Латыши и расизм: «Уж лучше русские, чем негры и арабы»

Латыши и расизм: «Уж лучше русские, чем негры и арабы»

21.08.2015 15:18
1632

Специальный корреспондент Федерального агентства новостей отправился в Латвию, чтобы на месте разобраться с реакцией латышей на навязанную ЕС миграцию сотен беженцев из Африки и Азии. Мой визит в Латвию начался с посещения типичного кафетерия в Старой Риге. Персонал кафе готовится к приему первых гостей-туристов и первый же обмен дежурными фразами выдает опасения людей - у многих работников сомнения в том, что через год-другой они останутся на своем рабочем месте. На горизонте появилась более дешевая рабочая сила. Та, о которой говорит вся страна, приезд которых вызывает острые споры у политиков, и, по мнению большинства населения, представляет собой «бомбу замедленного действия». Согласно разнарядкам Евросоюза Эстония обязана принять 130 человек, Латвия – 200, Литва – 255. Вроде бы немного, но сами латыши вспоминают русскую поговорку: лиха беда начало. За каждым из беженцев потом потянутся десятки друзей и родственников. Никто не верит в эти официальные цифры, даже сами политики. В кафе мы встречаемся с Янисом Адамсонсом, председателем управления по правовым вопросам и комитета безопасности Сейма Латвии. Он емко и резко комментирует ситуацию: - Мы можем принять 250 человек в течение двух лет и это не будет большой трагедией ни для нашего государства, ни для нашего общества. Но я не наивен и прекрасно понимаю, что там, где сегодня 250, там завтра будет тысяча, а потом и десятки тысяч. Утвержденная квота мигрантов это плата Балтийских стран, в частности Латвии, за членство в Евросоюзе. Беженцам предоставляют различные льготы и пособия, подчас ставя их, как правило, безработных, в более комфортное положение, чем собственных граждан, которые добросовестно платят немалые налоги. В итоге растет недовольство местного населения. Причем из социально-бытового оно все больше, к сожалению, перерастает в открытую исламофобию. Символы и эмблемы радикальных движений на тихих улочках Риги не редкость. Люди уже не стесняются выражать свое отношение к мигрантам. За несколько лет латвийская квота на их прием составляет 737 человек. Однако руководство страны готово принять лишь 250 беженцев. И эта первая партия уже повысила градус социального напряжения в обществе. Опрос случайных прохожих в Риге дает однозначные ответы: - Не надо их сюда, мы против. - Что им здесь делать, они будут только пособия получать. - Мы не хотим их приезда, увеличится преступность. Интересно, что у латышей уже есть опыт гостеприимства, это слово надо брать в кавычки, и хоть речь идет о советском времени параллели напрашиваются. Музей оккупации в центре Старой Риги вряд ли можно назвать местом паломничества. Но те, кто все-таки посетил его, выходя, горько шутят: по всей видимости, скоро придется менять главного героя, точнее - антигероя, экспозиции. Откровенный намек на будущих жителей Латвии. А вот отношение русскоязычной общины можно охарактеризовать, как сдержанное сочувствие. «Не хотели с русскими уживаться по-доброму, теперь придется «интегрироваться» с афроамериканцами и гражданами Ближнего Востока», - так отвечали мне жители русских районов Латвии. «Я знаю, как стало в Германии с приездом мигрантов - они живут кланами, разводят грязь и преступность, местных законов не принимают. Если их будет много у нас, а они ведь более пассионарные, то они, через какое-то время подавят население любой страны», - полагает житель городка Муцикене Иван Чуковский. Большинство латвийских политиков понимают, что время для споров с Брюсселем упущено. Обратно в бутылку джина уже не загнать. Главная задача сейчас - выйти из ситуации с минимумом потерь. А вот это не просто: с одной стороны - надо выполнять правила игры, которые установила Еврокомиссия, с другой, объяснить своим гражданам, что их протесты вряд ли будут услышаны. «Забугорные ребята (США и ЕС – прим. ред.), которые все заварили, они думают, что их это не касается. Они все устроили и теперь в стороне. Они думают, что они отсидятся за океаном и будут спокойно получать прибыль, которую они имеют от военных действий», - обвиняет Янис Адамсонс, увязывая в одну последовательность военные действия в Ливии, Сирии и Ираке с волнами мигрантов из этих регионов. В это же время городской глава Нил Ушаков сообщил о невозможности размещения беженцев в столице республики. По его словам, в Риге нет помещений, которые можно было бы предоставить для проживания прибывшим в Латвию жителям других государств. Но если нашлись беженцы для Латвии, нашлись и места, где уже живут первые гости - будущие латыши. С иракскими, афганскими или сирийскими корнями.  

Александр Щерба
В Германии заявили о возможном недопуске России на ближайшие Олимпиады
Закрыть