Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Вторжение РФ в Сирию: сеанс информационной магии с разоблачением

Вторжение РФ в Сирию: сеанс информационной магии с разоблачением

12:09  8 Сентября 2015  /обновлено: 18:52  26 Октября 2015
6876

Российская Федерация и Сирийская Арабская Республика были тесно связаны в советские времена, но сегодня оказались ввязаны в войну. Сирия — в горячую, Россия — в информационную. «Россия осуществила военную интервенцию против сирийского народа!» — такова главная сенсация начала осени 2015 года в мировом медиапространстве. Пора отделить правду от лжи.

На старте

Когда и с чего началась история этой «интервенции»? Своеобразной точкой отсчета можно считать год 2010-й, когда между Москвой и Дамаском был подписан контракт на поставку российских ЗРС С-300. Их тактико-технические характеристики могли серьезным образом изменить баланс сил на Ближнем Востоке, в случае вооруженного конфликта «подрезав крылья» и ВВС Израиля, и ВВС США. Разумеется, и Тель-Авив, и Вашингтон немедленно начали кампанию по давлению на Москву с целью не допустить получения режимом Башара Асада данных систем ПВО. А через год в Сирии вспыхнула гражданская война, в которой Соединенные Штаты довольно быстро встали на сторону вооруженной оппозиции.

Запахло демократическими бомбежками

В этом внутрисирийском конфликте официальный Дамаск очень быстро был демонизирован в глазах мирового собщества. В 2012-м грянул первый из скандалов вокруг использования в Сирии химического оружия против мирного населения. Доказательств, что это оружие было применено правительственными войсками, а не боевиками, обнаружено не было, но США уже назначили виновного. Им оказался президент Сирии Башар Асад, которого Вашингтон официально отказался воспринимать как легитимного лидера сирийского государства. Ситуация резко накалилась. Дело шло к повторению ливийского сценария — то есть, к открытому вмешательству в конфликт «сил добра» в лице НАТО. Как написал один германский журналист, «в воздухе отчетливо запахло демократическими бомбежками». Но тут активно вмешалась Россия, предложив план химического разоружения Дамаска. И тогда США ответили тем, что впервые запустили «утку» о вводе российских регулярных войск в Сирию. Особенно постарался канал Fox News, «обнаруживший» «тайную переброску российской морской пехоты военным кораблем «Иман» в российскую военную базу в сирийском Тартусе».

«Вторжение» первое — верхом на бензовозе

Парадокс ситуации заключался в следующем. В Тартусе нет российской военной базы, но еще с 1971 года есть ПМТО – пункт материально-технического обеспечения нашего Военно-Морского Флота. За громкой аббревиатурой скрываются два плавучих пирса, складское помещение и старая казарма. Личный состав, реально обслуживавший всю эту инфраструктуру в 2012 году, состоял сперва из четверых военных моряков, а позже — из двоих гражданских. «Иман» действительно входит в состав ВМФ России, но это не боевой корабль, а танкер, предназначенный для перевозки ГСМ. Перемещать на нем подразделения морской пехоты — все равно что на суше перебрасывать мотострелков не с помощью бронетранспортера, а посредством автоцистерны. Мягко говоря, нелогично. Это вовсе не означает, что наших морпехов на «Имане» совсем не было. Они были. Целый десяток бойцов, составляющих штатную «антипиратскую» группу охраны. Вот что на самом деле скрывалось за сообщением Fox News. Смешно? Смешно. Но это был только пробный шар… Так или иначе, пролог нашей темы закончился тем, что Россия заморозила поставки С-300 Асаду, но зато Дамаск избежал налетов ВВС США.

В игру вступают Турция и Израиль

Новый этап «российской интервенции в Сирию» начался в конце лета сего года. 16 августа турецкий англоязычный ресурс BGN News объявил: «Россия поставила шесть реактивных истребителей сирийской администрации». Далее в сообщении указывалось, что речь идет об истребителях-перехватчиках МиГ-31, контракт о поставках которых был подписан Россией и Сирией еще в 2007-м, но заморожен Москвой под давлением Тель-Авива в 2009-м. Рособоронэкспорт отказался комментировать заявление турецких СМИ, ибо нет смысла комментировать нечто недоказанное. Однако турецкое медийное «знамя» немедленно было подхвачено средствами массовой информации государства, для которого все происходящее в Сирии — глубоко личная боль. Речь, конечно, об Израиле. 31 августа израильское издание Ynetnews огорошило своих читателей заголовком: «Русские реактивные самолеты в сирийских небесах!» Российская Lenta.ru, дублируя Ynetnews, сообщила: «Как отмечают собеседники издания Ynetnews, российские военные и авиатехника уже находятся на одной из контролируемых правительством авиабаз в окрестностях Дамаска. Предполагается, что «уже переброшенные» ударные самолеты и вертолеты будут задействованы в борьбе с боевиками «Исламского государства»*. Источники издания утверждают, что в ближайшие недели количество российских военных в Сирии может достичь нескольких тысяч человек: советников, инструкторов, тыловиков, зенитчиков и пилотов боевой авиации». Строчки Ynetnews тут же были подняты на щит другими новостными агентствами Израиля. Иные, например ITON.TV, в азарте договорились чуть ли не до табунов лично увиденных Ил-76, которые прямиком из Москвы доставляли в Дамаск тонны ПТУР «Корнет» и прочего оружия.

