Поиск
Лента новостей
Закрыть
Общество
Улюкаев рассказал о своих планах на жизнь после суда
Политика
Дело Кохвера: эстонский шпион без маски
Следующая Новость
Загрузка...

    Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

    Дело Кохвера: эстонский шпион без маски

    10:49  20 Августа 2015  /обновлено: 20:26  26 Октября 2015
    1271

    Сотрудник эстонских спецслужб, схваченный на территории России сентябре 2014 года, был приговорен судом во Пскове к 15 годам лишения свободы за шпионаж, незаконное пересечение границы и контрабанду оружия. Автор Федерального агентства новостей выяснил детали этого громкого дела. Шпионский скандал с задержанием эстонского особиста Эстона Кохвера и последовавшим судом, который завершился вынесенным 19 августа приговором, как говорится, породил больше вопросов, чем ответов. Так как история – шпионская, то всех деталей мы все равно никогда не узнаем, и с этим нужно смириться. Вопрос – где должна проходить граница секретности в подобного рода делах? Что можно, а чего (и как) нельзя освещать в СМИ? Как это дело преподносили российская пресса, эстонская пресса и русскоязычная пресса в Эстонии? Вот на эти и другие вопросы можно попробовать поискать ответы. Начну с того, в чем сходятся мнения большинства наблюдателей – Эстона Кохвера, скорее всего, обменяют на российского разведчика Алексея Дрессена. Если эстонцам это разрешат американцы. Поскольку, по выражению известного итальянского политика и публициста Джульетто Кьезы, в Европе собственных спецслужб уже не осталось – все они суть филиалы ЦРУ. Могу допустить, что это изначально понимал и Кохвер. И тому есть косвенные подтверждения. Так, глава МИД Эстонии Марина Кальюранд заявила, что «Эстон Кохвер был оставлен без компетентной юридической помощи». А его защитник Евгений Аксенов вежливо «посетовал на то, что контакт с эстонским внешнеполитическим ведомством был очень слабый». Показания явно противоречивые, если только не допустить, что Кохвер сам отказался от адвоката, и ему был назначен государственный защитник. Чтобы проверить эту догадку, я позвонил в эстонский МИД, и пресс-секретарь (представитель по прессе) Мари-Лийз Вальтер подтвердила, что фактически Кохвер отказался от адвоката – а МИД действительно предлагал своего. В результате ему был назначен российский государственный защитник, с которым МИД Эстонии дела иметь не захотел. Тогда следующий вопрос: а кого Кальюранд имеет в виду, говоря о том, что его оставили «без компетентной юридической помощи»? Можно предположить, что Кохвер просто следовал служебной инструкции, запрещающей ему откровенничать с кем бы то ни было в случае ареста. Но тогда претензии следует адресовать начальству Кохвера. Сама же Охранная полиция заявляла, что «Эстона Кохвера лишили свободы на территории Эстонии при исполнении служебных обязанностей и что отсутствует регуляция служебных отношений в подобных случаях». Следующий сюжет связан с принципиально разной трактовкой обстоятельств ареста Кохвера. Потому что в эстонской версии, повторюсь, он был похищен с территории Эстонии. Спецоперация ФСБ, как сообщили эстонцы, была проведена с глушением рабочей частоты эстонских особистов и применением дымовой гранаты. Эстонцам Кохвера преподносят как национального героя, а президент страны Тоомас Хендрик Ильвес даже предложил народу надеть желтые ленточки в поддержку «узника совести». Однако если Кохвера действительно похитили с территории Эстонии «при исполнении служебных обязанностей», то речь идет о преступлении. И бывший гендиректор Охранной полиции Эстонии Райво Аег высказал свое изумление от того факта, что «ответственность» за арест Кохвера взяла на себя ФСБ. То есть наличествует преступление и есть «преступник». А значит, должно быть уголовное дело. Про которое как-то не сообщается. Чтобы проверить, действительно ли дела нет, я связался с Государственной прокуратурой Эстонии. Кадри Таммай из пресс-службы мои догадки опровергла, заявив, что дело есть – начатое той же Охранной полицией по ч. 1 ст. 136 Кодекса о наказаниях Эстонии («Незаконное лишение свободы») и по п. 1 ч. 2 ст. 258 («Незаконное пересечение государственной границы и временной контрольной линии Эстонской Республики с применением насилия»). На вопрос о том, как же продвигается следствие (неужели прокуратура Эстонии обращалась с запросом о помощи в российскую прокуратуру против российских контрразведчиков?!) было сказано, что «Производство по уголовному делу продолжается. Дать дополнительные комментарии по поводу деталей производства не представляется возможным». То есть, уголовное дело было заведено, но только с целью подкрепления эстонской версии – никаких реальных перспектив у него нет. В качестве аналога можно привести уголовное дело, которое было заведено эстонцами по поводу угона судна Arctic Sea – то было тоже заведено исключительно из политических соображений, и со временем рассосалось. Отдельный сюжет – обвинения в адрес РФ в незаконном перемещении Кохвера через границу. Пикантность сюжета заключается в том, что формально государственной границы между Эстонией и Россией нет. Что четко отражено в названии соответствующей статьи эстонского Кодекса о наказаниях. Есть «временная контрольная линия». А государственная граница у Эстонии с Латвией. Адвокат Аксенов заявил, что «нам удалось убрать четыре эпизода пересечения границы из девяти». Это, конечно, здорово, но для незаконного пересечения границы сама граница все-таки нужна. А политическая история с пограничными договорами тянется с 2005 года и когда завершится – непонятно. Поскольку эстонский парламент четко заявил, что в вопросе ратификации пойдет «вторым номером» – с очевидной целью оставить последнее слово за собой. К чему это «последнее слово» привело в прошлый раз, известно. Немногословность Кохвера на процессе подкрепляет его героический образ, и создается впечатление, что и на допросах он вел себя так же. Во всяком случае, никаких сообщений о показаниях Кохвера мне в СМИ не попадалось. А интерес к тому, что в принципе мог рассказать эстонский особист, у меня и моих коллег – правозащитников и антифашистов – был довольно большой. Как, например, составляются «черные списки» русских активистов в Эстонии, как и что «мониторится», как готовятся полицейские провокации, кто из русских активистов стучит в «охранку», а кто вообще является штатным агентом… Надежду на подобного рода откровения давал предыдущий опыт, когда ФСБ вдруг решило передать НТВ запись признательных показаний латвийского шпиона, бывшего депутата и «русского активиста» Алексея Холостова. Но – не случилось. И напоследок: в эстонских СМИ на русском языке – катастрофический дефицит судебных репортеров. Отсюда благоглупости типа «адвокат не имел доступа к материалам защиты», «российские власти запретили фото- и видеосъемку в зале суда» и прочее.

    Автор: Сергей Середенко
    Новости партнёров
    Загрузка...
    Читайте также
    Закрыть