Поиск
Лента новостей
Закрыть
Новости Сирии
Задавшая вопрос Путину журналистка рассказала о возвращении российских граждан из Сирии
Политика
Антонов вышел: как разбежались российская и украинская «оборонки»
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Антонов вышел: как разбежались российская и украинская «оборонки»

    15:18  16 Сентября 2015  /обновлено: 18:09  26 Октября 2015
    5166

    В середине сентября правительство Украины поддержало предложение собственного Минэкономразвития и госавиаконцерна «Антонов» о выходе последнего из совместного российско-украинского предприятия «ОАК — Антонов». Событие это, увы, давно ожидалось. Оно стало логичным продолжением возникшей в 2014 году тенденции к свертыванию военно-технического сотрудничества между двумя соседними странами. Как именно это происходило? И чем все может закончиться для ОПК России и Украины?

    Кооперация не разлей вода

    Кооперация военно-промышленных предприятий постсоветских России и Украины в начале 90-х годов явилась следствием симбиотического существования этих производств в рамках единого ВПК СССР. С распадом Союза значительная часть производственных цепочек была разорвана, однако не менее значительная часть цепочек сохранилась и продолжала функционировать. Вот краткий экскурс по основным направлениям военно-технического сотрудничества России и Украины в период 1991-2014 годов. Украинские КБ «Южное» и «Южмаш» работали в связке с РВСН РФ в деле поддержания боеспособности межконтинентальных баллистических ракет Р-36М2 (они же «Воевода», они же, по натовской классификации, «Сатана»), в обеспечении запусков ракет-носителей «Зенит» и «Днепр». Украинские «Хартрон» и «Арсенал» занимались регламентным тестированием систем наведения наших ракет УР-100Н «Рокот» и РТ-2ПМ «Тополь». Тот же «Арсенал» вместе с украинскими же «Фотоприбором» и «Лортой» участвовали в изготовлении элементов систем наведения для российских боевых самолетов, зенитных ракетных комплексов, танков, противотанковых ракетных комплексов «Хризантема» и систем управления знаменитого «крокодила» — российского боевого вертолета Ми-24. Не менее, если не более масштабное сотрудничество с отечественным ОПК осуществляли украинские корпорация «Мотор Сич» и МКБ «Прогресс», поставляя в Россию авиационные, вертолетные и ракетные двигатели. Для понимания масштабов этой кооперации достаточно напомнить, например, о подписанном между «Мотор Сич» и холдингом «Вертолеты России» в 2011 году контракте, в рамках которого украинская сторона до 2016 года должна была осуществлять поставку продукции общей стоимостью свыше 1,5 млрд долларов. Харьковский машиностроительный завод «Феликс Эдмундович Дзержинский», более известный как «ФЭД», поставлял привод-генераторы для двигателей основного самолета российской военно-транспортной авиации Ил-76. Госавиаконцерн «Антонов» в рамках совместного ООО «ОАК — Антонов» вел разработку и подготовку к серийному производству военно-транспортного самолета Ан-70, который руководство ВВС РФ планировало закупить в количестве целых 160 бортов. Для сравнения, собственные финансовые возможности по приобретению новейшей машины ВВС Украины оценили в… пять бортов. Киевский «Элмис» изготавливал оборудование для системы сближения «Курс», которая используется для стыковки грузовых и пассажирских космических кораблей с орбитальной станцией. Совершенно особую, во многом уникальную, роль в военно-техническом сотрудничестве России и Украины играла николаевская «Зоря-Машпроект» — она поставщик газотурбинных установок и редукторов для находящихся в постройке новых российских фрегатов проектов 22350 и 11356. Подводя черту под этими выкладками, напомним, что глава Минпромторга РФ Денис Мантуров в первой половине 2014 года оценил общий портфель российских гражданских и военных заказов, размещенных на украинских предприятиях, в 15 млрд долларов, или 8,2% ВВП Украины.