«Вторжение» набирает обороты

Круги, разбегающиеся от брошенного турками и израильтянами камня, ширились и множились. Британские The Telegraph и The Times на основании турецких и израильских новостей, а также с привлечением пресловутых «данных из соцсетей» пришли к выводу, что Россия отправила на помощь Асаду свои регулярные войска. Шведская газета Dagens Nyheter, правда, скептически отметила, что сведения этих агентств «как минимум ненадежные». Но кто когда-нибудь прислушивался к шведам? 3 сентября в ход пошла «тяжелая артиллерия» в виде американского официоза. Так, представитель госдепартамента Марк Тонер на брифинге в Вашингтоне заявил: «Мы видели в прессе сообщения, согласно которым Россия, возможно, развертывает военнослужащих или летательные аппараты в Сирии. Мы внимательно следим за этой темой и поддерживаем связь с нашими партнерами в регионе, чтобы получить больше информации». При этом Тонер признался, что точной и проверенной информации по этому вопросу у Вашингтона сейчас нет. В тот же день председатель американского Объединенного комитета начальников штабов генерал Мартин Демпси, в ответ на вопрос ABC News, что ему известно о наращивании Россией своего военного присутствия в Сирии, ответил так: «Все здесь будет зависеть от того, что они собираются делать. Если они займут аэродром, будут проводить программу тренировок и оснащения сирийского режима — это одно. Если же они действительно будут участвовать в кампании против того, что, по их мнению, является ИГИЛ*, то это может осложнить ситуацию. Не думаю, что они будут так же, как мы, избирательно подходить к группировкам». Уже 5 сентября интернет оказался погребен под лавиной перепостов русскоязычных блогеров, запустивших в Сеть удивительное известие: «Наши войска перебрасываются в Сирию, причем с намерением участия в боевых действиях». Того же 5 сентября по инициативе американской стороны состоялся телефонный разговор госсекретаря США Джона Керри с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Керри выразил российскому коллеге обеспокоенность в связи с сообщением о вероятном наращивании военного присутствия России в Сирии. Лавров ответил, что никакого наращивания не наблюдается, а если речь идет о российских военных поставках Дамаску, то Москва их никогда и не скрывала. Россия — суверенное государство, Сирия — суверенное государство. Первая совершенно открыто и свободно имеет право продавать второй любую продукцию военного назначения. Тем более, для борьбы с террористической угрозой, распространителем которой, несомненно, является ИГИЛ. Апофеозом же стихийного (и стихийного ли?) процесса шельмования России, как и следовало ожидать, стали удивительнейшие выкладки украинских новостных агентств. Успешно добавив ко всему вышеперечисленному сведения о том, что 103 иностранных военных, погибших в результате ракетного обстрела в йеменской (!) провинции Мариб, были обнаружены на территории военного аэропорта ас-Сафер, они опубликовали следующий материал: «Армия России за границей, если верить сведениям соцсетей, находится не только в ближнем зарубежье, но и на территории Сирии, в зоне конфликта с террористами «Исламского государства». Так, тела 10 русских военных, погибших в результате ракетного обстрела в сирийской провинции Ракка, были обнаружены на территории военного аэропорта Айн-Исса, сообщает российский блогер Елена Вебер на своей странице в Фейсбук. Власти Турции сообщили о том, что 45 псковских десантников стали жертвами ракетного обстрела во время участия в операции на территории Сирии. В результате обстрела тренировочного лагеря в сирийской провинции Ракка также погибли пять военнослужащих из спецназа ГРУ. По данным агентства Ассошиэйтед Пресс, в результате обстрела также погибли 10 морских пехотинцев из Владивостока». Надо ли говорить, что власти Турции, равно как и Associated Press, даже не подозревают, что они нечто подобное сообщали?

