Мобилизация – не сталинизм: эксперты настаивают на смене экономического курса

Мобилизация – не сталинизм: эксперты настаивают на смене экономического курса

24.08.2015 18:13
982

Дом Правительства России

Цены на нефть и другие сырьевые товары на мировых биржах продолжают уверенно падать — и вслед за ними падает рубль. Наблюдатели предрекают России затяжной кризис, очевидные симптомы которого не скрывают и официальные власти. Иллюзий о том, что макроэкономическая ситуация в стране способна сама собой выправиться, похоже, не питает сегодня ни один вменяемый специалист. Все больше отечественных экспертов склоняется к необходимости кардинальной смены нынешнего экономического курса. В качестве альтернативы они называют скорейший переход на рельсы так называемой мобилизационной экономики. Однако пока никаких внятных шагов по изменению финансово-промышленной политики не наблюдается. Федеральное агентство новостей обратилось к экспертам в попытке разобраться, что должно лежать в основе экономической мобилизации.

Главный удар США придется по России

Политолог Александр Нагорный предлагает рассмотреть вопрос о мобилизации с точки зрения вызовов, стоящих перед Россией. «На днях Генри Киссинджер на пресс-конференции в Нью-Йорке выступил с резкой критикой правительства США, — говорит политолог. — Он заявил, что нынешняя администрация Белого дома заряжена на выполнение стратагемы по расчленению Российской Федерации. Киссинджер, не верить которому у нас нет оснований, оценивал конкретные действия нынешней американской администрации. Однако мы понимаем, что озвученная им установка — это долгосрочная стратегия, лежащая в основе американских попыток доминирования на планете». Главное направление внешнеполитической деятельности Вашингтона все последние годы заключалось в том, чтобы превратить себя в глобальное правительство, поясняет Нагорный. Для этого у американцев имеются различные инструменты, начиная с международных экономических организаций, вроде МВФ и Всемирного банка. Однако доминированию Америки в мире мешают два фактора, отмечает эксперт. Это Россия со своим военно-стратегическим потенциалом, способным уничтожить любого противника, и Китай, с его мощнейшим экономическим ростом. Вашингтон не способен бороться сразу с тем и с другим, полагает Нагорный. Поэтому сейчас Штаты постараются подписать с Пекином выгодное для него соглашение — и сосредоточить главный удар на России. Об этом и намекнул Киссинджер, считает эксперт. Как же Россия должна реагировать на эту угрозу? Ведь, по мнению аналитика, нашу страну ждет не только давление на финансовую систему, но и психологическое давление на руководство страны и всю правящую элиту. Нейтрализовать этот внешний удар элита могла бы лишь через сплочение и мобилизацию общества, уверен Нагорный. Увы, сегодня ни о каком сплочении не может идти и речи. Как обществу реагировать на то, что нефтяные компании, пользуясь поддержкой правительства, чуть ли не единственные в мире поднимают цены на бензин на фоне дешевеющей нефти, задается вопросом политолог. Как ему реагировать на деятельность Центробанка, по собственной инициативе создавшего кризисную ситуацию с задранной процентной ставкой, остановившей кредитование реального сектора? По мнению Нагорного, Россия до сих пор движется в фарватере экономического монетаризма, в который ее загнали в начале 1990-х годов. Суть этого монетаризма вполне исчерпывается максимой «Приватизация прибылей, национализация убытков», при которой убытки всякий раз ложатся на плечи российского народа.

Рецепты выздоровления без революций

В чем же может, по мнению аналитика, заключаться выход из этого тупика? «Во-первых, необходимо дезавуировать планы увеличения социально-экономической нагрузки на общество, — рассуждает Нагорный. — Нужно остановить реформы здравоохранения и образования, в этом нет ничего сложного. Нужно прекратить рост налогов с населения, призванных компенсировать за счет «маленького человечка» недобор крупных сырьевых компаний. Следует вернуться к практике стратегического планирования, которым должно заниматься министерство экономики». Ключевая смена парадигмы должна произойти в финансовой политике государства, убежден эксперт. Да, в девальвации рубля есть свои плюсы, соглашается Нагорный. Но без валютного контроля проводить ее было нельзя, считает он. «Это никакая не сталинская политика, которой стращают людей, — говорит политолог. — Валютным контролем занимается Япония и Китай, этим занимается полмира. Необходимо создать поворот к системе эмиссионного курса, когда бы экономика страны насыщалась деньгами. Эти деньги нужно выделять предприятиям на стратегическую перспективу в 10—15 лет. И параллельно надо ввести жесткий контроль над этими расходами, когда бы виновные отправлялись не в почетную отставку, а в тюрьму». Контролируемая эмиссия позволяет работать на перспективу. Следует отбросить пагубную схему Банка России, который все свои силы бросает на борьбу с инфляцией и сжимание ликвидности. «Япония имеет 240% эмиссионной задолженности к ВВП. Китай — 160%, США — 134%. А у нас 30% — это что такое?» — задается риторическим опросом Нагорный. И, конечно, мобилизационная модель подразумевает консолидацию общества через правильно организованную информационную повестку дня, уверен эксперт. «Надо менять всю эту безумную схему, которую проводят федеральные телеканалы, ежедневно погружая общество в непрерывные убийства, драки, насилие, оскотинивание человека. Чтобы избавиться от этого «гипноза», не требуется каких-то революций», — считает эксперт. По мнению Нагорного, предпринять все перечисленные шаги способна и нынешняя правящая элита. Никаких репрессий тут не требуется, достаточно просто поменять 10 ведущих фигур, которые сидят в исполнительной власти, полагает политолог.

