Поиск
Лента новостей
Закрыть
Общество
Четыре дикие кошки впервые прошли по одной тропе в нацпарке Приморья
Весь мир
Как небрежный Запад позволил анархии и страху покорить Ближний Восток
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Как небрежный Запад позволил анархии и страху покорить Ближний Восток

    11:47  20 Сентября 2015  /обновлено: 17:48  26 Октября 2015
    301

    Мало делается, чтобы положить конец длящейся уже на протяжении четырех лет гражданской войны в Ираке и Сирии, ставшей причиной самого массового бегства людей за всю историю Ближнего Востока. Более половины 23-миллионного населения Сирии покинули свои дома. Четыре миллиона из них покинули страну. Так же ситуация и в Ираке, граждане которого сегодня видят, что война не заканчивается, и что они могут больше не надеяться на безопасную жизнь в своей собственной стране, пишет The Independent. Статью Патрика Кокберна "Кризис с беженцами был вызван небрежностью Запада, что позволило анархии и страху укорениться на Ближнем Востоке" специально для своих читателей перевело Федеральное агентство новостей.

    Война как следствие миграционного кризиса ЕС

    Есть свидетельства проводимых шиитскими ополченцами этнических или межрелигиозных чисток против суннитов или сирийскими курдами против арабов на территориях, находящихся под контролем курдов. "Исламское государство" (ИГ; организация запрещена в РФ решением Верховного суда) порождает всеобщую ненависть своими ежедневными бомбардировками гражданских объектов. Но на данном этапе войны каждая из общин так напуганы своими традиционными врагами, что их члены предпочтут бежать, а не попытать судьбу, оставшись жить в условиях оккупации. Сирийские курдские власти обеспокоены тем, что целые районы остаются брошенными, так как их обитатели бегут в ЕС. ИГ действовало аналогично в прошлом году, давая собственникам жилья 10 дней на то, чтобы вернуться и не потерять свою собственность. Война в Сирии и Ираке уже длится по времени примерно столько же, сколько длилась Первая мировая война в Европе сто лет назад. Усилия по прекращению конфликта были эпизодическими и неэффективными. Западные державы, в том числе США, Великобритания и Франция и их региональные союзники – Саудовская Аравия, Турция и Катар – грубо просчитались в 2011 году, полагая, что президент Башар аль-Асад падет так же быстро, как Муаммар Каддафи в Ливии. Они не забеспокоились, даже когда эта ошибка стала очевидной, потому что они были убеждены, что война в Сирии может оставаться под контролем, и не видели, что она приведет к дестабилизации шаткого мира в Ираке. Даже когда в Ираке и Сирии вспыхнула варварская межконфессиональная война, западные державы показали любопытную отстраненность и не осознали срочной необходимости принятия мер, когда дело дошло до восстановления мира. Еще слишком рано говорить, изменилось ли это отношение с приходом отчаянных беженцев, толпящихся у ворот ЕС. Госсекретарь США Джон Керри уделил гораздо больше времени заведомо обреченной попытке достичь палестино-израильских переговоров, чем вопросу урегулирования ситуации в Сирии и Ираке. Своего рода безразличие Запада удивительно ровно до тех пор, пока не осознаешь, что оно исходит от отношения Запада к трансформации политического ландшафта на Ближнем Востоке и в Северной Африке, начиная еще с конца холодной войны. Сейчас в этом регионе протекает не менее девяти этнических, сектантских или сепаратистские гражданских войн на обширной территории между Пакистаном и Нигерией. Некоторые конфликты хорошо известны, например, как война в Афганистане или кровавые набеги "Боко Харам" в северо-восточной Нигерии, но никто не в курсе, что в Южном Судане 1,5 миллиона человек были вынуждены покинуть свои места проживания, так как в 2013 году там возобновились боевые действия, или что Хартум стал городом-государством, имеющим очень слабый контроль над большей частью остального Судана.

    Не готовы

    В советское время такого произойти не могло, так как США и СССР не могли позволить такой нестабильности создать возможность для появления еще одной сверхдержавы. Вашингтон или Москва то и дело оказывали поддержку слабым режимам, а эти режимы, в обмен предлагали свою преданность. Еще одна тенденция в эпоху "глобализации" и нео-либеральной, свободной рыночной экономики также имела взрывные последствия. Национализм, национальное самоопределение и национальное управление природными ресурсами предоставлялись по выгодным тарифам. Но национальное государство сыграло положительную роль в обеспечении мира и безопасности в этом регионе, даже когда она приняло форму светской диктатуры. Когда пошатнулась преданность этим государствам, они стали трансформироваться в более примитивные, но массовые этнические и сектантскими формирования. Например, за Иран пойдут сражаться и умирать единицы, но при этом массы встанут на защиту интересов и чести курдской, суннитской или шиитской общины. Экономика свободного рынка в этих странах предоставила идеологическое обоснование для правительств, отказывавшихся от прикладывания усилий для обеспечения гарантии хоть какой-то экономической безопасности для населения. Где власть и богатство монополизированы правящей элитой, весь капитализм превращается в клановый бизнес, а государственный аппарат становится средством для зарабатывания денег. В Сирии до 2011 года, например, Дамаск был восхитительным местом для жизни с прекрасными ресторанами и магазинами, но в то же время, в северо-восточной части Сирии в это время протекали катастрофически засушливые три года, за которые правительство не сделало ничего, чтобы облегчить страдания граждан, которые в числе трех миллионов бежали и поселились в трущобах на окраинах крупных городов. Многие из этих мест впоследствии стали опасными крепостями мятежников, которые теперь разрушены правительственными бомбардировками и обстрелами. В июне 2014 года, сразу после захвата Мосула силами ИГ ушедший в отставку генерал-полковник иракской армии на вопрос «Что было не так с армией и почему она развалилась, когда столкнулась с нападением значительно уступающего противника?» ответил: «Коррупция! Коррупция! Коррупция!» Он осудил то, как американцы формировали пост-хусейновскую армию. Для поощрения свободного рыночного капитализма американцы постановили, что все продукты питания и другие невоенные поставки для армии должны осуществляться частным бизнесом. Смекалистые полковники, каждый из которых отвечал за снабжение своих 600 бойцов, догадались уменьшить реальное количество мужчин до 150, при этом удерживать лишние средства, предназначавшиеся для остальных 450 чел. Правительство Ирака признало позже существование 50 тысяч таких «призрачных» солдат, но реальная цифра, вероятно, значительно выше. С концом холодной войны и соперничества сверхдержав, глобализация и свободная рыночная экономика изображались как доброкачественные модернизационные процессы, но на практике, снижение национализма и национального государства создало вакуум для чудовищных и фанатичных движений - таких, как ИГ.

    Автор: Алексей Громов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях