Нажмите CTRL + D, чтобы добавить в закладки эту страницу.

Лента новостей
Поиск
loop
Общество
Находка в Москве: такого клада столица еще не знала

Находка в Москве: такого клада столица еще не знала

17:44  13 Августа 2015  /обновлено: 21:07  26 Октября 2015
1590

Средневековый клад из 1087-ми медных монет нашли археологи при раскопках в столичной Кадашевской слободе на Большой Ордынке. Монеты ручной чеканки специалисты относят к XVII веку, временам Медного бунта. Изыскания начались в июле этого года и сразу принесли ценный для исторической науки результат.

Образы войны и рая

В этот четверг находка была представлена журналистам вместе с другими артефактами из того же культурного слоя, проливающими свет на производство и быт допетровской Москвы. Здесь и фигурная керамика, и муравленые изразцы, и обрезок медной иконы святого Никиты Бесогона. На изразцах видны изображения батальных сцен и библейских животных: льва, единорога, райских птиц. Рядом найдены белокаменный жернов и фрагменты литейных тиглей — это, по мнению археологов, указывает на существование поблизости Монетного двора, а также мощного кузнечного производства. Медные монеты, выпускавшиеся в период Русско-польской войны 1654—1667 годов, обесценились из-за того, что номинал многократно превышал рыночную стоимость содержащегося в монете металла. Царь Алексей Романов издал указ об изъятии из обращения медных денег и обмене их на серебряные. Но проводилась реформа несправедливо: за сто медных копеек государство давало одну серебряную, что не соответствовало себестоимости меди. И, судя по найденному кладу, сдавали медные деньги не все, кто-то припрятывал их до лучших времен. Теперь ученые и рабочие на раскопках очень аккуратно, слоями в несколько миллиметров снимают глинозем, на 400 лет укрывший от потомков утварь средневековых москвичей. В момент презентации клада археологи ревностно поглядывали на орду журналистов, топтавшихся по «прилизанным» поверхностям раскопа, ведь в каждом сантиметре еще не просеянного грунта может таиться сокровище. Гендиректор «Столичного археологического бюро» Константин Воронин объяснил прессе, что Кадашевская слобода была привилегированным поселением, ее обитатели занимались изготовлением деревянных изделий, и к концу XVI века здесь сформировалась особенная городская застройка с богатыми слободскими домами. Чтобы прояснить ценность клада, разложенного на длинных деревянных столах в стороне от раскопа, эксперт привел в пример доход столичного «чиновничества» той эпохи: «Дьяк московского приказа получал в среднем одну копейку в день, и этого хватало, чтобы купить курицу и накормить семью. Курица стоила пол-копейки». Тот факт, что клад дошел до наших дней, по мнению археолога, говорит о каком-то чрезвычайном случае, сделавшем его недоступным для хозяина или его потомков. «Монеты припрятали, скорее всего, потому, что они обладали стоимостью большей, чем за них давало государство. Монеты лежали в подвале, аккуратно спрятанные, по-видимому, в мешочке из холста. Но, к несчастью для владельца, где-то в 60-х годах XVII века здесь случился пожар. Видимо, бедствие было такое, что найти мешочек не представилось возможным, поэтому монеты достались нам, — предположил Воронин. — Это первая крупная находка медных монет в Москве за всю историю исследований». Археолог уточнил, что клад содержит медные монеты всех монетных дворов России того времени: псковского, новгородского, московского, — и является свидетельством экономической связи различных российских территорий.

Обойтись бы без «черных копателей»

С начала появления археологии как науки более полутора веков назад на территории России были обнаружены миллионы артефактов, ставших неопровержимой материальной основой для мировой истории. Археологические предметы, дошедшие до нас из глубины веков и попавшие в распоряжение историков, способны лучше, чем любые прочие свидетельства, подтвердить или опровергнуть представления современников о событиях различных времен. Можно сколько угодно переписывать историю, можно насочинять целую гору псевдоисторических мифов в угоду преходящим политическим режимам — например, о «варварской Московии» или «рабском русском народе», — но против изразцов с райскими птицами в домах якобы «полудиких» москвичей не пойдёшь. Помимо находки на Ордынке, археологи приготовили себе на профессиональный праздник 15 августа и другие подарки. Так, новый этап исследований в Зарядье, открывший ученым культурный слой XVII—XVIII веков, принес сенсационное открытие: были найдены две могильных плиты 1635—1653 годов с первого немецкого кладбища в столице. С помощью находок специалисты смогли сделать вывод о том, что задолго до петровского прорыва в Москве уже были очень популярны европейская одежда и образ жизни. Находки в Новоиерусалимском монастыре свидетельствуют о товарном обмене с Европой: так, найденную там чернильницу XVII века можно видеть на полотнах европейских художников того времени. Подобные детали проливают свет не только на уровень технологий, которыми владели русские в Средневековье, но и на международное положение Российской державы. Сегодня часто говорится о важности борьбы с фальсификациями в истории. Это означает, что археология должна превратиться в дело государственной важности, охраняемое с той же строгостью, с какой правоохранители берегут вещественные доказательства в следственных делах. По этой же причине, никакая коммерческая археология в России недопустима, считает руководитель отдела археологии Московской Руси Института археологии РАН Леонид Беляев. Он убежден, что в данной сфере должна существовать строжайшая монополия государства. «Грамотно сделанные находки, безусловно, противодействуют любым фальсификациям в истории, — заявил Беляев в беседе с  корреспондентом ФАН. — Коммерческая же археология, к сожалению, не брезгует фальсификациями артефактов, то есть, по сути, подлогами. Когда вы продаете на рынке большое количество нелегальных древностей, среди них очень легко спрятать подделку». По словам эксперта, таких подделок меньше становиться не будет. Ведь приток древностей на черный рынок будет со временем иссякать, а значит, и фабриковать подделки станут все чаще. Еще лет пять назад изъять артефакт из земли было проще, чем его подделать. Сейчас, благодаря новшествам в законодательстве, все поменялось. «Черное копательство» может оставаться увлечением, хобби, клубом по интересам, но не должно участвовать в обосновании исторических теорий и мифов, считают археологи. Грешить против истины, пусть даже из прошлых веков, опасно для нас, нынешних.  

Екатерина Чалова
Закрыть