    Развод с разделом имущества

    Что было потом? Потом случился государственный переворот в Киеве, воссоединение России с Крымом и война в Донбассе. Вследствие этих перипетий новое украинское руководство взяло курс на свертывание военно-технического сотрудничества с Российской Федерацией. Уже 16 июня 2014 года украинский президент Петр Порошенко обнародовал решительный запрет на сотрудничество украинских предприятий ОПК с российскими контрагентами. В августе того же года глава Службы безопасности Украины Валентин Наливайченко подтвердил, что страна вводит полное эмбарго на поставки в Россию любой военной продукции, включая продукцию двойного назначения: «Это принципиальное решение президента — взять под полный контроль не только казенные и государственные предприятия, но и частные, которые не один год, а десятки лет имели контракты с предприятиями на территории РФ». Также Наливайченко отметил, что «разорвать контракты не так-то просто, но украинская власть настаивает и будет настаивать на этом». Впрочем, еще до того, как Киев расставил точки над «i» в вопросе военно-технического сотрудничества с Россией, у Москвы на этот счет рассеялись последние иллюзии. И она тоже начала действовать. 28 апреля 2014 года Владимир Путин дал поручение правительству проработать вопрос по импортозамещению продукции ОПК, поступающей с Украины. По оценке Путина, России должно было понадобиться от полутора до двух с половиной лет, чтобы найти замену военной продукции с Украины. Президент России высказался так: «Что касается нашей кооперации с украинскими партнерами в области ОПК. Она имеет большое значение для российского ОПК и решающее, ключевое — для украинского». Таким образом, действия украинской стороны не стали для России сюрпризом. Неудивительно, что практически одновременно с новостью о введении Украиной военно-технического эмбарго вице-премьер Дмитрий Рогозин, отвечающий в правительстве за «оборонку», сообщил о том, что Минпромторг подготовил план полного импортозамещения украинской военной продукции. «План является результатом скрупулезной работы специалистов: где, что, за какое время и какие деньги произвести, и кто конкретно ответственный», — заявил Рогозин. Что характерно, вице-премьер оказался большим скептиком, чем президент, и высказал мнение, что на полное замещение у России уйдет три года, а может быть и больше.

    Толстый и тонкий

    Так или иначе, 16 июня 2014 года военно-технический «развод» между Украиной и Россией де-факто был оформлен, последний гвоздь в гроб с табличкой «кооперация» был забит, и ОПК каждой из двух стран стал пытаться выживать в одиночку. Немедленно выяснилось, что у сторон-участников процесса это получается очень по-разному. Как бы цинично это ни звучало, ситуация стала развиваться в полном соответствии с поговоркой «Пока толстый сохнет, худой сдохнет». Нетрудно догадаться, что в роли «толстого» выступал ОПК России. Это вовсе не значит, что российской «оборонке» было легко «импортозамещаться». Это значит, что ОПК Украины пришлось намного хуже. Судите сами. Гигант «Южмаш» к концу лета 2015 года почти полностью остановился. Выручка предприятия упала на 82%. Производство, во времена оны работавшее круглосуточно семь дней в неделю, на данный момент функционирует лишь три дня в неделю. А в четвертом квартале планируется перевести «Южмаш» вообще на однодневку. На предприятии из-за гигантских долгов часто отключают водоподачу и электроснабжение. Опытные, ценнейшие кадры бегут с завода. Причём очень часто бегут в Россию, где есть работа и достойная оплата труда. Почему же на «Южмаше» сложилась такая ситуация? Потому что предприятие лишилось заказов, и не только российских. Показательна история с «южмашевскими» ракетами-носителями для Бразилии. Исходно предполагалось, что именно они будут использоваться на бразильском космодроме Алкантара. Но в силу постоянной нехватки денег у государства «Южмаш» сорвал все оговоренные сроки поставок. А после госпереворота какое-либо финансирование Украиной этих разработок вообще прекратилось. В итоге Бразилия разорвала очень выгодный для Киева контракт с «Южмашем», перенацелившись на новейшую российскую ракету-носитель «Ангара». «Мотор Сич», в 2013-м занявший пятое место в рейтинге ведущих украинских предприятий высокотехнологичного машиностроения по уровню управленческих инноваций, а в 2014-м увеличивший чистую годовую прибыль на 13%, в 2015 году «доуправлялся» до серьезных проблем. Треть всей продукции компании — это вертолетные двигатели. А они ставятся только на российские вертолеты. Да и вообще, до 90% продукции «Мотор Сич» шло в Россию. С прекращением этих поставок украинское предприятие лишается колоссальных прибылей. С учетом же намерений России в кратчайшие сроки полностью перейти в авиастроении на использование двигателей собственного производства, «Мотор Сич» рискует лишиться российского рынка полностью и навсегда. Следствие: вынужденное сокращение производства, массовые увольнения высококвалифицированного персонала и т.д. Аналогичные проблемы с тотальной потерей рынка сбыта возникают у «газотурбинной королевы» «Зоря-Машпроект». Госавиаконцерн «Антонов» к настоящему времени успел не только выйти из совместного с Россией предприятия, но и пережить смену руководителя, что, прямо скажем, на пользу предприятию не пошло. Разрыв кооперации с Россией также нанес «антоновцам» тяжкий удар — в первую очередь, в плане финансирования их разработок российским заказчиком. Перспективы перенацеливания «Антонова» на кооперацию с западными странами можно оценивать пессимистично. Хорошо памятна история, как Airbus не захотел участвовать в совместном создании среднемагистрального грузового самолета, но после получения от «Антонова» техдокументации, через некоторое время выпустил собственную машину, удивительно похожую на Ан-70. Хуже того: по словам бывшего премьер-министра Украины Николая Азарова, руководство авиакомпании Airbus приватно предупредило Киев, что сделает все, чтобы не пустить их самолет на западноевропейский рынок. Описанное — лишь вершина айсберга украинского ОПК, стремительно уходящего под воду. Надо понимать, что украинская идея компенсировать убыток от разрыва военно-технического сотрудничества с Россией через переориентацию на западные рынки отдает явной маниловщиной. Тотально устаревший станочный парк, иные стандарты производства и многое другое не позволят Украине в ближнесрочной перспективе совершить подобную революцию в своем ОПК собственными силами. На это у страны просто нет денег. Как нет и «доброго дядюшки» за границей, имеющего возможность (а главное, желание) вложить фантастические суммы в перестройку украинского ОПК. Конечно, разрыв военного сотрудничества Украины и России произошел не без участия США. Как известно, весной 2014 года глава подкомитета по ядерному вооружению Палаты представителей США республиканец Майк Роджерс внес поправку в бюджет Пентагона, в тексте которой указывалось, что США необходимо убедить Киев в прекращении сотрудничества КБ «Южное» с Россией в вопросе обслуживания ракет «Сатана». А летом того же года США предложили Украине план компенсации потерь от прекращения сотрудничества с Россией в сфере ОПК. В рамках плана декларировалось расширение военно-технического сотрудничества Украины с США и ЕС, а также «содействие и взаимодействие в осуществлении Украиной военно-технического сотрудничества на рынках третьих стран». Прошло уже больше года, однако дальше благих намерений Вашингтон так и не пошел.

