Беженцы в Европе - реальная угроза безопасности

Беженцы в Европе - реальная угроза безопасности

09.09.2015 11:20
1590

В решении кризиса ближневосточных беженцев в Европе есть два ключевых элемента. Одним из них является текущий гуманитарный кризис. Другим - необходимость предпринять реалистичный подход к стабилизации раздираемого войной региона, для чего потребуется сотрудничество Вашингтона, Москвы и Тегерана, пишет бывший сотрудник ЦРУ Грэм Фуллер в статье Realism and the Refugee Crisis, опубликованной на ресурсе Сonsortiumnews.com, перевод которой предлагает своим читателям Федеральное агентство новостей. Ситуация в Европе требует немедленного урегулирования. Не должно быть никаких сомнений - это очень реальная угроза национальной безопасности и, следовательно, всем странам следует направить значительные части из своих бюджетов на её устранение. Для Ближнего Востока и Северной Африки, Европа является привлекательным местом, так как это ближайший регион, который обладает средствами, а также функционирующими системами гуманитарных ценностей и институциональной структуры, которые вполне способны предоставить убежище беженцам. У самой же Европы не было выбора в этом вопросе, но похвально, что многие страны, особенно Германия, всерьез отнеслись к этой моральной и гуманитарной ответственности. Однако гораздо большее количество стран ответственно за разжигание текущего гуманитарного кризиса. В первую очередь – Соединенные Штаты. Именно Вашингтон начал войну, которая разрушила иракскую государственную и социальную структуры, повергнув Ирак в нынешнее состояние хаоса и беспощадной межконфессиональной войны, которой не наблюдалось при Саддаме Хусейне. Хаос в Ираке, вытекающие из него межконфессиональные распри и потоки беженцев имели непосредственное влияние на сирийский кризис. Президент Сирии Башар аль-Асад несет самую большую и самую непосредственную ответственность за текущую жестокую гражданскую войну. А иракские джихадисты мгновенно объединились в нарастающем насилие в Сирии и сформировали ИГИЛ. Тем не менее, Вашингтон, который продолжал вносить непосредственный вклад в организацию, вооружение и подготовку джихадистских групп для борьбы в Сирии против режима Асада, кажется, освободил себя от ответственности за последствия этого шага. Вашингтон неохотно выразил готовность принять только около полутора тысяч сирийских беженцев. Канада, ещё одна большая и богатая страна, которая также оказывает поддержку оппозиционных Асаду элементов в Сирии и бомбардировкам ИГИЛ, готова принять ещё меньше беженцев. Великобритания с энтузиазмом поддерживала военные действия в Сирии, но примет самое скромное число беженцев. (В этом контексте рекомендую почитать статью New York Times канадского интеллектуала Михаила Игнатьева о более широких аспектах проблемы.) Ливия, также столкнувшаяся с организуемыми Западом операциями по «смене режима» и во многом находится в схожей ситуации, сталкивается с такой же растущей проблемой потока беженцев. На самом деле, менее состоятельные государства приняли большее количество беженцев: Турция приняла более двух миллионов беженцев. Иордания, граничащая с Сирией, приняла 1,5 миллиона, Ливан – около одного миллиона. А другие, гораздо более состоятельные государства Персидского залива практически не приняли беженцев. Шокирующий факт, но это происходит потому, что большинство из этих государств непосредственно принимали участие в финансировании той или иной стороны гражданской войны в Сирии. Справедливости ради, однако, мы должны признать, что страны Персидского залива и Саудовская Аравия действительно сделали крупные финансовые взносы в международные организации беженцев – к настоящему моменту эта сумма насчитывает около 2,5 млрд долларов, что были направлены в фонды по уходу и содержанию беженцев. (И США, неохотно принимающие беженцев, также выделили около 2,8 млрд долларов в качестве помощи). Но в чем же причины того, что страны Персидского залива отказываются принимать беженцев? Ответ кроется в более тонкой демографической и политической ситуации в этих странах, нежели в отсутствии материальной щедрости. «Туземцами» малых государств Персидского залива обычно являются представители изначальных племен, проживавших на данной территории, на которую внезапно свалилось баснословное богатство, и которые к настоящему времени стали меньшинствами и составляют около 10-15% населения своих государств; они нанимают большое количество иностранной рабочей силы для выполнения самой трудоемкой физической работы и административных задач, в то время как более привилегированные представители активно участвуют в сферах торговли, управления или отдыха. Большинство государств Персидского залива уже очень сильно тревожатся из-за такого серьезного перекоса в демографии. Возможно, более важная причина - политическая: сирийцы представляют собой образованный и сильно политизированный народ, радикально настроенный, слишком политизированный для правительств Персидского залива и их совершенно неполитизированных туземцев, которые боятся раскачивать судна своих богатых нефтью обществ. Они чувствуют, что они рискуют потерять слишком многое, если допустят любое потенциальное политическое волнение на своей территории. Политика – это роскошь, от которой местные жители залива готовы отказаться в интересах поддержания благосостояния общества и экономических благ. Саудовская Аравия располагает намного большей территорией и может вместить физически большое число беженцев, но испытывает вышеупомянутые страхи насчет политизированных иммигрантов, особенно сирийцев. Последнее замечание: единственным, действительно эффективным долгосрочным планом уничтожения ИГИЛ является восстановление некоторой степени мира и порядка в Сирии и Ираке; ИГИЛ процветает за счет хаоса и эмоций этой борьбы. Жизненно важно для более широкого международного сообщества добиться некоторых соглашений по восстановлению стабильности в обеих странах. И этого не достичь через военные операции, которые только продлевают гражданскую войну. Другими ключевыми странами в достижении политического решения являются Иран и Россия. Возобновляемые западные связи с Ираном могут посодействовать в достижении компромисса. Россия, имея большой процент мусульманского населения, также имеет массу причин опасаться ИГИЛ и добиваться восстановления стабильности на Ближнем Востоке. При этом, она ни за что не согласится пойти ещё на одно навязанное Западом/НАТО решение, имеющее целью консолидацию стратегической западной власти за счет российского присутствия. До тех пор, пока отношения США и России вовлечены в стратегическую борьбу на Ближнем Востоке по принципу «победителю достается всё», Россия, очевидно, будет умышленно «волочить свои ноги», чтобы противостоять усилиям США. Вашингтон должен игнорировать доминирующие советы своих ястребов по отношениям с Россией и принять преимущества компромиссной борьбы по принципу «каждый может выиграть». Соглашения на такое урегулирование не так легко достичь, но без него ничего другого не случиться, кроме смерти еще большего числа беженцев.

Алексей Громов
После нас хоть потоп: Экс-президент Гамбии прихватил с собой бюджет страны
Закрыть