США нужно бороться с ИГ в Сирии, вместо свержения режим Асада

США нужно бороться с ИГ в Сирии, вместо свержения режим Асада

21.09.2015 9:04
408

США нужно бороться с ИГ в Сирии, вместо свержения режим Асада

Соединенные штаты зациклились на свержении власти Башара Асада, при этом забывая про главную опасность в Сирии - "Исламское государство". Проблемы гражданской войны в Сирии давно вышли за пределы страны. От нее уже страдает Европа, заполоненная беженцами. Не смотря на явные проблемы, Вашингтон не хочет признавать Москву своим возможным союзником в этой борьбе. Пол Пиллар (Paul Pillar) для National Interest собрал вместе все высказывания и мнения о деятельности США на Ближнем Востоке. Перевод материала подготовило Федеральное агентство новостей. Недавнее увеличение присутствия России в Сирии следует рассматривать скорее как возможность, чем как угрозу или что-либо чему надо препятствовать. Хотя участие Москвы является лишь продолжением ее давних отношений с сирийским правительством, оно достаточно говорит об изменениях, которые должны подтолкнуть нас к переосмыслению сирийского конфликта. Необходимость такого переосмысления отражается в том, что каждый, в том числе и администрация Обамы, признает, что нынешняя траектория этой гражданской войны является неблагоприятной, несмотря на разногласия по поводу того, что делать с этой ситуацией дальше. Наиболее важный принцип при пересмотре политики по отношению к войне – это необходимость признать то, что неблагоприятные последствия будут нейтрализованы, только при установлении мира в Сирии. Или при создании такой ситуации, в которой сирийцы смогут прийти к чему-то похожему на мир. Продолжение войны, более чем какой-либо конкретной исход войны или какая-либо конкретная политическая конфигурация в Сирии, - источник большинства неприятностей, о которых стоит беспокоиться. Это можно сказать, по крайней мере, о трех основных проблемах. Одной из них является возможное распространение нестабильности и столкновений за пределами Сирии. Например, увеличиваются шансы новой войны между Израилем и ливанской Хезболлой. Учитывая значительное участие последней в сирийской войне и реакцию Израиля на их деятельность. Второй проблемой является рост насильственного экстремизма, представленного в основном так называемым "Исламским государством". Вспышка войны в Сирии позволила ИГИЛ распространить свою деятельность за пределы Ирака. Это не удивительно, так как хаос и вакуум власти давно являются благодатной почвой для террористических и других экстремистских группировок. Третьей проблемой, которая стала крупным кризисом для Европы, а также серьезным вопросом для Соединенных Штатов, является всплеск мигрантов, спасающихся от войны. Необходимо акцентировать внимание на завершении этой войны, вместо того, чтобы склонять ее исход к желаемому результату, рискуя дальнейшей эскалацией конфликта. Стоит уйти от трех бесполезных убеждений, которые преобладали в дискуссиях и дебатах о Сирии. Одним из них является изречение: "Асад должен уйти". Обратите внимание, что вышеупомянутые проблемы проистекают не из самого факта существования режима Асада, а из-за войны, возникшей в результате противостояния власти Асада и его оппонентов. Это касается любого распространения вооруженного конфликта за международные границы. Это касается расширения ИГИЛ за пределами Ирака, которое произошло только после того, как началась сирийская война. И это, конечно, касается миграции. Несмотря на то, что многие мигранты, приезжающие из Сирии, возможно, не одобряли власть, только физическая опасность и война заставили их предпринять рискованное путешествие в Европу. Режим Асада, безусловно, имеет много нежелательных характеристик, но то же самое можно сказать о многих других режимах в других странах мира. Одно только недовольство режимом не является основанием для подогревания внутренней войны, в попытках повлиять на ее результат. Мы также должны отметить, что некоторые из самых крупных ошибок этого режима были сделаны уже в ходе самой войны, а не предшествовали ей. До начала войны, не было бомбардировок гражданских районов. Тем, кто особенно интересуется Израилем следует также отметить, что Израиль пережил десятилетия относительной стабильности вдоль фронта Голанских высот при режиме Асада. Только с началом войны в Сирии и потерей контроля режима на этом фронте, у Израиля возникли значительные и непосредственные проблемы безопасности с Сирией. Увековечение позиции «Асад должен уйти» находит отражение в неоконсервативной и либеральной интервенционистской политике демократизации и либерализации в рамках одностороннего