Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Весь мир
ИГИЛ, могила шахида, идущие на смерть: корреспонденты ФАН передают с фронта

ИГИЛ, могила шахида, идущие на смерть: корреспонденты ФАН передают с фронта

15:36  6 Сентября 2015  /обновлено: 19:01  26 Октября 2015
4031

За войной: как репортеры поехали снимать бой, а нашли добровольцев

Корреспонденты Федерального агентства новостей продолжают серию репортажей из Ирака: ложное сообщение о наступлении террористов в городе Киркук, встреча с англоязычными "добровольцами", политическая неразбериха и ночной скоротечный бой. Иногда даже проверка информации, кажущейся тебе сомнительной, может завести очень далеко. В любом случае, дальше, чем ты рассчитывал.

Дым без огня

В то утро, просматривая ленты новостей, мы наткнулись на сообщение об очередном наступлении ИГ* в районе города Киркук. Неизвестный ньюсмейкер с тревогой сообщал о захвате исламистами военного аэродрома и нескольких деревень к юго-западу. 90 километров от Сулеймании до Киркука мы преодолели примерно за час. Вероятно, Курдистан - единственное место на Ближнем Востоке, где, арендовав машину, любой водитель, воспитанный московским трафиком, может чувствовать себя вполне комфортно. При очень плотном движении скоростной режим соблюдается местными водителями неукоснительно. Качество дорог – не хуже, а где-то даже лучше российских. Домчались с ветерком. Уже на въезде в город понимаем, что тревожная информация не соответствует действительности. Ни дополнительных блокпостов, ни военных на улицах не видно. В нашем представлении город, чья окраина была внезапно захвачена противником, должен выглядеть несколько иначе. Пока же нас встречают преимущественно торговцы, раскладывающие товары на прилавках многочисленных лавок, и пение муэдзина, раздающееся из динамиков на десятках минаретов местных мечетей. Курдские друзья, двумя днями ранее инструктировавшие нас относительно передвижений по городам и весям Курдистана, убедительно просили не заезжать в арабские кварталы. Поминутно сверяясь с картой, и наблюдая «красоты», развернувшиеся за лобовым стеклом нашей машины, мы слишком поздно осознаем, что заехали именно в такой квартал. Не то, чтобы курды как-то чересчур предвзято относились к арабам, но сложная политическая обстановка и историческая память делают свое дело. Кучи мусора на обочинах, бесконечные арабские граффити на стенах домов и заборах, и удивленные взгляды местного населения. Двое мужчин европейской внешности на новом белом автомобиле притягивают внимание. Белые дишдаши, черные и синие хиджабы. Любопытные, но не слишком приветливые взгляды из окон и с крылечек домов. Но делать нечего, до «захваченного ИГ аэродрома» остается меньше километра. В итоге, то, ради чего мы приехали в Киркук, оказалось длинной серой стеной, ограждающей взлетную полосу, и никаких признаков присутствия «даеш» мы не заметили. В отличие от красно-бело-зеленого флага Курдистана, весело реявшего на утреннем ветерке над дежурной вышкой.

Нож в кармане

А дальше начинается история о везении и откровенной репортерской наглости. Если фронт не идет к репортеру... Повторно просмотрев сводки, решаем выдвигаться с сторону городка Дахук, что расположен 40 километрами южнее. Там, судя по всему, должно быть совсем горячо. По крайней мере, горячее, чем в Киркуке. Южнее Киркука, дежурство на блокпостах, помимо курдской полиции и Пешмерга, несет также иракская полиция. Мы остановились на одном из блокпостов, чтобы узнать, можем ли мы двигаться дальше. Сначала у нас проверили документы. Потом трое других полицейских по очереди заглянули в наши паспорта, права, журналистские удостоверения, карманы, рюкзаки и багажник. Все это – с очень важным видом и большим апломбом. Не знаю, как подобные экзерсисы сказываются на безопасности региона, но раскладной нож в моем кармане иракский полицейский во время обыска не заметил. Знакомый любому из нас синдром «начальника шлагбаума». Более всего и нас и полицейского расстроила коммуникационная пропасть, пролегшая между нами. Его английского не хватало для понимания нас, а наши сорани и арабский и по сей день находятся в зачаточном состоянии.

