конфликтов в стране, но, что более важно, чтобы положить конец гражданской войне в стране и сосредоточиться на "Исламском Государстве". Путин может нам и не нравиться, но Россия является ключевым игроком в Сирии и должна быть удостоена участия. "Доктрина страуса" применима и в отношении миграционного кризиса, который стал результатом этой гражданской войны. Мы выделяем $4 млрд на помощь беженцам, но относимся к проблеме как к европейской. Одних денег не достаточно Вашингтону для того, чтобы показать его приверженность и лидерство в вопросе с беженцами. США должны встречать сирийских беженцев с распростертыми объятиями, так как они - следствие нашей "страусиной" дипломатии. Даже приезд 100 тыс. сирийских беженцев здесь будет каплей в море населения США. Да, это будет стоить денег, но Конгресс всегда был щедр, когда дело доходило до гуманитарной помощи. В Конгрессе наблюдается смещение к такой модели мышления. В мае прошлого года демократы-сенаторы Дик Дурбин и Эми Клобучар возглавили группу из 14 депутатов, призывающую к расширенному приему сирийских беженцев. При этом госсекретарь Джон Керри 20 сентября объявил, что глобальная квота Соединенных Штатов для беженцев возрастет до 100 тыс. в 2017 году - одновременно слишком мало и слишком поздно. Слишком мало, потому что эта цифра является совокупным числом для всех беженцев, а не только сирийцев. И слишком поздно, потому что 4 млн сирийских беженцев уже сегодня не могут больше ждать переезда, не говоря о сроке в 16 месяцев. Риски участия США в урегулировании дипломатических и гуманитарных направлений значительно перевешиваются преимуществами. Но в этом вся политика: взвешивание всех вероятных рисков и возможной выгоды. Использование дипломатии (а не вторжения), чтобы поспособствовать завершению этой ужасной гражданской войны будет актом мужества и лидерства. Не потому, что все участники "хорошие", а потому, что они существуют и не могут быть изолированы. Открытие наших дверей для сирийских беженцев обеспечит пример европейцам. Этим самым мы проявим свои лидерские качества.

* Организация запрещена на территории РФ.

Алексей Громов
Закрыть