    «Толстый» все еще сохнет

    Ну, а что же Россия? Так ли уж все хорошо с импортозамещением у «толстого»? Понятно, что все не так плохо, как у «тощего». Но тогда как? Коснемся лишь пары примеров. Они лаконичны, но весьма показательны. Лишившись продукции «Мотор Сич», «Вертолеты России» остались с незакрытой поставками потребностью в 500-550 вертолетных двигателей в год. Еще в прошлом году в рамках программы импортозамещения на российском ОАО «Климов» началось освоение собственного производства вертолетных двигателей семейства ТВЗ-117 полностью из российских комплектующих. К началу 2016 года «климовцы» планируют производить до 350 вертолетных двигателей в год. Но это не раньше следующего года, в то время как двигателей ежегодно нужно на 200 штук больше. При этом компания «Вертолеты России» уже на данный момент умудряется рапортовать о 70% импортозамещения. Что тут скажешь, кроме «чудны дела твои, господи»? Неожиданно сложно идет замещение и продукции украинского предприятия «Зоря-Машпроект». В апреле прошлого года Минобороны РФ поставило НПО «Сатурн» задачу заместить импорт корабельных двигателей. В июне того же года глава Объединенной судостроительной корпорации Алексей Рахманов объявил, что испытания отечественных корабельных газотурбинных установок будут завершены к концу 2016 года. Потом срок «съехал» до 2018 года. Потом пошли разговоры, что под отечественные газотурбинные установки требуется перепроектирование уже стоящих на стапелях фрегатов… В общем, проблема на данный момент остается нерешенной. Усугубляется она и тем, что перечисленный Россией еще в 2012 году аванс в размере 2 млрд. рублей на поставку украинской стороной газотурбинных установок для строящихся фрегатов, похоже, где-то «растворился». При этом сами установки к заказчику так и не попали.

    Цена вопроса

    По официальным российским данным, общий объем средств, необходимый для замещения продукции украинского ОПК, составит порядка 30 млрд рублей. Такова цена, которую России придется заплатить за разделение двух ветвей когда-то единой системы. Итоговая цена, которую придется заплатить Украине, пока не озвучена. Но может статься, что ею станет деградация и полный развал украинской «оборонки».

    Автор: Андрей Союстов
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть