Лента новостей
Поиск
loop
Политика
Ближневосточные проблески надежды

Ближневосточные проблески надежды

9:06  14 Августа 2015  /обновлено: 21:04  26 Октября 2015
275

Несмотря на то, что Израиль опирается на Конгресс США в защите своей последней стратегии нападения на Иран, другие региональные и глобальные силы быстро двигаются, чтобы изменить геополитическую реальность на Ближнем Востоке в более позитивном ключе, пишет Грэм Фуллер, бывший сотрудник ЦРУ и автор статьи Mideast Glimmers of Hope («Ближневосточные проблески надежды»), опубликованной в Сonsortiumnews. Эксклюзивный перевод статьи предлагает своим читателям Федеральное агентство новостей. Довольно рискованно пытаться выявить определенные долгосрочные тенденции на Ближнем Востоке на основе нескольких краткосрочных факторов. Тем не менее, я смог найти в событиях последних нескольких недель небольшие причины для осторожного оптимизма. Сирия Отношения Вашингтона и Москвы зависят от географии: в Европе они построены на идеологии и ядовиты, на Ближнем Востоке, кажется, более прагматичны и потенциально продуктивны. В последнее время госсекретарь Джон Керри (который во всём превосходит своего предшественника Хиллари Клинтон) работает, чтобы найти общий язык министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Сирия была центральной темой их диалога, но его последствия и региональные изменения потенциально выходят далеко за пределы Сирии. Президент США Барак Обама медленно движется к тому, чтобы признать, что есть более неотложные вопросы, чем просто свержение президента Сирии Башара аль-Асада. Уничтожение «Исламского государства»* (или ИГИЛ*) и предотвращение победы любых исламистских экстремистов на земле Сирии после Асада, гораздо важнее. Таким образом, нужно сохранить некоторое единство Сирии, если это возможно, и, остановить разжигание (в частности, при помощи Саудовских средств) сектантской борьбы во всей области. В настоящее время существуют некоторые намеки на грубую большую сделку, формирующуюся между США, Россией, Ираном, Турцией и Саудовской Аравией, которая предусматривает создание какого-то нового коалиционного правительства в Сирии, состоящего их представителей крупных национальных сил, которые представят все суннитское население. Правящим в настоящее время алавитам, которые представляют меньшинство, вероятно, будет предоставлено значительное число мест в правительстве. Многие алавиты, ответвление шиитского ислама, сторонники Асада и другие сирийские чиновники, боятся, что потеря власти приведет к их уничтожению. Но они не смогут удерживать ее вечно, и они знают это, поэтому, возможно, лучше сейчас заключить сделку, чем потом скрываться в горах. Асад должен уйти в любом случае; алавиты, вероятно, будут готовы бросить его под автобус, если это поможет сохранить благосостояние их сообщества. Иран Не слишком ли рано говорить о появлении возможной большей гибкости в Тегеране после исторического соглашения между США, пятью державами и Ираном? Конечно, довольно рано, дело еще не завершено ни в Тегеране, ни в Вашингтоне, но есть один бесспорный эффект: мир начинает вести себя так, как будто бы соглашение уже является фактом, и страны действуют соответственно. Возможно, теперь, когда Тегеран больше не чувствует себя загнанным в угол, он начнет менять свое поведение на более осовремененный и уместный лад? Или, скорее, как считают некоторые скептики, Иран просто будет пожинать выгоды и наращивать интенсивность своих интересов в регионе? Я ставлю на первое, это более разумная модель поведения для Ирана. (Хотя ястребы живы и процветают как в Тегеране, так и в Вашингтоне). Я считаю, Иран может расширить свои региональные интересы, выходя за рамки, прежде всего, сектантских конфликтов. Геополитические различия действительно существуют, но они не должны основываться на сектантской природе, которая является проигрышной для всех. Саудовская Аравия Турция, возможно, отстранится от одержимой и губительной политики президента Реджепа Тайипа Эрдогана по свержению Асада любой ценой. Однако, Эрдоган может воспринять это как лицензию на отмену своих предыдущих, завоеванных с трудом, дипломатических успехов с курдами и РПК в последние годы. Ни Россия, ни Китай не будут терпеть дальнейших усилий США по завоеванию геополитического господства на Ближнем Востоке, особенно на основе односторонних военных решений США. Когда у Москвы есть место за столом переговоров, результаты, скорее всего, будут продуктивным, особенно учитывая влияние Москвы во многих государствах, в том числе в Иране. Саудовская Аравия полностью погрязла в своей разрушительной политике в Йемене и в фиктивной «суннитской коалиции»; у них есть все основания сейчас начать тихое и негласное сближение с Тегераном. Они не могут блокировать или устранить влияние Тегерана в регионе, особенно после международного ядерного соглашения, и Эр-Рияд понимает, что необходимо придти к соглашению с ним. Это еще не все. Что удивительно, Саудовская Аравия никогда не любила Иран, даже до иранской революции, но им регулярно, хотя и неохотно, удавалось сохранять стабильные отношения с ним в течение многих лет. Скорее всего, в борьбе за власть в Йемене будет достигнута сделка, и Иран, вероятно, будет довольствоваться любой сделкой, которая не исключит, доминирующих в настоящее время, Хути. Саудовская Аравия также разделяет с Ираном желание разделаться с ИГИЛ. На самом деле, Эр-Рияд в настоящее время потерял надежду, на то, что сможет завоевать полную поддержку Вашингтона в исключении влияния Ирана из региона. В настоящее время они должен действовать более осмотрительно; поэтому они (мудро) решили, что улучшение отношений с Москвой создаст для них полезную страховку. Здесь Москва действует, как и любая другая крупная держава, склоняя Эр-Рияд в сторону большей реалистичности и меньше религиозного экстремизма. Вашингтон от этого ничего не проигрывает (за исключением уже сокращающейся геополитической монополии на Ближнем Востоке) и может многое выиграть. Другие страны Персидского залива, как правило, более прагматичны по отношению к Тегерану, чем Эр-Рияд. Оман сильно дистанцировался от Саудовской Аравии, и давно имеет хорошие отношения с Ираном. Египет остается вне игры практически во всех отношениях. Ирак Есть несколько небольших, но обнадеживающих признаков того, что премьер-министр Ирака аль-Абади признает необходимость создания более широкой политической базы, которая включит больше суннитского представительства; в этом он опирается на верхушку шиитского мира, верховного аятоллу Систани, а также лидера шиитских боевиков Муктада аль-Садр. Основой для этого служит вновь возникающий Иран, реальность, которую региональные государства больше не могут игнорировать и, действительно, им нужно будет бороться с ним; последствия не должны быть отрицательными и могут привести к уменьшению напряженности и сектантства. Если какое-либо из этих направлений будет в дальнейшем проявляться в геополитике Ближнего Востока, то есть основания для реального оптимизма.

* Организация запрещена на территории РФ.

Алексей Громов
Закрыть