Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Мог ли шпион Кохвер выдать страшную тайну "бронзовой ночи"?

Мог ли шпион Кохвер выдать страшную тайну "бронзовой ночи"?

20:44  4 Сентября 2015
3043

Решение органов Следственного комитета по Ленинградской области о возбуждении уголовного дела по факту убийства россиянина Дмитрия Ганина не могло не вызвать пересудов в Эстонии. И главный вопрос – в связи с чем, ведь с момента убийства прошло более восьми лет (Ганин был убит во время так называемой «бронзовой ночи» в Таллине в апреле 2007 года). Да, у СК РФ есть право заняться этим делом, но почему сейчас? Отвечая на этот вопрос, трудно будет удержаться от спекуляций, потому что правоохранители, как правило, скупы на информацию.

Не смогли или не захотели?

Попытки прояснить ситуацию с эстонской стороны потерпели неудачу. Единственное, что удалось узнать у пресс-секретаря Северной окружной прокуратуры Каарела Калласса, которому мой запрос перенаправила Государственная прокуратура, - что расследование убийства Ганина эстонскими правоохранителями еще не закончено. Не смогли расследовать или не захотели, – неизвестно; все материалы по «бронзовой ночи» были эстонской полицией сразу же засекречены. Поэтому повода для возбуждения уголовного дела со стороны СК, как прекращение следствия эстонской полицией, нет. Не было таких сигналов СК и со стороны российского МИД, точнее, они были все время. О необходимости расследования убийства Дмитрия Ганина постоянно напоминали послы РФ в Таллине. Так, в феврале 2012 года Юрий Мерзляков отмечал, что «его гибель – это знаковая для российской общественности трагедия, и ситуацию с ее расследованием мы характеризуем как недопустимое бездействие эстонских правоохранительных органов в течение уже почти пяти лет». В апреле этого года из российской дипмиссии поступило такое заявление: «Многолетнее бездействие эстонских правоохранительных структур — это вопиющее пренебрежение элементарными правами погибшего человека, чувствами его родственников и близких. Такое отношение не подобает органам юстиции европейского государства». Однако тот факт, что возбуждение уголовного дела со стороны СК совпало по времени с ротацией российского посла в Таллине – скорее всего, случайность.

Политический инструмент

Самая оптимистичная версия – это версия о том, что СК стали известны новые данные об убийстве Ганина. Откуда они могли появиться спустя столь долгое время? Могу предположить только один источник такой информации – эстонского особиста Эстона Кохвера, который по долгу службы наверняка мог быть в курсе и обстоятельств убийства Ганина, и хода расследования, если таковое вообще велось. Еще по «горячим следам» были разговоры о том, что заявленный характер ранений Дмитрия Ганина не совпадает с фактическим. Но никто на эту тему в Эстонии публично не высказывался, и прямо полицию в убийстве молодого человека не обвинял, хотя фактов зверств полиции было зафиксировано множество, из которых самым известным стало избиение гражданина ФРГ Клауса Дорнеманна. В пользу этой версии может говорить тот факт, что Эстон Кохвер только что отказался от подачи апелляции в отношении своего приговора, а значит, приговор вступил в силу и обратного пути уже нет. Но при этом приговор в 15 лет заключения не очень похож на «сделку со следствием», поэтому тут остается лишь гадать. Важным моментом в ходе российского расследования будет то обстоятельство, запросят ли российские следователи правовой помощи от эстонских коллег, в частности, предоставления материалов собственного расследования. Такая возможность существует на основании договора 1995 года о правовой помощи. Пока такого обращения не было, эстонская сторона вообще узнала о возбуждении уголовного дела со стороны СК РФ из СМИ. И, наконец, самая неприятная версия – уголовное дело использовано в качестве политического инструмента. Как «ответный ход» СК в отношении уголовного дела, возбужденного Охранной полицией Эстонии по «факту похищения» того же Кохвера. Северная окружная прокуратура отказалась комментировать эту версию. Возбуждение уголовных дел в качестве политического инструмента (заведомые «глухари», используемые исключительно в политических целях), типа уголовного дела об угоне парохода Arctic Sea, давно практикуется Эстонией. Не уверен, что это тот опыт, который следует перенимать российским правоохранителям, особенно, если принять во внимание чувства родственников Ганина и его близких. В заключение следует сказать, что, на мой взгляд, убийство Дмитрия Ганина не могло не быть раскрыто. «Бронзовая ночь» - долговременная провокация Эстонии с правительством во главе; все пространство вокруг «Бронзового солдата» было утыкано камерами слежения и после полицейских погромов была начата масштабная кампания доносительства (был создан специальный сайт tuvasta ("опознай"), на котором предлагалось опознать «погромщиков»). Так что вряд ли убийство Ганина могло остаться незапечатленным.  

Сергей Середенко
Новости партнеров
mediametrics