Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Обама не перестает обвинять Иран в проблемах Ближнего Востока

Обама не перестает обвинять Иран в проблемах Ближнего Востока

7:18  15 Августа 2015  /обновлено: 20:58  26 Октября 2015
327

Президент США Барак Обама

Президент Обама всегда прислушивается к мнению официального Вашингтона независимо от того, каким неправильным оно бывает – а затем он либо совершает очередную ошибку из-за какого-нибудь безрассудного убеждения неоконсерваторов, либо отступает за шаг до сокрушения какой-либо геополитической скалы. Его продолжающиеся нападения на Иран являются примером этого, пишет обозреватель Ближнего Востока Гарет Портер для Сonsortiumnews.com. Перевод материала "Obama’s Stupid Blame-Iran Game" для своих читателей подготовило Федеральное агентство новостей. Когда и если ядерное соглашение с Ираном пройдет через Конгресс, многие в Вашингтоне надеются, что президент США Барак Обама сформулирует более реалистичную стратегию на Ближнем Востоке, чем та, что мы видели в прошлом. Но Обама, очевидно, решил, что еще не время, планировать что-либо относительно будущего региона, так как это, по его мнению, не поможет продвинуть соглашение на Капитолийском холме. Вопрос в том, существует ли вообще план, который в подходящий момент будет обнародован? Если и был когда-нибудь подходящий момент для Обамы, чтобы сформулировать всеобъемлющую политику в регионе после соглашения, которая учитывает ядерную сделку с Ираном и формирует более широкую стратегию борьбы с войной на Ближнем Востоке, то это было его выступление в Американском университете 5 августа. Время и место для выступления были выбраны, явно со ссылкой на речь президента Джона Кеннеди в том же университете 52 года назад. В своем выступлении, Кеннеди представил свое измененное видение политики США в отношении Советского Союза и холодной войны, отступив от прежнего противостояния к переговорам. Но вместо того, чтобы использовать эту возможность, чтобы объяснить, как дипломатия США изменит Ближний Восток, Обама ограничил свою речь немногословной защитой соглашения. Три дня спустя, в интервью с Фаридом Закария на CNN, Обама упомянул более широкие региональные проблемы, но его единственным комментарием был ответ на обвинение Венского соглашения в том, что оно позволит Ирану расширить свою помощь региональным союзникам. Он признал, что Иран сможет продолжать эти действия и даже сможет осуществлять "финансирование дополнительных мероприятий", после заключения ядерного соглашения. Но он утверждал, что, если бы Иран имел возможность получить ядерное оружие, то он бы "осмелился и на другие виды деятельность, в дополнение к вышеупомянутым". Таким образом, Обама решил не упоминать о том, что с 2013 года Иран не поддерживал терроризм в регионе, но зато он оказывал поддержку основным силам, борющимся против ИГИЛ* в Ираке и Сирии. Он также не исправил ложное утверждение о том, что Иран дестабилизировал Йемен, хотя это сделала дерзкая воздушная война Саудовской Аравии и их поддержка сектантских сил в стране. Вместо этого Обама сделал упор на том, что ситуация, так называемой, иранской дестабилизации региона, была бы хуже, если бы соглашение провалилось. Закария пригласил его, чтобы исправить ложную картину, изображенную критиками соглашения. Он спрашивал, возможно ли, что "пересекающиеся интересы" Ирана и Соединенных Штатов относительно ИГИЛ и Афганистана "могут послужить основой для более продуктивного и конструктивного сотрудничества между двумя странами". Но Обама явно неохотно признавал возможность какого-либо реального изменения в будущих отношениях с Ираном. "Я думаю, что это возможно, но вероятная сделка не делает отношение Ирана к США теплее, и не означает, что мы планируем какую-либо стратегическую переоценку отношений", - ответил он. Тогда, он сделал такое косвенное заявление, что трудно было его понять: "Есть ли вероятность того, что начав разговоры вокруг этого узкого вопроса, мы получим более широкие дискуссии о Сирии, например, и готовность всех вовлеченных сторон попытаться прийти к политическому переосмыслению, которое оставит страну нетронутой и не будет дальше стимулировать рост ИГИЛ и других террористических организаций. Я думаю, что это возможно". Обвинение Ирана В интервью по Национальному общественному радио через два дня, Обама предположил, что ситуация может улучшиться, если Иран изменит свое поведение: "Вполне возможно, что в следствии этого взаимодействия, Иран сможет признать, что то, что происходит, например, в Сирии, ведет к экстремизму, который угрожает их собственному государству, а не только Соединенным Штатам. Возможно, произойдет некоторое сближение интересов между Саудовской Аравией и Ираном. А Иран начнет принимать решения, которые не будут такими оскорбительными для его соседей. Он смягчит риторику по отношению к Израилю. И, вы знаете, это то, к чему мы должны стремиться". Потом Обама обратился к остальной части региона: "Если вы посмотрите на то, что происходит на Ближнем Востоке сейчас, то вы, возможно, увидите, что все больше и больше государств начинают осознавать, что их главные враги - это хаос, ИГИЛ и агрессивные молодые люди, шииты и сунниты, которые погрязли в идеологии и находятся в оппозиции к каждому режиму там. И это осознание, я думаю, мы должны поддерживать". В этих интервью президент преднамеренно уклонялся от любого явного признания того, что Соединенные Штаты могут на самом деле планировать какие-либо политико-дипломатические шаги в направлении сотрудничества с Ираном. Как видно из слов Обамы, его администрация намерена читать лекции Ирану о том, что нужно сделать, чтобы исправить свое недостойное поведение. Возможные положительные сдвиги были отмечены в контексте действий других сторон и последующей поддержке США этих действий. Сопротивление давлению АИКОС Естественно, характеристику американской политики не стоит принимать полностью за чистую монету. Ответы президента представляют собой то, что он и его советники считают, скорее всего, сможет отразить нападение на Венское соглашение лоббистской кампании Американо-израильского комитета по общественным связям (АИКОС) и его союзников. Оптимистичное прочтение его замечаний можно интерпретировать как завуалированные намеки на дипломатические цели, которых Обама намерен добиваться: сотрудничество с Ираном, а также с Россией по сирийскому вопросу, посредничество между Ираном и Саудовской Аравией, чтобы помочь им достичь компромисса. Но такое толкование преувеличивает готовность администрации Обамы порвать с политическим консенсусом Вашингтона относительно роли Ирана в регионе. Есть, очевидно, некоторые различия между тем как администрация и про-израильские критики расценивают региональную роль Ирана. В противном случае Обама не стал бы даже упоминать возможность диалога с Ираном в будущем. Но было бы ошибкой игнорировать степень слабости Обамы перед аргументами лобби, чья региональная оценка соглашения основана на твердом убеждении в том, что Иран намерен заполучить ядерное оружие. Обама и старшие должностные лица администрации много раз повторяли в течение последних двух лет утверждение, что Иран является спонсором терроризма и региональным дестабилизатором. Ключевые национальные институты безопасности США также продолжают укреплять эту древнюю политическую линию в отношении Ирана. Хорошо сохранившиеся привычки старших должностных лиц, безусловно, продолжают создавать жесткие ограничения на дипломатическую гибкость администрации по отношению к Ирану.

* Организация запрещена на территории РФ.

Алексей Громов
Закрыть