Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Вуйма: История с Мефистофелем – заказная информационная атака

Вуйма: История с Мефистофелем – заказная информационная атака

18:00  3 Сентября 2015  /обновлено: 19:13  26 Октября 2015
990

PR-специалист: история с Мефистофелем – заказная информационная атака

Антон Вуйма Известный российский специалист по PR Антон Вуйма уверен, что петербургская история со сбитым барельефом Мефистофеля была заказной информационной атакой. В беседе с корреспондентом Федерального агентства новостей эксперт заявил, что, по его мнению, настоящий заказчик этой акции так и не будет найден. Кандидат культурологических наук, директор информационного агентства «Духовное наследие» и автор книг Антон Вуйма, хорошо разбирающийся в PR-технологиях, усмотрел в петербургской истории, страсти вокруг которой не утихают уже вторую неделю, не что иное, как заказную, профессионально выполненную провокацию.

Профессиональная PR-атака

- Я считаю, что это аналог того, что делал Алексей Кошмаров (известный российский политтехнолог, - прим.) на выборах, когда он клеил несмываемым клеем листовки конкурентов на лобовые стекла автомобилей. И люди думали, что это агитаторы наклеили им листовку. Естественно, очень злились. И после этого люди целыми районами не голосовали за тех кандидатов. Это была очень эффективная мера. В данном случае - такой же вброс. То есть, показывают, что церковь - это вандалы, готовые уничтожать города, скульптуры. В том числе могут уничтожить скульптуры античные, которые, допустим, есть в Эрмитаже. Поэтому, если отдать Эрмитаж церкви, - то эти античные скульптуры погромят, потому что там всякие демоны. Иными словами, цель атаки была показать, что церковь - такие мракобесные варвары, которые готовы уничтожить любые объекты культуры в рамках своего вероучения. Именно такую идею хотели подать авторы акции. Потому что то, что это акция - это 100 процентов. Первый признак того, что это профессиональная информационная атака, это то, что рассылка происходила от «Казаков Петербурга». Этот бренд использовал Михаил Пиотровский, когда пиарил выставку братьев Чепмен, и эти «казаки» тогда возмущались, и Марат Гельман. То есть, это бренд, который используется специально, для того, чтобы привлечь внимание к какой-нибудь богохульной выставке. Иными словами, они делали рекламу для того, чтобы заработать на билетах. От этих «Казаков Петербурга» была рассылка. Сделать рассылку непрофессионал не может, для этого надо иметь специальную пресс-службу. Более того, сделать пресс-релиз так, чтобы его стали читать журналисты, непрофессионал не может. Я знаю кучу пресс-служб маленьких компаний, которые пытаются слать релизы, и эти релизы уходят в «спам», потому что сейчас идет мощнейшая борьба со спамом - и после 10-15 одинаковых писем все они будут в спаме. Поэтому для того, чтобы разослать большую рассылку по всем СМИ, нужно иметь специальную систему. Плюс, нужно так писать, чтобы пресса это стала читать и публиковать. А это происходит достаточно редко, очень часто эти письма выбрасывают.

Платные посты в соцсетях

Другой момент состоит в том, что было заплачено за размещение этой новости в больших группах в социальных сетях. Есть коммерческие группы, которые зарабатывают на размещении там новостей. И вот в таких вот группах-миллионниках тогда появилась эта новость. Причем, часто не по профилю группы, и часто эта новость появлялась по два-три раза в день. Обычно в группе вывалится новость и постепенно уходит вниз по ленте. А здесь она появлялась, потом уходила, и ее снова по несколько раз вешали. Это можно сделать только за деньги. Стоимость размещения в таких группах может доходить до 150 тысяч рублей. В среднем, одно размещение обычно стоит 10-20 тысяч рублей. Новость шла именно в формате: «Церковь - это вандалы, которые уничтожают культурные памятники». Именно такая новость размещалась в группах. То есть, кто-то платил за размещение такой новости. Причем сделано это было до того, как появился резонанс в прессе. Можно было бы предположить, что какая-то «оранжевая» оппозиция, майдановцы, узнали из прессы, что произошло такое дело, потом придумали: давайте мы сделаем акции. Но здесь было по-другому. Эти новости в группах появились раньше, чем они появились в СМИ. То есть, оппозиция могла узнать об этом, если она являлась непосредственным участником сбивания Мефистофеля.

