Лента новостей
Поиск
loop
Экономика
Леонтьев: Допускать частные компании на арктический шельф нецелесообразно

Леонтьев: Допускать частные компании на арктический шельф нецелесообразно

16:09  25 Августа 2015  /обновлено: 19:56  26 Октября 2015
354

Москва, 25 августа. «Роснефть» собирается оспорить решение Федерального агентства по недропользованию, признавшего «Лукойл» победителем в конкурсе на освоение Восточно-Таймырского нефтеносного участка, сообщил пресс-секретарь госкомпании Михаил Леонтьев. Рассмотрение иска начнется 15 сентября. Московский арбитражный суд наложил запрет на освоение участка до окончания разбирательства. Победа в конкурсе частной нефтяной компании «Лукойл» состоялась 11 августа. 25 августа на своей пресс-конференции Леонтьев заявил о нарушении процедуры конкурса и нечестной конкурентной борьбе за право на разработку арктических месторождений. Пресс-секретарь «Роснефти» убежден, что сам «Лукойл» вкладываться в разработку Восточно-Таймырского участка не будет, поскольку это очень дорогой проект, а возможности по доступу к инвестициям у них с «Роснефтью» равные. Он уверен, что «не совсем российская компания» «Лукойл» может переуступить полученное право иностранным партнерам на выгодных для себя условиях. Леонтьев пояснил, что предпочтение «Лукойлу» было отдано на основании рассмотрения технико-экономических показателей (ТЭП), которые, по его словам, у «Роснефти» значительно выше. После этого финансовые предложения компаний-конкурсантов уже не рассматривались. «У нас есть серьезные позиции на шельфе, и разработка этого участка вполне укладывалась в наши планы. Наши ТЭПы на порядок выше: чистый доход «Роснефти» — триллион, у «Лукойла» — 33 млрд рублей. Доходы государства от нашей компании — около 4 трлн рублей, у «Лукойла» — меньше одного триллиона, — перечислил Леонтьев. — Добыча одной скважины у нас на треть больше». Помимо незаконной, по мнению руководства «Роснефти», победы «Лукойла» на конкурсе, госкомпании приходится опровергать мифы, которые конкуренты якобы распространяют о ней. «Информация о том, что «Роснефть» не ведет никаких работ на шельфе, — это вранье. Никто никогда не вел работы на шельфе в таких масштабах, как это делает «Роснефть», — заявил Леонтьев. — Открыта новая нефтегазоносная провинция с колоссальными оценочными ресурсами. 13 млрд рублей, или 50% дохода, в прошлом году Роснедра получили от компании «Роснефть». Для сравнения, от «Лукойла» — 4,6 млрд». В условиях кризиса и падения цен на нефть главным критерием устойчивости компании является свободный денежный поток, считает Леонтьев. По словам пресс-секретаря, госкомпания нарастила его в большей степени, чем все остальные компании отрасли: за 2014 год он у «Роснефти» увеличился в три раза, а у «Лукойла» снизился на 17%. «У них выше операционные расходы на добычу барреля нефти, чем у «Роснефти», — продолжил Леонтьев. — Наши расходы в рублях выросли в сравнении с прошлым годом на 7%, то есть гораздо ниже инфляции. У всех остальных этот показатель гораздо выше инфляции. При этом мы несем самую большую налоговую нагрузку в отрасли — 61%, а «Лукойл» — 50%. В прошлом году мы заплатили в бюджет более трех триллионов рублей, что составляет примерно пятую часть всех совокупных доходов российского бюджета. Дивиденды «Роснефть» платит в первую очередь не частным акционерам, а государству». Госкомпания не отрицает права «Лукойла» бороться за выход на шельф, пояснил Леонтьев. Ему непонятно, однако, насколько «Лукойл» — российская компания: «Я бы сказал, что это условно российская компания, зарегистрированная на Кипре». «Почему такой кипиш вокруг малюсенького участка, требующего для его освоения колоссальной инфраструктуры, на которую «Лукойл» не пойдет? — недоумевает пресс-секретарь госкомпании. — Зачем «Лукойл» так упорно стремится на супердорогущий шельф, резко сворачивая свои программы, поджимаясь? Что интересует там частную компанию? Ее интересует не разработка шельфа, а право на разработку». Разработку шельфовой нефти представитель «Роснефти» считает колоссальным долгосрочным проектом. Он выразил сомнение в целесообразности допуска частных компаний на шельф, поскольку они, по мнению Леонтьева, не заинтересованы делать долгосрочные инфраструктурные инвестиции, которые принесут отдачу через несколько лет. «Трудно себе представить, чтобы частная компания взяла на себя такую реальную нагрузку. Частный бизнес всегда продаст свой актив по выгодной цене, если ему будет это предложено, потому что у него задача — деньги заработать», — уверен Леонтьев. «Поэтому острое желание «Лукойла» получить право выхода на шельф, которое там, очевидно, считают очень ликвидным, говорит о том, что сами они разрабатывать его не будут, но найдутся желающие иметь в активе такую лицензию», — резюмировал пресс-секретарь «Роснефти». В Восточно-Таймырский нефтеносный участок, расположенный в Таймырском Долгано-Ненецком районе Красноярского края, входят сухопутная часть, транзитные воды и шельф. Площадь участка — 13,8 тыс. кв. км. Его прогнозные ресурсы по категории D2 оцениваются в 351,1 млн тонн нефти. При этом ресурсы сухопутной части участка, занимающей 3800 кв. км, по оценкам, могут составлять 4,5 млн тонн. По российским законам, на шельфе могут работать лишь государственные нефтяные компании.

Екатерина Чалова
Закрыть