Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Приговор по делу Старовойтовой: суд закрыл лихие 90-е

Приговор по делу Старовойтовой: суд закрыл лихие 90-е

17:21  28 Августа 2015  /обновлено: 19:40  26 Октября 2015
463

Суд по делу об организации убийства Галины Старовойтовой в отношении экс-депутата Михаила Глущенко может по праву называться повестью, правда, не о «настоящем человеке», а скорее о «всемогущем божестве» Владимире Барсукове. А также о прокурорской игре в наперстки и о больном сердце уставшего фигуранта, который, кажется, до последнего рассчитывал на гуманизм Фемиды и прекращение уголовного дела. Октябрьский районный суд Петербурга начал рассматривать дело в отношении Глущенко еще 21 августа. Некоторые, в том числе его защитники, были почти уверены, что приговор бывшему депутату вынесут в этот же день, ведь фигурант заключил досудебное соглашение со следствием и как честный человек выполнил все его условия, поэтому дело рассматривалось в особом порядке без исследования доказательств. Михаил Иванович Глущенко к этому моменту уже давно не показывал себя миру, поэтому многие из присутствующих на том процессе «героя дня» не признали – без бородки, очков, уставший, понурый. Весьма апатичным голосом Глущенко подтвердил данные ранее показания, тихо произнеся громкое имя заказчика убийства Старовойтовой – Барсуков (Кумарин). Впервые имя лидера «тамбовских» было названо публично. «Зрительный» зал замер. «Я воспринимал Барсукова как всемогущее божество. Он приказал, мы сделали, если бы я отказался, он бы меня убил. Очень жестокий человек», - спокойно и без особой заинтересованности рассказывал Глущенко. Из-за страха перед небожителем Барсуковым несчастный Глущенко даже развелся с женой – ведь его семье также грозила опасность от «ночного губернатора». В стенах Октябрьского районного суда отдельной и крайне любопытной сюжетной линией стала позиция государственного обвинения. Дело в том, что к прениям сторон перешли в первый же день. Адвокат Михаила Глущенко Александр Афанасьев назвал поступок своего подзащитного проявлением «гражданского мужества», имея в виду его досудебное соглашение. Действительно, тень Владимира Барсукова никуда не исчезла, несмотря на то, что лидер Тамбовской ОПГ уже давно отбывает свой срок, правда, совсем по другим делам. Признав свою вину и заключив досудебное соглашение, подсудимый, говорил Афанасьев, заслужил прекращения уголовного дела за истечением срока давности или, по крайней мере, применение ст.64 УК РФ – «ниже низшего», ведь случай буквально исключительный. А вот гособвинитель в лице прокурора Марины Суворовой запросил для Глущенко 13 лет лишения свободы и 300 тыс. штрафа. Но это только поначалу, в первом акте судебной пьесы, которую прервал сам ее постановщик – Глущенко. На «антракт» пришлось уйти из-за гипертонического криза фигуранта. Экс-депутата увезли из суда на скорой. Продолжение назначили на 27 августа. По решению судьи Ирины Сопиловой слово опять предоставили Суворовой. Она напомнила о досудебном соглашении, о соблюдении всех договоренностей, о полном признании вины самим Глущенко, но вот запросила уже 17 лет колонии. В зале переглянулись. Некоторые думали, что ослышались, но когда с места поднялся адвокат Афанасьев и заявил, что по-прежнему не согласен с позицией обвинителя, тем более, с его новой версией, присутствующие поняли, что слух их не подвел, и «шарик» действительно внезапно оказался в другом «наперстке». Когда Ирина Сопилова удалилась в совещательную комнату, пресса хлынула к прокурору с вопросами, с чем связано увеличение срока. Суворова, ни дрогнув не одним мускулом на лице, заявила, что и до этого просила 17 лет. Десятки диктофонов с записями выступления Марины Суворовой и требованием именно 13-ти лет колонии строгого режима и штрафа для прокуратуры оказались не аргументом – поди-докажи. Корреспондент Федерального агентства новостей обладает данной записью и в случае претензий со стороны