Вспомнить о советской модели

Политолог Олег Матвейчев соглашается с тем, что основа экономического могущества России — нефтяные котировки — сегодня подорвана. «Цена в 100 долларов за баррель уже никогда не вернется в обозримом будущем. Цены будут такими, какие сейчас, они могут откатиться к 60-ти долларам. Вполне возможно, что зима в Северном полушарии поднимет цены на нефть, но в целом ситуация в ближайший год мало изменится», — прогнозирует эксперт. Тем не менее, по мнению Матвейчева, у правительства для покрытия дефицита бюджета пока еще есть резервы. «ЦБ может применять различные технологии. Ничего катастрофического нет, резервов всевозможных достаточно», — уверен политолог. Он вступает в заочный спор с Нагорным: «Сейчас говорят об обязательной продаже валютной выручки. Да, ее можно ввести, но это необязательно. У наших компаний запасы долларов будут нужны по кредитам. В прошлом году обошлись без этой меры. Может быть, проскочим и в следующем году». Однако даже в этом случае необходимость в мобилизационной экономике сохраняется, считает Матвейчев. «В случае слишком большого падения национальной валюты правительству неплохо было бы иметь подобный план, — полагает аналитик. — Но все же это далеко не просто — взять и перейти на мобилизационный план. Такие шаги должна готовить группа экономистов — причем совсем не тех, которые сейчас определяют политику в стране». Здесь нужны специалисты по советской модели, которые могут адаптировать ее к нашим реалиям, уверен Матвейчев. Они могли бы разработать подобный план, объединившись с экономистами-практиками.

Правительству пора в отставку

Экономист Никита Кричевский, вслед за коллегами, также постарался очистить термин «мобилизационная экономика» от мифологических наслоений: «Большинство горлопанов мало что понимает в мобилизационной модели и связывает ее со сталинскими ужасами и тоталитаризмом. Но они могли бы для начала изучить опыт Южной Кореи, Китая и других стран». В качестве примера эксперт предлагает взять уже затронутую выше тему регулирования курсов валют. «Валютное регулирование сейчас есть практически везде. Во всем мире курс не имеет отношения ко внешней конъюнктуре, а экономика заточена на внутреннее развитие», — объясняет Кричевский. По его мнению, главная ошибка «наших горе-реформаторов» в том, что во главу угла они поставили рынок. «Для них в плане развития экономика первична. Но, кроме экономики, есть национальная идентичность, история и другие факторы. Да, они не имеют прямого отношения к государственному развитию, но любая страна — это прежде всего люди. Им здесь жить, работать, производить материальные блага», — подчеркивает экономист. «Нефть падает для всех, но именно у нас курс падает на 50%. Почему? — задается вопросом Кричевский и сам же отвечает: — Потому что у нас во главе политики стоит цена на нефть. Это не ошибочно, это преступно!» Эксперт считает, что нынешнему правительству, несущему ответственность за создавшуюся ситуацию, пора в отставку: «Пока добровольно, даже если их будут просить остаться. Потому что дальше будет хуже, и обвинять их будут не только в сегодняшних проблемах». По мнению Кричевского, курс в 100 рублей за доллар — вопрос времени. «Дно» цен на нефть окажется ниже $40 за баррель, что, при нынешней экономической модели, не предполагает никакого развития для России. «Это значит, что денег будет не хватать. Поэтому совет только один — уйти и не мешать», — предлагает эксперт.

Прочь рыночную придурь!

«Будет плохо, будет еще хуже, но катастрофы не будет, — уверен при этом Кричевский. — В истории были моменты, когда мы стояли на пороге разрушения. Но сейчас спасать никого не надо. Надо просто работать. Если не знаешь, как делать, — то уйди». Но что же нужно делать конкретно? Экономист напоминает, что еще в конце лета прошлого года он писал о том, что рубль переоценен. «Это не значит, что его надо отпускать на самотек, потому что ни о каких инвестициях в условиях такого рубля речи не идет, — поясняет он. — Инвестор первым же делом спросит: по какому курсу я смогу вывести деньги? А мы ему: мы не знаем, у нас рынок. Так с нами и работать никто не захочет». Главным шагом для правительства, по мнению Кричевского, было бы смещение парадигмы всей экономической стратегии. Увы, для нынешнего кабмина это невозможный шаг, считает он. «Общество, которое они строят, — рыночное. Но рыночного общества не бывает, бывает рыночная экономика, — рассуждает Кричевский. — Труд рассматривают как фактор производства, но это не фактор, а одно из естественных состояний человека. Как любовь, забота о семье и детях. А у нас считается, что человек создан для торговли. Эта гипотеза Адама Смита много раз доказывала свою несостоятельность. Зачем с такой оголтелой придурью насаждать рыночное общество, которое зависит от цен на нефть?»  

Владимир Карпухин, Денис Тукмаков
Трамп как предчувствие: зачем Минфин РФ направляет доходы от нефти в бюджет
Закрыть