Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Как в сорок пятом: Россия с Китаем против общего врага

Как в сорок пятом: Россия с Китаем против общего врага

15:08  2 Сентября 2015
3683

Российская Федерация и Китайская Народная Республика – плечом к плечу против общего врага.

Огненное лето

Весна 1945-го года навсегда впаялась в нашу коллективную память Знаменем Победы над Рейхстагом. Но если в Европе лето, наступившее следом, впервые за сороковые оказалось мирным, то на Тихом океане мясорубка боевых действий продолжала крутиться. Империю Восходящего Солнца уже вышвырнули из Индокитая и Индонезии. Оседал пепел на перепаханных металлом Иводзиме и Окинаве. Еще трещали выстрелы на Филиппинах. С захваченных Марианских островов тяжело поднимались груженые «зажигалками» американские B-29, чтобы снова и снова устраивать огненные торнадо над японскими городами. В Кантоне гоминьдановцы, поднаторевшие в военном деле за время тянувшейся аж с 1937 года японо-китайской войны, сумели окружить почти стотысячную группировку японцев. В общем, летом 1945-го в Юго-Восточной Азии шла привычная «текучка» войны. Всем было понятно, что Япония уже агонизирует. Непонятно было другое — сколько продлится эта агония, и во сколько еще жизней она обойдется? Естественно, каждая из сторон по-своему подходила к вопросу окончания войны. Япония, стараясь продержаться подольше, мобилизовала последние из оставшихся ресурсов. В бой отправлялись новые отряды смертников: воздушных — «камикадзе», подводных — «кайтен» и сухопутных — «тэйсинтай». В школах дети сдавали контрольные работы по темам: «Как правильно заколоть бамбуковым копьем американского морпеха» и «Как с честью умереть за императора». США с союзниками по понятным причинам стремились к прямо обратному, то есть к скорейшему завершению боевых действий. Когда стало понятно, что обычными средствами в приемлемые сроки этого можно добиться, только понеся серьезные потери, американцы без колебаний бросили на стол свой решающий козырь. 6 августа 1945-го года атомная бомба «Малыш» взорвалась над Хиросимой, убив от 100 до 150-ти тысяч человек из 245-ти тысяч, находившихся в городе на момент бомбардировки. Поскольку ожидаемого эффекта в виде немедленной капитуляции не последовало, янки решились еще на один coup de grace. 9 августа атомная бомба «Толстяк» легла на Нагасаки, уничтожив около 80-ти тысяч человек из 200 тысяч, имевших несчастье находиться в тот день в городе. Однако и это событие, по сути, оказалось не «контрольным выстрелом», а «выстрелом в небо», как бы цинично применительно к тысячам погибших это ни звучало. Ибо в тот же самый день еще до взрыва «Толстяка» случилось событие, куда сильнее ударившее по надеждам японского руководства, чем любая атомная бомба. Рано утром 9 августа 1945 года в войну с Японией вступил Советский Союз.

Кто хороший, а кто плохой

Срочно собравшийся для обсуждения ситуации высший военный совет империи разделился на две группировки, одинаковые по численности голосов. Половина членов совета была за капитуляцию, половина — против. Однако император Хирохито уже сообразил, что время споров истекло: еще немного, и Япония просто исчезнет. И тогда божественный микадо сообщил, что лично он — за капитуляцию. Оспаривать мнение самого сына Неба высший военный совет не решился. Нет, Вторая мировая вот так сразу после этого не закончилась. Три советских фронта еще 11 дней буду гвоздить Квантунскую армию. Но слово «капитуляция» уже прозвучало и не было отвергнуто — оставалось лишь подобающим образом ее оформить. Это было сделано 2 сентября 1945-го года на борту американского линкора «Миссури» в присутствии представителей коалиции стран-победительниц: США, СССР, Великобритании, Франции, Австралии, Канады, Нидерландов, Новой Зеландии и, отметим особо, Китайской Республики. Текст капитуляции четко расставил все точки над «i», указав, кто на планете хороший, а кто плохой. Кто победил, а кто проиграл. Краеугольный камень послевоенного мира был заложен. Точка отсчета политических координат определена. Вторая мировая война закончилась, чтобы тут же уступить место войне новой — Холодной.

Две стороны единства

Минули годы. Отгремели новые войны. Ушел в прошлое XX век. Почти одновременно с ним канул в Лету и тот самый «краеугольный камень» сентября 1945-го вместе с «точкой отсчета политических координат». Что же пришло на смену? Шаткий мир во главе с гегемоном в лице Соединенных Штатов Америки. При всех «плюсах» такого status quo, у него есть один колоссальный «минус». Этот мир замышлен как однополярный. На Олимпе есть место только для одного, остальным отводится роль рукоплещущих у подножия. С такой расстановкой сил согласны далеко не все. В числе главных «несговорчивых» — Россия и Китай. Пара одновременно и противоречивая, и логичная. Противоречивая — потому что общие границы, перенаселенность Поднебесной и низкая плотность российского населения в приграничных с КНР районах, помноженные на богатство сибирских недр, раз за разом инспирируют в России разговоры о «желтой опасности». Читай, о грядущем неминуемом нападении Китая на Россию. Логичная — потому что те же общие границы и множество аспектов взаимовыгодного сотрудничества буквально подталкивают наши страны навстречу друг другу. Такое партнерство России и Китая вдвойне логично на фоне нарастающей конфронтации обеих стран со слабеющим мировым гегемоном. Банально в силу принципа «враг моего врага — мой друг».

