Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Взрывы в Китае: что это было и кто виноват

Взрывы в Китае: что это было и кто виноват

12:43  9 Сентября 2015
2220

Район новостроек Биньхай, расположенный в черте китайского города Таньцзинь, 12 августа 2015 года в 23:30 по местному времени содрогнулся от взрыва. Взлетели в небо и огненным дождем посыпались на землю многочисленные обломки, посыпались на крыши зданий, на припаркованные автомобили и в волны Бохайского залива. Зевак, издалека с интересом уже полчаса разглядывающих борьбу пожарных с огнем на портовых складах, словно ударило в лицо жаркой ладонью. Из окон домов посыпались разбитые стекла. Не успели люди прийти в себя, как над местом пожара в ночное небо вонзился пламенный столп нового взрыва, раз в семь более мощного, чем первый. И когда этот столп опал, внизу уже не было ни пожарных, ни зевак, ни самих складов…

Привычка к катастрофам

Техногенные катастрофы, увы, стали постоянными спутниками нашей цивилизации. Мы к ним привыкли так же, как к смогу, висящему над мегаполисами. Мы научились различать среди подобных катастроф те, которые действительно вызывают чувство ужаса — Бхопал 1984-го, Чернобыль 1986-го или Фукусиму 2011-го, — и прочие, вызывающие лишь чувство кратковременного испуга. Особняком среди прочих стоят катастрофы, причиной которых, наравне с человеческими просчетами и стечением неудачных обстоятельств, может оказаться злой умысел. Из последних происшествий такого рода читателю, следящему за мировыми новостями, немедленно вспомнится странная череда взрывов на китайских химических предприятиях, продолжающаяся с августа этого года. Давайте вместе вспомним хронологию этих чрезвычайных происшествий.

От Таньцзиня до Лишуя

С чего все началось? С уже знакомого нам Таньцзиня. 12 августа на складах фирмы Ruihai Logistics, расположенных в порту Таньцзиня и битком набитых опасными химическими веществами, начался пожар. Прибывшие пожарные с огнем справиться не смогли. Вечером того же дня на складах с разницей в 30 секунд произошли два сильнейших взрыва, второй из которых мировые СМИ объявили самым мощным неядерным взрывом в мировой истории. Погибло 150 человек, поврежденным оказалось здание национального компьютерного центра, полностью выведены из строя 10 000 автомобилей, в воздух и на прилегающую к складам территорию было выброшено большое количество цианида натрия. 15 августа на все тех же складах Ruihai Logistics были отмечены новые взрывы. Над Таньцзинем в небо взлетел целый смерч черного дыма. Следующий взрыв произошел 22 августа на предприятии, расположенном в городе Цзыбо провинции Шаньдун. Завод производит высокотехнологичные химикаты, в том числе и адипонитрил. В находящихся поблизости от него домах выбило все стекла. Пострадало девять человек. 2 сентября стало известно, что на расположенном в той же провинции Шаньдун заводе по производству клеевых материалов, прогремел взрыв и начался пожар. Жертвами аварии стали минимум пять человек. Наконец, 7 сентября взорвался химический завод в городском округе Лишуй провинции Чжэцзян. Завод принадлежит Lishui Nanming Chemicals Co., Ltd. По одной из версий, детонировал метанол. После серии взрывов пламя охватило три этажа заводского здания, а столб дыма над местом катастрофы достиг высоты в 100 метров.

Особенности китайского производства

Одна случайность — это случайность. Две одинаковые случайности — это, как известно, уже система. А если таких «случайностей» уже минимум пять? Китайское производство нацелено на удешевление выпуска продукции любой ценой. Очень часто — ценой пренебрежения техникой безопасности. Ярчайший пример — та же катастрофа в Таньцзине, при расследовании которой вдруг выяснилось, что руководство Ruihai Logistics допустило строительство трех многоквартирных домов прямо в зоне безопасности рядом со своими складами. Это нарушило китайское законодательство, но зато позволило Ruihai Logistics быстро возместить часть средств, потраченных ранее на возведение своих логистических складов в порту. Понятное дело, что при взрывах 12 августа жилые дома, отделенные от складов менее, чем километровой дистанцией, попали в зону поражения ударной волной, обломками, огнем и химическими веществами. Все это, безусловно, нужно учитывать при оценке взрывов. Но сводится ли дело лишь к массовому нарушению техники безопасности? Достаточно ли одной только этой причины?

Но могло быть, но произошло

Может, и достаточно. Но вот какой любопытный момент. Каждая крупная катастрофа на промышленном предприятии в любой стране мира, а не только в Китае, немедленно привлекает к себе самое пристальное внимание профильных госструктур. Непременно проводится расследование всех обстоятельств катастрофы, делаются надлежащие выводы, разрабатываются инструкции по устранению причин, приведших к ЧП. В это время на предприятиях отрасли действует режим особого внимания, призванный до окончания расследования максимально снизить вероятность новых ЧП. По окончании следствия разработанные на основе его данных инструкции, с требованиями «устранить» и «не допустить впредь», в обязательном порядке циркулярно рассылаются по всем предприятиям отрасли. С последующей обязательной проверкой исполнения положений этих инструкций специальными комиссиями. Этот алгоритм действует везде. В Китае тоже. Исходя из него, можно было бы объяснить случайностью августовские взрывы. Но к сентябрю на китайских химзаводах и химскладах персонал уже должен был ходить буквально на цыпочках. В режиме особого внимания. Сто раз проверяя и перепроверяя каждое свое действие. Но наступает сентябрь и… в небо взлетают Шаньдун и Лишуй. Такого не могло быть. Но произошло. О чем это говорит? Либо о массовом умопомешательстве сотрудников китайской химической промышленности. Либо о злом умысле. Третьего варианта нет. И поскольку довольно трудно поверить, что сотни людей, работающих на заводах в Шаньдуне и Лишуе, добровольно, в нарушение процедуры повышения уровня безопасности, захотели подвергнуться смертельной опасности по примеру своих коллег в Таньцзине, вывод о злом умысле выглядит все логичнее и логичнее.

Кому это выгодно?

Остается задаться вопросом: кому может быть выгодна серия взрывов на китайских химических предприятиях? Конкурентам внутри Китая? Если бы на воздух взлетело предприятие или предприятия, принадлежащие какой-то одной корпорации, такой ответ был бы логичным. Но когда катастрофа случается на четырех предприятиях, принадлежащих разным владельцам и, что тоже важно, выпускающим разную химическую продукцию, такой ответ вряд ли будет верным. Но если не китайским конкурентам, тогда кому? Кто в настоящее время может стремиться к подрыву доверия как к китайской химической промышленности, так и к самой Китайской Народной Республике? Чтобы разобраться с этим, вспомним вот что. По какой стране мира больнее всего ударили управляемая девальвация юаня и недавнее падение китайского фондового рынка? Внешний долг какого государства перед КНР вырос до крайне внушительной суммы в 1,3 трлн. долларов? Какая страна поспешно и во всеуслышание объявила о разработке беспрецедентных экономических санкций против «китайских хакеров»? Наконец, какое государство мира в настоящее время больше всех встревожено крепнущим партнерством между Российской Федерацией и Китайской Народной Республикой? По-моему, ответ очевиден. А вы как считаете?    

Андрей Союстов
Новости партнеров
mediametrics