процесса. Другой причиной является альянс между Дамаском и Тегераном, и идея того, что все связано с Ираном должно быть плохим. Ни одна из этих причин не обеспечивает реалистичную основу для формулирования политики в отношении сирийской войны. Можно было бы правдоподобно утверждать, что сам характер режима Асада является основой для нестабильности, так как авторитарное правление никогда не будет основой для политического консенсуса. Но это при долгосрочном рассмотрении. Прямо сейчас существует огонь, который нужно сдерживать. Обсуждение политических компромиссов, которые помогут сдержать пожары в будущем, стоит до поры до времени отложить. Вероятно, одной из возможных перспектив является усугубление хаотичной ситуации в Сирии. Некоторые члены Конгресса США, очевидно, пришли к пониманию того, что это приведет к краху режима с последующим политическим и административным вакуумом. Аналогичное признание может лежать в основе последних комментариев администрации Обамы гласящих, что, хотя администрация и не может заставить себя отказаться от позиции «Асад должен уйти», сроки его смещения могут стать предметом обсуждения. Другой бесполезной идеей была настойчивая и необоснованная вера в создание "умеренной" оппозиции с достаточным единством и влиянием, чтобы стать ядром силы, способной победить как режим Асада, так и ИГИЛ. Если ранних событий было недостаточно, чтобы покончить с этой верой, то она должна быть развеяна после неловкого признания военачальника США в регионе о том, что боевиков, которых Соединенные Штаты в состоянии отправить в бой с этой целью можно пересчитать по пальцам одной руки. Одной из причин этого является нерешенность напряженности между целями борьбы с властью Асада и борьбы с ИГИЛ. Другой причиной является трудность присущая проверке «умеренных» на фоне гражданской войны, участие в которой является по своей сути неумеренным актом. И если боец, который прошел через проверки, обучение и оснащение США позже, скажем, примет участие в теракте против объекта США, некоторые американские критики озвучат множество упреков в адрес администрации за этот террористический результат. В результате российского вмешательства подключается еще одно бесполезное убеждение, а именно, тенденция рассматривать любую российскую активность или расширение влияния за рубежом, как нечто нежелательное и что-то чему необходимо противостоять. Эта тенденция прочно укоренились в старых привычках холодной войны и сильно влияет на многое вопросы, связанные с Россией, в том числе в Европе. Чтобы скорректировать эту тенденцию, в обсуждении Ближнего Востока, стоит задуматься о том, как сильно отличаются обстоятельства холодной войны от того, что происходит сегодня. Начиная с финансирования Асуанской плотины в 1950-х годах СССР осуществляли деятельность на Ближнем Востоке, не только в Сирии, но и в Египте, Ираке, Ливии, Йемене и в других местах. Советская деятельность имела последствия для стратегических позиций, так же как и для глобальной идеологической конкуренции. О той деятельности стоило беспокоиться и стоило ей противостоять. Но сегодня Россия не является сверхдержавой, и не существует глобального идеологического соперничества с Москвой, присутствие России в Сирии бледнеет по сравнению с гораздо более широкими позициями США, в том числе их военной стратегией, на Ближнем Востоке. Существует много спекуляций о мотивах Владимира Путина, лежащих в основе последних российских движений в Сирии. Конечно, мы не должны обязательно соглашаться с тем, что говорит его правительство и, конечно, не все российские мотивы совпадают с интересами США. Но в ситуации с Сирией Соединенные Штаты должны быть открыты для сближения и обсуждения возможностей облегчения сирийского кризиса. Усиление участия России в Сирии означает, что Россия возьмет на себя часть расходов и ущерба, связанных со сдерживанием ИГИЛ. Это несколько облегчает бремя для Соединенных Штатов. Российские цели, конечно, включают не только борьбу с ИГИЛ, но у России есть по крайней мере несколько причин для беспокойства о группировке, как и у Соединенных Штатов. Хотя США не имеют аналогичных мест концентрации мусульманского населения, как российский Северный Кавказ. Участие России также означает, что Москве, чтобы ограничить масштабы и продолжительность своих расходов необходима стабилизация ситуации в Сирии и лучше раньше, чем позже. Возможно, что рост российской поддержки режима Асада может привести увеличению российских рычагов влияния на этот режим в отношении любого взаимодействия с миром.

Алексей Громов
Киевская типография напечатала географическую карту с Крымом в России
Закрыть