Нанкинский кошмар как фактор геополитики

Но отчего бы Китаю считать Америку врагом? Ведь не он потерпел поражение в Холодной войне. Не он в 90-е годы щедро выплачивал «контрибуцию» победителю. Напротив, за минувшие четверть века Китай воспрял — и не в последнюю очередь за счет западных инвестиций… Так откуда же взяться китайскому антиамериканизму? Дело в том, что геополитический принцип, упомянутый выше, прекрасно работает и в обратную сторону: «друг моего врага — мой враг». И здесь достаточно посмотреть на главного друга Америки в Азиатско-Тихоокеанском регионе… В России прекрасно помнят об ужасах немецко-фашистской оккупации, но мало знают, что китайцам, увы, тоже есть, что вспомнить о японской оккупации времен Второй мировой. Только в ходе печально известной Нанкинской резни в декабре 1937-го года солдаты императорской армии Японии убили до полумиллиона безоружных китайцев и изнасиловали свыше 20 тысяч китайских женщин. Пунктуально выполняя приказ об экономии патронов, японцы живьем закапывали своих жертв в землю, кололи штыками, топили в реках, травили собаками, хвастались пучками отрезанных человеческих голов. Если в проигравшей войну Японии об этом постарались поскорее забыть, то в Китае все эти ужасы помнят очень хорошо. И забывать не собираются. А дальше следует логический вопрос: от кого сейчас наиболее политически зависима Япония? Кто является ее, так сказать, «патроном»? Это Америка. «Друг китайского врага». Таков еще один довод в пользу сближения КНР и России. Так и работает геополитика.

В окопах экономической войны

Безусловно, России и Китаю есть, что делить. И все же вдвоем лучше, чем в одиночку. Что будет завтра – то будет завтра, но на данный момент Москва и Пекин сражаются плечом к плечу — как когда-то летом 1945-го против японцев. Оговорки тут нет: именно сражаются. Сегодня мы — на экономической войне. Здесь вместо авианалетов и танковых клиньев — санкции и эмбарго, вместо пуль и снарядов — активы и капиталы, вместо данных разведки — сводки биржевых аналитиков. Именно в такую войну против «западных демократий» и были вынуждены вступить Россия и Китай. Именно в этой войне мы сейчас — союзники. За что ведется эта война? За суверенитет. За право самим выбирать себе союзников. За право дружить, оспариваемое теми, кто давно уже понял: стратегический союз Русского Медведя с Китайским Драконом — это приговор геополитическому лидерству Америки в XXI веке. А еще, как это ни странно, — за 2 сентября 1945-го года. За итоги великого дня, столь старательно подвергаемые в последнее время одностороннему пересмотру в Белом доме. Заботы Вашингтона понятны. Ведь забвение итогов Второй мировой, которую выиграла коалиция стран, а не одна-единственная сверхдержава, делает легитимным в глазах электората доминирующее положение Штатов в современном мире. Эти действия американцев, уничтожающих тот самый «краеугольный камень» 1945-го, не могут быть приняты ни Россией, ни Китаем. Недаром положение об общности оценок характера итогов Второй мировой войны появилось в совместном заявлении Владимира Путина и Си Цзиньпина, опубликованном по итогам визита лидера КНР в мае 2015-го года в Москву. Это было как у Киплинга в «Маугли»: «Мы принимаем бой!» И бой начался. Но если Российская Федерация де-факто живет в состоянии активной экономической войны с Западом с марта 2014 года, то Китайская Народная Республика только-только в эту войну втягивается. В ней всё идет в счет. Морские столкновения в Южно-Китайском море и управляемая девальвация юаня, падение китайского фондового рынка и доведение внешнего долга США перед КНР до астрономической суммы в 1,3 трлн долларов, беспрецедентные санкции против «китайских хакеров» и крайне странная череда техногенных катастроф в городах Поднебесной. История развивается по спирали. Снова страна, желающая добиться монопольного первенства в мире, развязывает конфликт. Пока — экономический. И снова против агрессора поднимаются вместе народы России и Китая. Война за 2 сентября 1945-го года продолжается. Не хочется верить, что дело опять дойдет до камикадзе, нового «Малыша» и очередной Хиросимы. Наша цель в другом — чтобы Россия с союзниками опять принесла мир в этот мир.  

Андрей Союстов
Новости партнеров