Промежуточный итог

Итак, что мы видим? По факту наблюдается явно хорошо скоординированная и активно проводимая с августа 2015 года кампания по обвинению России в расширении своего присутствия в Сирии. Кому выгодна подобная информационная кампания? Она выгодна, прежде всего, Штатам и Израилю, которые выступают одинаково против каких-либо действий России на Ближнем Востоке, хотя и по не вполне совпадающим причинам. США методично борются с ограничением влияния России в этом регионе, а попутно готовят петлю для Асада. Израилю же крайне несимпатичен факт появления в руках сирийцев современного российского оружия, способного нанести тяжелые потери главной ударной силе ЦАХАЛа — Хель Хаавир, т.е. ВВС. Отсюда столь болезненная реакция Тель-Авива даже не на поставки МиГ-31 и С-300 Дамаску, а на саму вероятность таковых. Показательно, что, как и в случае с освещением событий на Украине после госпереворота в Киеве, наши зарубежные «партнеры» пытаются влиять на российское общественное мнение путем использования таких агентов влияния, как подконтрольные русскоязычные блогеры.

Технология обмана на примере «наброса в ЖЖ»

За примерами далеко ходить не надо. Обратимся к тексту, размещенному 5 сентября на ресурсе LiveJournal пользователем по имени Руслан Левиев. Текст называется нейтрально «Есть ли российские военные в Сирии», но его содержание однозначно обвиняет руководство РФ в скрытом развертывании на территории Сирии многочисленного российского воинского контингента. Текст длинный, изобилующий ссылками и, вроде бы, неопровержимыми доказательствами выводов автора, но… Но в том-то и дело, что «вроде бы». Обывателю трудно это заметить, так что нелишне будет показать некоторые нестыковки, быстро превращающие внешне связный и логичный текст в беспорядочный набор голословных утверждений. Начнем хотя бы с ролика, якобы снятого 23 августа членами независимой организации Syrian Observatory for Human Rights в окрестностях Латакии. В нем, среди прочей сирийской военной техники, показан бронетранспортер российского производства БТР-82А в нехарактерном для сирийской армии камуфляже. Он ведет огонь из автоматической пушки, что сопровождается выкриками, при должном желании могущими считаться русскоязычными. По крайней мере, The Times вместе с Левиевым русские крики на фоне стрельбы разобрали. Но вот вопрос: как один бронетранспортер made in Russia и пара-тройка якобы русскоязычных реплик могут доказать наличие в кадре многочисленного кадрового воинского контингента Российской Федерации? Тем более что Россия никогда не опровергала факт поставок военной техники режиму Асада. Перейдем к позаимствованным из твиттера фото с силуэтами военных самолетов и разведывательных БПЛА, сопровождаемым утверждением, что все это новейшая российская техника, сфотографированная в небе Сирии. Но, во-первых, где доказательства, что эти фото родом именно из Сирии? Во-вторых, если с натяжкой профили МиГ-29 и Су-27 (состоящих на вооружении ВВС Сирии, кстати!) на фото опознать можно, то третий силуэт, атрибутированный как новейший российский Су-34, вызывает крайнее недоумение. Руслан Левиев, видимо, не в курсе, что этих «сушек» было выпущено всего полсотни и каждая у тех же споттеров — на счету. В буквальном смысле. Представить тайную переброску любой такой машины в Сирию — все равно что представить секретный переезд в центр Дамаска Спасской башни. Теоретически возможно, практически… Ну, вы поняли. Далее, про БПЛА. Левиев сперва предполагает, что на снимке — российский разведывательный дрон «Пчела-1Т» либо внешне неотличимый от него предшественник — куда более старый БПЛА «Шмель-1». Обратили внимание на «либо»? Потому как дальше автор текста уже уверенно оперирует исключительно «Пчелами» без оглядки на «Шмелей». На каком основании он сделал вывод о том, что на снимке именно «Пчела» — совершенно непонятно. Но и это не все. Почему, по мнению автора, снимки БПЛА доказывают присутствие в Сирии российских регулярных войск? Потому что, цитирую, «все три истребителя засняты вместе с «Пчела-1Т». Оставим за скобками саму логику аргумента. Вспомним, что Су-34 — не истребитель, доказательств того, что перед нами именно «Пчела» никаких, а главное — «заснятые вместе» самолеты и БПЛА находятся на разных фотографиях. «Вместе» они оказались лишь волею пользователя, выложившего эти фотографии в твиттер. Почерпнутые с личных аккаунтов записи и фотографии российских морских пехотинцев, заснятых якобы в Сирии, по мнению Левиева, есть еще одно доказательство российской «военной интервенции». Но вот беда — все снимки сделаны исключительно в том самом Тартусе, где обретается уже знакомый нам ПМТО. Вопрос: что наши морские пехотинцы там делают? Ответ: отдыхают. Вопрос: а как они вообще в Сирию попадают? А как в Тартус ранее попали морпехи на борту танкера «Иман»? Правильно — в роли групп охраны. Ну, а то, что РФ осуществляет поставки своей военной продукции в Сирию с помощью больших десантных кораблей, даже получивших из-за этого прозвище «сирийский экспресс», так это вообще секрет Полишинеля. Некоторые фотографии «родом из Сирии», впрочем, имеют проставленный геотег «Хомс». Так называется город в нескольких десятках километров к востоку от Тартуса, в районе которого идут активные боевые действия между правительственными войсками и боевиками. Но если вспомнить, что геотеги и в отлично картографированной Европе дают при двух снимках в одном и том же месте разброс до 5 км, то особо доверять этим меткам не приходится. В районе Сирии и в южных районах Турции не раз отмечался лаг между реальным местом снимка и показаниями геотега до 40-50 км. Так что геотеги нельзя считать абсолютным доказательством присутствия кого-то где-то. В лучшем случае, это косвенное доказательство. Словом, как-то не просматривается за текстом Левиева ни «срыва покровов», ни толковой сенсации. Попытка запудрить мозги читателю, попытка вызвать недоверие к руководству страны наблюдается, а вот борьба за истину — как-то не особо. Нет в Сирийской Арабской Республике крупного российского воинского контингента. Но что же тогда там есть? Давайте и с этим вопросом по мере сил разберемся.