правоохранительных органов готов ее предоставить. Однако разбираться в данном обстоятельстве пока интереса нет, поэтому ФАН позволит себе назвать произошедшее игрой в наперстки и вернуться к упоительному пересказу судебной повести, течение которой, кстати, снова прервалось из-за высокого давления Михаила Глущенко. Адвокат Александр Афанасьев предположил, что гипертония его подзащитного связана именно с резким изменением позиции обвинителя. Правда, перед очередным приездом скорой помощи в Октябрьский районный суд экс-депутат всё же нашел в себе силы выступить с последним словом. В первую очередь подсудимый попросил прощения у всего русского народа. После многообещающего вступления в речи Глущенко появился откровенно блатной оттенок. Выступление, о котором уже писало Федеральное агентство новостей, в целом сводилось к тому, что организатору убийства Старовойтовой в тюрьму нельзя никак – там много «барсуковских», которые «вдарят заточку, и всё». Под словом «всё» Михаил Глущенко подразумевал не только конец собственной жизни, но и конец дальнейшего расследования убийства Старовойтовой. В пятницу, 28 августа, судья Ирина Сопилова огласила приговор Глущенко. Перед залом собралось несколько десятков человек. Приставы, как и всегда в подобных ситуациях, демонстрировали свои преимущества перед прессой. Отметим, до этого молодые ребята в форме заставляли журналистов выключать мобильные телефоны под страхом удаления из зала суда. Аргумент, что в телефонах – диктофоны, на них не действовал. «Покупайте свои диктофоны отдельно», - отвечали приставы. А вот на то, что своими действиями они нарушают УПК, приставы почему-то никак отвечать не стали. В зал судебного заседания на долгожданный приговор разрешили пройти только 15-ти представителям прессы – столько было посадочных мест. Корреспондент ФАН оказался в их числе. Оглашение уложилось в 15 минут. Приговор зачитывали стоя, стулья никому не понадобились, поэтому, откровенно говоря, допустить в зал оставшихся в коридоре журналистов представлялось возможным. Очевидно, в очередной раз в поведении приставов верх взяло желание покомандовать. Сам Глущенко на приговоре выглядел гораздо лучше, чем в предыдущие дни. Спокойно стоял за решеткой, надел очки, которые придали ему серьезности, не опускал голову, которую почти не поднимал до этого, и с интересом разглядывал публику. Спектакль подходил к концу, зрители ждали кульминации, но в итоге катарсис никого не настиг. Михаил Глущенко признан виновным в организации убийства Галины Старовойтовой. За саму организацию он получил 13 лет колонии, но по совокупности с предыдущим преступлением (вымогательство у крупного предпринимателя Сергея Шевченко), за которое Глущенко уже получил восемь лет, экс-депутат приговорен к 17 годам колонии строгого режима и штрафу в 300 тыс. рублей. Михаил Иванович и глазом не моргнул, хотя спустя всего пару часов после оглашения приговора реакция Глущенко на свои 17 лет начала обрастать легендами в СМИ, мол, вздохнул, побледнел, посерел, сказал «Ну что же так». Со всей ответственностью Федеральное агентство новостей заявляет, что экс-депутат никак не отреагировал на срок. Причина простая – он его не расслышал. «Он ничего не услышал и спросил срок у меня. Когда я сказал ему про 17 лет, он ответил: «Что они, с ума сошли?» и пожал плечами», - сообщил корреспонденту ФАН адвокат Александр Афанасьев. Вместе с тем, защитники Глущенко уверены, что он такого наказания не заслуживает. «Таким приговором может быть доволен только Кумарин, потому что решение в подобной форме заставит Глущенко замолчать. Мы опасаемся за его жизнь», - резюмировал Афанасьев. Многие уже окрестили сегодняшний приговор «точкой в резонансном деле». Это неправда. Срок для Михаила Глущенко – это только начало новых следственных действий по делу об убийстве Галины Старовойтовой. А решение Октябрьского районного суда в отношении Михаила Ивановича в ближайшее время будет обжаловано.  

Александра Будер
Закрыть