Лента новостей
Поиск
loop
Россия
Секта для примитивных: «духовные скрепы» спасут Россию от ИГИЛ

Секта для примитивных: «духовные скрепы» спасут Россию от ИГИЛ

11:37  22 Сентября 2015
918

Санкт-Петербург, 22 сентября. Практикующий эксперт, попросивший не указывать своего имени из соображений безопасности, рассказал Федеральному агентству новостей (ФАН) о технологиях вербовки со стороны ИГИЛ* и назвал причины, по которым граждане России оказались не так восприимчивы к посулам террористов, как наши соседи в Европе и Азии.

«Ассасины»

У Виктора Пелевина есть рассказ "Ассасин", в котором говорится о юноше, воспитанном с беспамятного возраста в неприступном замке. Юношу превратили в профессионального убийцу, бесстрашного воина-ассасина. Сделать это удалось благодаря тому, что воля юноши целиком была направлена на исполнение воли его духовного наставника. Отсутствие сомнений в душе такого воина гарантировалось жестким ограничением его жизненного опыта. Однако бесстрашный Али из рассказа Пелевина задает слишком много вопросов, да и оказывается на редкость живучим, вернувшись целым и невредимым после выполнения всех заданий своего господина. Столкновение с реальностью вызывает у героя рассказа Пелевина появление самостоятельного критического мышления. Рассказ завершается побегом героя из замка ассасинов и его рассуждениями о том, что люди, которые обещают привести в рай, оказываются слугами зла и попросту прячут ведущую в настоящий рай дорогу. Любопытно, что следующее утверждение героя, фраза, которой рассказ заканчивается, уже не просто констатация собственного опыта, а пример самого настоящего свободного мышления: "Если будет на то воля Аллаха, попаду в рай и без проводников. Ну а если Аллах этого не захочет, разве сможет мне тогда помочь хоть кто-то из людей?" Напомним, это говорит юноша, который ничего не знает о своем происхождении и совсем не помнит родителей. А что же мы видим в реальности? Удается ли настоящим сектантам ИГИЛ вырваться из круга своих ошибочных представлений? Или технологии тоталитарного государства, с успехом применяемые игиловцами, начисто опустошают душу, делая ее не способной к самостоятельной жизни? На эти вопросы мы попытались найти ответ у нашего эксперта-политолога, не понаслышке знающего о том, как работают вербовщики ИГИЛ в России, и как с ними борются правоохранительные органы.

Просто статистика

Прежде всего, указывает наш собеседник, следует обратиться к статистике. Элементарный подсчет количества завербованных членов ИГИЛ в разных странах относительно числа населения дает понять, что в целом по России этот показатель, по словам нашего собеседника, исчезающе мал по сравнению с другими странами. Так, согласно статистике, которую приводит на своем европейском сайте «Радио Свобода», (источник, который трудно заподозрить в пророссийской ангажированности) говорится, что из миллиона человек населения России членами ИГИЛ становятся лишь трое. Это значение, отмечается в таблице, не учитывает уроженцев Чечни в рядах ИГИЛ, большинство из которых уже фактически нельзя назвать российскими гражданами. В то же время в крошечных, по сравнению с Россией, государствах Европы, количество сторонников ИГИЛ, согласно таблице, оказывается гораздо выше. Так, в благополучной Финляндии число установленных граждан, которые воюют на стороне террористов, составляет из одного миллиона 13 человек. Самый высокий показатель в Европе у Бельгии - 40 человек из миллиона. Для небольшой Бельгии с чуть более, чем одиннадцатью миллионами населения, в абсолютном выражении это означает не менее 440 только установленных граждан, сражающихся в рядах террористов. В Австрии, Дании и Швеции относительный показатель, согласно таблице, составляет 17, 27 и 32 сторонника ИГИЛ соответственно. С большим отрывом выделяются Иордания и Тунис с 315 и 280 сторонниками ИГИЛ на миллион человек населения соответственно.

ИГИЛ головного мозга

Недавно американское издание McClatchy DC опубликовало статью, название которой можно перевести как: «Тренировки США помогли сформировать верхушку командования Исламского государства»*. В центре статьи - самый успешный неарабский командир ИГИЛ Абу Умар аш-Шишани (Омар Чеченский), уроженец Панкисского ущелья в Грузии Тархан Батирашвили. В статье говорится, что Батирашвили был "звездой" подразделения грузинской армии, которое обучалось под руководством американских военных. Нынешний командир ИГИЛ принимал активное участие в войне 2008 года в Южной Осетии, где показал "исключительные навыки асимметричного боя". С 2012 года Батирашвили больше известен как Абу Умар, командир группировки Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар (Армия эмигрантов и помощников), которая становится одной из наиболее боеспособных подразделений, сражающихся против правительства президента Сирии Башара Асада и в ноябре 2013 года примыкает к ИГИЛ. Американское издание цитирует слова своего эксперта о том, что личным достижением Абу Умара можно считать то, что слава о его победах сделала ИГИЛ чрезвычайно привлекательным для молодежи на Северном Кавказе по сравнению с другими воюющими в Сирии группировками. Славу Абу Умара как «лучшего мусульманина», американское издание подтверждает словами его бывших соратников. Один из них, сириец Юсеф, друзья и родственники которого погибли от рук людей Умара, заявляет автору статьи, что до сих пор восторгается своим бывшим командиром и готов простить его, если бы тот оставил ИГИЛ или взял бы над ним контроль.