Что там в Сирии?

С этим все совсем просто. Здесь достаточно простого перечисления. Во-первых, есть личный состав, обслуживающий ПМТО: 2-4 человека. Во-вторых, имеется немногочисленный контингент морских пехотинцев, охраняющий корабли и суда ВМФ, а также доставляемые в Сирию российские военные грузы. В-третьих, наверняка имеется какое-то количество российских граждан, не обязательно военнослужащих, осуществляющих сопровождение и передачу грузов военного назначения Сирии, а также обеспечивающих освоение сирийской стороной российской военной техники. В-четвертых, вполне возможно наличие в рядах Сирийской арабской армии российских военных советников. Странно, если б их не было в Сирии с учетом давних традиций подобного взаимодействия между нашими странами и глубокой заинтересованности России в устойчивости правительства Асада. Наконец, в-пятых – это ЧВК, частные военные компании. Пожалуй, самая загадочная часть русскоязычного вооруженного комьюнити на территории сирийского государств. Начало XXI века вообще оказалось временем мирового расцвета подобных организаций, позволяющих «пассионариям» не только зарабатывать себе на жизнь опасным военным ремеслом, но и защищать государственные интересы там, где использование регулярных войск невозможно в силу законодательства или где оно вызовет слишком бурную международную реакцию, потенциально способную превратиться в casus belli. Первопроходцем в этом деле явилась британская Watchguard International, а наиболее прославилась, конечно же, американская ЧВК Blackwater. Россия достаточно долгое время находилась в стороне от мейнстрима, но бесконечно это продолжаться не могло. Несмотря на отсутствие в Российской Федерации соответствующей законодательной базы, регламентирующей подобный бизнес, начинает отмечаться появление представителей русскоязычных ЧВК на территории Ирака, а также на борту гражданских судов близ сомалийских берегов. Вполне можно допустить участие одной или нескольких подобных ЧВК в боевых действиях на территории Сирии в составе проправительственных сил. Данное предположение строится, помимо прочего, на прецеденте зарегистрированной весной 2013 года в Гонконге ЧВК Slavonic Corps Limited. Эта компания успешно вербовала бывших российских военнослужащих с опытом участия в боевых действиях и переправляла их в сирийскую Латакию. Таким образом, мы видим, что, несмотря на наличие поставок на территорию Сирийской Арабской Республики российской военной техники и оружия, несмотря на присутствие там же небольшого количества российских военных специалистов и военнослужащих из состава регулярных частей морской пехоты, а также вероятного, но точно не известного числа сотрудников русскоязычных ЧВК, ни о какой военной интервенции России в Сирии речи не идет. А вот в чем можно не сомневаться — так это в очередном акте информационной агрессии против России, да и против Сирии со стороны наших «зарубежных партнеров». И это надо понимать предельно четко.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Андрей Союстов
Закрыть