"Добровольцы"

Даже подъехавший почти одновременно с нами белый внедорожник, в котором сидели суровые парни европейской внешности, не решил нашу проблему. - Парни похожи на журналистов! – обрадовался Слава (корреспондент Федерального агентства новостей Вячеслав Дружинин - прим. ФАН), и мы пошли наводить контакты. Подойдя к джипу, мы мгновенно осознали, что на журналистов эти ребята похожи меньше всего. Об этом красноречиво говорили штурмовые винтовки, лежащие на коленях, разгрузки, набитые магазинами под завязку, и суровые, ничего не выражающие лица англо-саксонского типа. - Sorry, guys! We can’t help you (Простите, парни. Мы не можем вам помочь - прим. ФАН), - раздалось из-за приопущенного стекла. Судя по виду, это были те самые американские или британские «отпускники». Добровольцев из США, Канады и Европы в Курдистане – пруд пруди. Большинство из них бывшие военные, уже проходившие службу в Ираке и Афганистане. Дело лишь в том, что назвать добровольцами можно только тех, кто воюет в Сирийском Курдистане (Роджаве) в составе социалистических отрядов YPG. Большинство же тех, кто приехал сражаться за Иракский Курдистан, – вполне конкретные работники разнообразных ЧВК, ради галочки именуемые добровольцами.

Идущие на смерть

Надо сказать, что фронтовые сводки, публикуемые местными СМИ, сильно зависят от политической силы, контролирующей регион. Человеку, далекому от войны в Ираке и Курдистане, трудно оценить реальный баланс сил и понять, как подразделения, казалось бы, одной армии, могут быть разнородными настолько, что каждая фронтовая операция больше зависит от внутриполитического статуса конкретной партии, нежели от реальной расстановки сил. Скажем, участок фронта от Мосула до Шингала контролируют Пешмерга. И фронт под Киркуком – также под контролем Пешмерга. «Ну хорошо, - скажет читатель. - Что ж тут удивительного?». А удивительное в том, что Пешмерга, подконтрольные ДПК (правящей партии) и Пешмерга ПСК (Патриотического Союза Курдистана) - две разные силы. Они, разумеется, выступают на одной стороне, однако предпочитают пересекаться лишь в случае крайней необходимости. После вторжения ИГ в Курдистан политические разногласия были отставлены на второй план, но партийные традиции все равно мешают консолидации сил. Каждая партия снабжает и поддерживает свое боевое крыло. Каждая бригада, батальон и отряд, так или иначе, принадлежит к какой-либо партийной структуре. И факт объединения под лейблом «Пешмерга» имеет значение лишь в ходе сопротивления исламистам. Даже сам термин «Пешмерга» (правильнее – «Пешмарга» прим. авт.), которым СМИ обозначают все вооруженные силы Иракского Курдистана, изначально принадлежал партизанским отрядам Камала – Марксистско-Ленинской Партии Трудящихся, из которой впоследствии вырос ПСК. Одна из этимологических версий гласит, что название «Пешмарга» было придумано в пику арабскому слову «фидаи» - то есть воины, борцы за веру. Курдский политик и поэт Ибрагим Ахмед, мол де, назвал в одном из своих произведений курдских партизан «стоящими перед смертью». Есть, правда, более симпатичная легенда происхождения слова «Пешмарга». Она гласит, что оно родилось во время слета командиров партизанских отрядов в середине 60-х годов недалеко от Сулеймании. Начальники, изрядно помучившись с выбором достойного имени своему движению, так и не пришли к согласию. Молодой боец, разливавший чай, наблюдая эту терминологическую катавасию, шепнул одному из командиров на ухо слово «Пешмарга». Озарение снизошло на партизан и слова «идущие на смерть» или «предстающие пред смертью» стали визитной карточкой народно-освободительного движения. Состав армии Курдистана на каждом отдельном участке фронта также неоднороден. Это заметно по снаряжению и вооружению отдельных батальонов, да и по самому подходу к тактике ведения боевых действий. Где-то можно видеть немногословных бойцов, одетых в американский и британский камуфляж, вооруженных американским же (реже – немецким) оружием и оснащенных по последнему слову техники. Но большинство солдат представляют собой некий аналог ополчения. Традиционные курдские одеяния – катафа, автоматы Калашникова, РПК, РПГ-7. Лишь крупнокалиберное оружие, преимущественно, американского производства. И, разумеется, любимый всеми ближневосточными вояками вид транспорта, - пикап с пулеметом в кузове.

Бой

На позициях, помимо весьма теплого приема, нас ждал «сюрприз». Могила шахида. Пару дней назад террорист-смертник атаковал позиции курдов на тракторе, набитом взрывчаткой. Трактор подбили. До того, как он успел взорваться, будущий «шахид» выпрыгнул из него, и тут же был застрелен курдским бойцом. Курды даже соорудили нехитрую могилу для убитого врага, положив на холмик «пояс шахида», так и не принесший владельцу желаемого результата. Под вечер начался бой. Ближайшие позиции Даеш – примерно в двух километрах. Дымы пожаров на горизонте – горят нефтяные лужи. По словам бойцов Пешмарга, исламисты подобным образом «маскируют» свои передвижения. Атака ИГ не удалась. Террористы очень быстро поняли, что Пешмерга шутить не настроены. И без того неубедительная атака была моментально свернута.

* Организация запрещена на территории РФ.

Кирилл Оттер, Вячеслав Дружинин
Закрыть