Депутаты в курсе раньше всех

Далее, еще один интересный момент. Обычно какая бывает последовательность распространения информации? Происходит ЧП, вызывается полиция, полиция докладывает прессе, пресса публикует информацию, оппозиционные силы возмущаются, как же такое могло произойти. Такая естественная последовательность распространения информации была нарушена. Первое сообщение, до всякой прессы, до полиции, было у депутата Заксобрания Петербурга от партии «Яблоко» Кобринского. Кобринский всегда выступал категорически против РПЦ. И, в частности, накануне этого события, 25 августа, он вместе с однопартийцами Явлинским и Вишневским выставил идею отменить законопроект о передаче церковного имущества РПЦ. На следующий день, 26-го числа, одним из первых блогов, публикующих эту новость, оказывается блог Кобринского. Он писал, что сбили барельеф Мефистофеля, и сейчас мы идем подавать заявление в милицию. Потом он идет подает в полицию, а потом уже возникает взрыв в прессе. То есть, получается, что он знает об этом событии существенно раньше, чем пресса и чем полиция. Это дает очень высокую вероятность того, что он замешан в этом деле. Конечно, Кобринский якобы живет по соседству. Но надо понимать, где находится барельеф. Я посмотрел на панорамах, - это шестиэтажный дом, барельеф находится наверху. Допустим, я живу напротив здания горсуда, если там разобьют одно стекло на шестом этаже, то я это замечу не сразу. То есть, если бы он жил прямо напротив, то он бы заметил, что барельефа нет. Но когда человек идет по своим делам по улице, он не всегда смотрит наверх. Я не знаю, может, он, конечно, молится на Мефистофеля. Идет, прочитал молитву Мефистофелю и пошел дальше, но он об этом не говорил. А так - это шестой этаж, и на панорамах заметно, что барельеф видно крайне плохо, потому что он практически полностью закрыт балконом. Видна только макушка, хохол этого Мефистофеля, а снизу его практически и не видно. Я по этой улице часто ходил сам и барельефа этого ни разу не видел. И даже не знал, что он там есть, первый раз узнал о нем из новостей.

Резонанс в мировых и федеральных СМИ

Четвертый момент - это резонанс в федеральных СМИ. Здесь надо понимать следующее. В Петербурге в историческом центре сносили и переделывали культурные памятники размером с целый дом. Памятники сносили не с одним барельефом, а с сотнями, и гораздо более старыми. Здесь - барельеф 1911 года, а там - 18-19 века. То есть, старые здания сносили, и резонанса федерального не было. Писали только местные СМИ, а здесь федеральные СМИ написали сразу же. Это, опять же, дает намек, что распространение информации пошло неестественным путем, и что кто-то договорился с редакторами топовых федеральных СМИ о том, что они расскажут об этой новости. Мы, например, иногда размещаем платные новости в федеральных СМИ. Допустим, у нас есть выход на редактора на телеканале, мы как PR-агентство делаем это очень редко, я не люблю платить прессе. То есть, платите где-то 50-100 тысяч долларов - и ваша новость на телеканале. Делается это так: какой-то редактор, не главный редактор, получает от вас деньги, он убеждает руководство в том, что эта новость - "супер", и она должна выстрелить, делают сюжет, и ее выставляют. Причем, так можно пропихнуть в любую передачу. Более того, этот барельеф имел резонанс в мировых СМИ. В принципе, в новости никакого масштаба, чтобы какую-то разбитую скульптуру Мефистофеля вдруг стали показывать в мировых СМИ. Ну, не масштаб это мировых СМИ. Тем не менее немецкие, французские СМИ рассказали, что эта мракобесная РПЦ бьет Мефистофеля в Питере. Euronews, CNN, - куча иностранных каналов показало, что уже выглядит совсем неестественно. Это означает, что в этом событии были заинтересованы какие-то мировые силы. Такие персонажи, как Вишневский и Кобринский, называли православную церковь «православный ИГИЛ»*, они говорили, что православная церковь - это то же самое, что талибы, взорвавшие статуи Будды, и ИГИЛ, взорвавший Пальмиру. Эти люди являются майдановской оппозицией, люди, ориентированные на Запад. То есть, всё, что они делают, так или иначе стимулируется Западом. И они же боролись с передачей РПЦ Исаакиевского собора. Это событие с Мефистофелем было донельзя им на руку. Плюс они сразу же провели митинг в защиту Мефистофеля в воскресенье, собрали 500 человек. Там выступал Кобринский, Резник, Вишневский и Явлинский - та пятая колонна, люди, которые работают на Запад для того, чтобы развалить Россию. Поэтому, я думаю, что во всей этой истории, как говорил Козьма Прутков, надо смотреть в корень, то есть, кому это выгодно. В завершение беседы Антон Вуйма выразил уверенность, что настоящий заказчик акции с Мефистофелем так и не будет найден. - Тот альпинист, которого допросила полиция, я думаю, что он просто наемник. Его наняли как рабочего, он сбил, а заказчика он не называет. Я думаю, что заказчика не найдут.  

* Организация запрещена на территории РФ.

Записал Кирилл Чулков
Закрыть