Boeing-777 как повод для «донбасского Дейтона»

10:13  28 Июля 2014  /обновлено: 3:10  28 Октября 2015
231

После катастрофы Boeing-777 компании Malaysian Airlines около села Грабово 17 июля в числе прочих версий, сравнений и прогнозов где-то на втором, если не на третьем плане, мелькнула и тень «донбасского Дейтона», то есть сценария разрешения межэтнического и межконфессионального конфликта, осуществленного в 1995 годах в Боснии и Герцеговине.

Тогда после повторного (первый случился в феврале 1994 года с еще большим количеством жертв) минометного обстрела 28 августа неизвестными рынка Маркале в Сараево, когда погибло 37 человек, США и их союзники обвинили в обстреле сербскую сторону, а НАТО буквально через два дня, 30 августа, начало против боснийских сербов и Сербии в целом операцию «Обдуманная сила», к которой де-факто присоединились хорватская и боснийская армии. В результате Сербия — в том числе под давлением России — пошла на подписание в Париже 14 декабря 1995 года так называемых Дейтонских соглашений, согласно которым в Боснию и Герцеговину вводился 60-тысячный «миротворческий корпус» сил НАТО, а территория этой бывшей республики СФРЮ была разделена на боснийско-хорватскую и сербскую части.

Учитывая нынешние информационные «вбросы» о предоставлении Украине специального статуса «союзника» НАТО, готовность Вашингтона использовать крушение Boeing как предлог для официального введения на территорию «нэзалэжной» своего и своих союзников военного контингента, исключить нельзя. Более того, 22 июля уже было озвучено решение Белого дома направить на помощь киевской хунте неопределенное число «военных советников и специалистов», целью которых названа «выработка стратегии подавления пророссийских сепаратистов и того, какие материальные вложения и другие виды помощи для этого подавления необходимы». 23 июля первая группа американских «советников» из 180 человек уже прибыла с базы Форт-Беннинг в Киев, а на следующий день, 24 июля, двое военнослужащих США из этой группы, как сообщается, были застрелены неизвестными лицами в Мариуполе.

Само собой, эти (да и гораздо большие) потери вовсе не отменят желание американцев передвинуть подконтрольные им (собственные и союзников) войска поближе к России и Москве — разумеется, «в целях предотвращения возможной российской агрессии» и с правом на «превентивные удары».

Но, поскольку все попытки возложить ответственность за гибель малайзийского Boeing-777  непосредственно на Россию или на «пророссийских сепаратистов», как глобальные масс-медиа именуют ополченцев Новороссии, провалились, никакого «донбасского Дейтона», судя по всему, за этим не последует.

Тем более, что никакого «межэтнического» или «межконфессионального» конфликта на современной Украине, в отличие от Югославии 90-х годов, нет. Есть реальная гражданская война, в которой территориально «разделить» враждующие стороны по какому-либо признаку, кроме идейного, не получится. Так что экс-министр Украины генерал Михаил Коваль — тот самый, который предлагал устроить фильтрационные (концентрационные) лагеря для всех жителей Новороссии, реальную ситуацию понимал лучше многих политиков и экспертов.

На Украине есть те, кто за «украинство», и есть те, кто «украинство» не приемлет. И среди тех, и среди других есть этнические украинцы, русские, греки, евреи etc. И взгляд на сторонников «украинства» как на сторонников новой тоталитарной секты, не так уж и далек от истины. Что такое «украинство» — тема для отдельного разговора, здесь же следует отметить, что «балканский» многовековой конфликт между православными-сербами, католиками-хорватами и мусульманами-босняками, характерный для бывшей Югославии, на Украине отсутствует практически полностью (стычки между западенцами-униатами и православными являются спорадическими, и «линия баррикад» проходит в совершенно иной плоскости). То есть традиционного культурно-исторического разрыва, в который могли бы «вклиниться» внешние силы, что и стало фундаментом Дейтонских соглашений, здесь нет.

А самое главное отличие нынешней украинской ситуации от ситуации в Боснии и Герцеговине 1994-1995 годов заключается даже не в том, что российская армия не участвует в боевых действиях на «спорных» территориях за пределами собственных границ. Оно заключается в том, что Россия — не Сербия. Это именно цивилизационный, а не политический или, тем более — этнонациональный проект. Поэтому России не нужна какая-то «пророссийская» часть Украины. Ей просто не нужна «антироссийская» Украина.

А потому ни на какие соглашения, которые привели бы в итоге к закреплению «украинства» на всей или даже на большей части территории «нэзалэжной» нынешняя генерация российских политиков во главе с Владимиром Путиным не пойдет и пойти не может. Просто потому, что это — гарантированное, хотя и не моментальное, политическое самоубийство. Люди типа Слободана Милошевича, при всем уважении к нему, еще могли питать какие-то иллюзии по данному поводу. А у нынешних «хозяев Кремля» никаких иллюзий нет — или загон «украинства» и его многочисленных спонсоров обратно в Галичину, или перспектива образования десятка «украин» внутри нынешней Российской Федерации, от Калининграда до Владивостока.

Поэтому Boeing-777 как возможный повод для «донбасского Дейтона» не сработает — хотя по своим трагическим последствиям он, конечно, намного превосходит обстрел рынка Маркале почти 19 лет назад.

Владимир Винников

Автор: Алексей Громов