Поиск
Лента новостей
Закрыть
Происшествия
Шесть человек погибли в ДТП в Подмосковье за последние несколько дней
Политика
«Цветная революция» и «наци-билдинг»: как Запад уничтожал Югославию
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    «Цветная революция» и «наци-билдинг»: как Запад уничтожал Югославию

    15:10  9 Сентября 2015  /обновлено: 18:45  26 Октября 2015
    300

    В рамках спецпроекта «Пылающий мир» Федеральное агентство новостей продолжает публикацию серии интервью с экспертами по «цветным революциям», вот уже четверть века полыхающим на посткоммунистическом пространстве и в арабском мире. Тема новой беседы — «оранжад» как инструмент децентрализации и уничтожения Югославии, одного из немногих действительно федеративных государств планеты. Рассказывает доктор исторических наук, руководитель Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Елена Гуськова.

    Бульдозером по силовикам

    – Елена Юрьевна, какую роль сыграли технологии «цветных революций» в развитии политической ситуации на Балканах, прежде всего — на территории бывшей Югославии? – Можно сказать, что эти технологии активно использовались с самого начала расчленения Югославии, но долгое время они были вспомогательными по отношению к технологиям «наци-билдинга». В данной связи можно вспомнить, как начиналось отделение Хорватии от Югославии — с драки футбольных фанатов загребского «Динамо» и белградской «Црвены Звезды» на стадионе «Максимир» 13 мая 1990 года. – То есть фанатские околоспортивные движения вполне сознательно могли быть использованы югославскими элитами — как сербскими, так и хорватскими — в политических целях, как запал межнационального и межконфессионального конфликта? Надо ли понимать это так, что вопрос о распаде Югославии, как и о распаде СССР, был решен уже тогда «на ступеньку выше», и речь шла лишь о линиях раздела союзной собственности «по силе» непосредственных участников раздела? – Не могу полностью согласиться с таким утверждением, но не исключаю, что подобные механизмы могли существовать. – А когда же технологии «цветных революций» вышли на первый план? – Это случилось осенью 2000 года в Белграде, когда произошло фактическое отделение Черногории, поставившее точку в югославской истории, и свержение Слободана Милошевича, которое получило название «бульдозерной революции». Поводом для нее, как известно, стали досрочные президентские выборы, по итогам которых оппозиционный кандидат Воислав Коштуница объявил себя победителем. Это произошло вопреки официальным данным избиркома, согласно которым ни один из претендентов не набрал большинства голосов и предстоял второй тур с участием Милошевича и Коштуницы. Но до второго тура дело не дошло: после почти трехдневных столкновений активистов оппозиции с подразделениями армии и полиции командиры последних вступили в переговоры с лидерами оппозиции и пообещали им нейтралитет в обмен на собственную безопасность и безопасность своих семей. Вечером 6 октября 2000 года оставшийся практически в политическом одиночестве Милошевич подал в отставку. – Стандартная для «цветных революций» процедура на этапе нейтрализации силового блока подлежащей свержению государственной власти? – Да, причем нужные им сведения оппозиционеры добывали и распространяли по разработанным кураторами «цветных революций» технологиям, в том числе с использованием спецсредств, полученных из-за рубежа, при информационной поддержке со стороны западных посольств и так далее. – Ведущую роль в уличных столкновениях тогда сыграли активисты студенческого движения «Отпор»? – Да, но студенческим оно было только по названию. Международный республиканский институт (IRI) США финансировал это движение и готовил его активистов-боевиков вовсе не по критериям учебы в высших учебных заведениях. Хотя лицом этой организации в основном действительно были студенты.

    Старое, но грозное оружие

    – Символ сербского «Отпора» — «кулак солидарности» — с тех пор транслируется практически во всех «цветных революциях». Это своего рода товарный знак? – Еще со времен «парижской весны» 1968 года (майские выступления левацки настроенных студентов во Франции, которые спровоцировали социальный кризис и привели к смене власти; такое обозначение обычно не используют во избежание путаницы с «пражской весной» того же года. – Прим. ФАН). И этот выразительный символ действительно использовался как грузинской «Кмарой» времен «революции роз», приведшей к власти Михаила Саакашвили, так и на первом, «оранжевом» Майдане 2004-2005 годов. Его также приняла российская «Оборона» — объединение молодежных структур ряда либеральных политических партий и прозападных общественных организаций. Но надо сказать, что тот же самый символ использует, например, и образованный не так давно Комитет спасения Украины во главе с экс-премьером Николаем Азаровым. Так что насчет «товарного знака» я не стала бы что-то категорично утверждать. – «Наци-билдинг» и «цветные революции» — две взаимосвязанные технологии утверждения американского глобального доминирования? Или правая рука не знает, что делает левая? – Рука не знает — знает голова. Во всяком случае, история Балкан, особенно история бывшей Югославии после 1991 года — наглядный пример синергетического действия двух этих политических технологий. Например, уже упомянутое мной отделение Черногории — личную двадцатитысячную армию Мило Джукановича, «специальную полицию», оснащенную тяжелыми системами вооружений, тренировали спецназовцы британской SAS, и это даже не особенно скрывалось. Причем до того Джуканович считался самым верным соратником Слободана Милошевича… Ну а последний по времени пример такого рода — весенние события в Македонии, когда 7 мая начались протестные митинги оппозиции в Скопье, а в ночь на 9 мая отряд вооруженных албанцев вошел из Косово на территорию Македонии и занял город Куманово. При этом протестующим в столице Македонии активно помогали посольство США, сотрудники американских спецслужб и неправительственные организации. – То есть технологии «цветных революций» до сих пор не сданы в утиль и находятся в действующем арсенале США и их союзников? – Если данные технологии приносят результат, а в определенных социально-политических условиях они его гарантированно приносят, то почему от них надо отказываться? Это, говоря словами поэта, «старое, но грозное оружие», возможность применения которого всегда нужно учитывать всем политикам и государствам, которые так или иначе противостоят интересам «коллективного Запада». – Елена Юрьевна, искренне благодарим вас за это предупреждение и за эту беседу.  

    Автор: Владимир Винников
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Закрыть
    Нажмите "Сохранить", чтобы читать "РИА ФАН" на главной ЯндексаСохранить
    Популярное на сайте
    Читайте нас в соцсетях