Собаки на тюремном дворе

Собеседник нашего агентства сравнивает ИГИЛ со служебными собаками, которые охраняют тюремный «периметр» - то есть пространство между первым и вторым заборами вокруг «зоны». Ясно, что «Исламское государство» было искусственно создано США, - то есть собак сознательно запустили в этот «периметр». Сделано это было с определенной целью, - как известно, проект ИГИЛ был запущен, когда разношерстная сирийская «оппозиция» стала проигрывать в борьбе против Асада. Собаки, запущенные в «периметр», не находятся под полным контролем ответственного тюремного надзирателя, в «периметре» они бегают свободно, более того, они могут впасть в бешенство и даже покусать надзирателя, что, по-видимому, сейчас и происходит с ИГИЛ. И, наконец, надо учитывать трудности перевода между европейской и исламской цивилизациями. То есть американские кураторы, конечно, могут о чем-то договариваться со своими подопечными из ИГИЛ, как-то с ними взаимодействовать. Однако, для исламистов они все равно останутся неверными, и в таком «сотрудничестве» каждая сторона преследует лишь ей одной ведомые цели. Успешность ИГИЛ объясняется его способностью к самофинансированию. Большие доходы группировка имеет с продажи нефти после захвата крупных нефтяных месторождений в иракском Курдистане. Легитимизация этой нефти не всегда происходит через Турцию. Зачастую террористы заливают нефть в танкеры, которые выходят в море по одним документам, а прибывают в порт назначения уже по другим, при этом часто в пути меняется даже название танкера. Встроенность ИГИЛ в мировую экономическую систему подтверждается также тем фактом, что группировка ведет активную торговлю с Западом художественными реликвиями.

Внутренние причины

Особенностью ислама, как рассказал наш эксперт, является отсутствие в нем единого центра веры, на который бы равнялись мусульмане по всему миру. Если в христианстве, как в западном, так и в восточном, существуют строгие догматы и церковная иерархия, то в исламе такого ориентира нет, и каждый может толковать Коран множеством различных способов. Благодаря этому качеству на основе ислама могут возникать различные религиозно-политические учения о государстве для мусульман, сходные по своей сути с фашизмом. Так идеология ИГИЛ очень привлекательна для «молодых и горячих». Пропаганда ИГИЛ рисует образ, ролевую модель - удалого молодца с автоматом, который рассекает на джипе по бескрайним просторам пустыни. От новообращенных требуется лишь совершать подвиг веры, за который его ожидает награда - несметные богатства и гурии, как в земной жизни, так и после смерти. Но все это - лишь картинка пропагандистских роликов. Те, кто ездят по пескам перед камерами, и те, кого ИГИЛ использует как пушечное мясо, - это разные люди. Правда, неофитам об этом, конечно же, не говорят. Более того, идеологи террористов утверждают, что другого толкования ислама нет. Своей главной задачей сектанты видят построение собственного государства мирового масштаба - так называемого «халифата», живущего по нормам шариата и не нуждающегося ни в каких светских законах.

Борьба идеологий в России

Любопытно, что строительством «халифата» занимается и примелькавшаяся в последнее время в новостях организация Хизб ут-Тахрир («Исламская партия освобождения»). Российские правоохранители (между прочим единственные в мире) добились в судебном порядке признания этой организации террористической и запрещения в России ее деятельности. Последнее вызвало возмущение у правозащитников из организации "Мемориал". Лишенных свободы членов Хизб ут-Тахрир в "Мемориале" называют не иначе как политзаключенными, ведь те всего лишь "хотели перестроить общество". Однако достаточно лишь бегло ознакомиться с произведением основателя Хизб ут-Тахрир книгой Такиюддина ан-Набхани "Система ислама", чтобы понять, что их безобидные с виду собрания, на которых, как они говорят, обсуждаются варианты возможного более справедливого устроения общества, на самом деле являются лишь первой ступенью их программы по строительству мирового "халифата", а на самом деле тоталитарного религиозного государства. К такому "государству для мусульман" возникает очень много вопросов. Например, почему большинство тех, кто воюет против ИГИЛ, сами являются мусульманами? Ответ очевиден - невозможно создать единую исламскую идеологию, которая бы устроила всех мусульман, если основываться на насилии или откровенном терроре. Другой вопрос - что будет в таком "халифате" с разнообразными светскими институтами или просто с несогласными людьми, иноверцами? Все ли они подлежат уничтожению?

Есть ли обратный путь из ИГИЛ?

По словам нашего эксперта, спасти человека, который попал под власть вербовщиков ИГИЛ, возможно только на самом раннем этапе, "пока он не сделал непоправимого ни себе, ни другим". Причем, совершенно невозможно вытащить человека, если у него нет ни родных, ни друзей. Да и своим родным те, кто попал в оборот экстремистов, как правило, ничего не рассказывают. Пытаться переубедить неофита самостоятельно почти невозможно, это всегда будет игрой на чужом поле и даже иногда заканчивается тем, что вместо одного завербованными оказываются двое. В случае подозрений наш эксперт рекомендует без лишнего шума немедленно обращаться в правоохранительные органы. Лучшая защита в данной проблеме, конечно же, профилактика. "Пособниками террористов в первую очередь становятся те, кто воспитывался в среде, в которой у них не было возможности зарядиться гуманизмом", - отмечает наш собеседник. Зараза религиозного экстремизма не может коснуться тех, кому в первую очередь в семье были привиты базовые общечеловеческие ценности, тех, кого держат пресловутые «духовные скрепы», а точнее – общественная мораль.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Кирилл Чулков
Новости партнеров
mediametrics