Одесских узников Киев держит, как нацисты – заложников

Одесских узников Киев держит, как нацисты – заложников

13.08.2015 16:54
770

Около 60 активистов «антимайдана» в Одессе продолжают находиться в СИЗО по надуманным обвинениям. В большинстве своем это те, кто чудом не погиб 2 мая прошлого года во время кровавого противостояния с праворадикалами в Доме Профсоюзов и на Греческой площади. Пятого августа 20 из задержанных превратилась из подозреваемых в обвиняемых. Они сели на скамью подсудимых в Малиновском районном суде Одессы. Десять из них находятся в СИЗО. На 11 августа было назначено второе заседание. Но оно не состоялось. А уже 12 августа был арестован еще один одессит.

Одесская сотня

Репрессии на Украине продолжаются. Власть всеми силами пытается запугать людей. На Донбассе она обстреливает мирных жителей гаубицами и системами залпового огня, а на остальной территории – бомбит обвинительными актами и угрозами длительных тюремных сроков. Вот что сообщил журналисту Федерального агентства новостей известный одесский блогер Григорий Тарасенко, известный читателям ЖЖ как «Гоша из Одессы». Сейчас он находится в России, так как в своем родном городе обвиняется по статье 258 УК Украины – терроризм. «Терроризм» Григория заключается в ведении Живого Журнала и несогласии с позицией официального Киева. «На данный момент в СИЗО города Одессы находится около 100 политических заключенных. Мы, представители общественности, не знаем об их судьбе почти ничего. Встречи с ними нет даже для родных. Людей держат по надуманным обвинениям. СБУ для выполнения плана перед Киевом в тупую подбрасывало улики. Цель даже не довести дело до приговора, а отчитаться», — пояснил Григорий. Всем задержанным предъявлены самые серьезные статьи, предполагающие большие сроки. Это сепаратизм, организации массовых беспорядков, повлекших смерть людей, убийство, терроризм, подрыв устоев государства, надругательство над госсимволикой, хранение оружия и даже наркотиков. В СБУ не церемонятся. Их не интересует, до какой степени абсурда дойдет обвинение. Да хоть подземный ход в Турцию под Черным морем! Чем больший срок получит обвиняемый, тем жирнее галочка в послужном списке СБУ и прокуратуры. «Там всем светит от 15 лет до пожизненного. На людей повесили по несколько статей, начиная от сепаратизма, заканчивая терроризмом. Они сидят уже 16 месяцев, и у «хунты» остается мало времени, так как по УПК (уголовно-процессуальный кодекс – ред.) человека можно держать 18 месяцев... Так что «хунта» будет спешить или принимать изменения в УПК или «додавливать» задержанных всеми правдами и неправдами», - рассказал Григорий.

Был бы человек, а статья найдется

Почти все из задержанных – участники событий 2 мая 2014 года в Одессе. 30 из них – непосредственно были в Доме Профсоюзов или возле него, на Куликовом поле. Еще 20, тех о которых мы писали выше и кого нынче судят, – участники беспорядков на Греческой площади. Причем, им вменяют кроме всего прочего, смерть шести человек. Но из этих шести погибших – трое это «антимайдановцы». Классическое: сами себя сожгли, за что мы их осудим. Есть среди одесских узников люди практически случайные. По крайней мере, не участвовавшие ни в каких событиях, а лишь активно обозначавшие свою позицию. Доказать вину таких людей властям крайне сложно, и в дело идет подлог. «Многим простым активистам ни в чем не участвовавшим, но проявившим активную позицию после событий предъявляют сегодня такие же обвинения. У некоторых начали «обнаруживать» наркотики и оружие. Высказался человек против хунты – так граната в кастрюле и наркота», – пояснил Григорий. Как уже говорилось, свидание с задержанными не дают даже близким родственникам. Активистам с трудом удается узнать, что с задержанными происходит в заключении. А местоположение некоторых они просто не знают. «Перед тем как человек попадает в Одесский СИЗО, проходит определенный промежуток времени. Он может находиться где угодно - в СИЗО СБУ или в ИВС. А может даже… в СИЗО, скажем, Винницы или другого города. СБУ применяет такой прием. Мы даже не все фамилии задержанных знаем на сегодняшний день. Учитывая, что мы мало знаем друг друга, учитывая, что люди часто просто уезжают из города... узнаем о конкретных фамилиях уже спустя какое-то время, иногда продолжительное», – рассказывает Григорий Тарасенко.

Шито белыми нитками

Его слова подтверждает главред единственного на сегодня оппозиционного городского издания «Таймер Юрий Ткачев. Одесские активисты стараются контролировать ситуацию и помочь узникам, чем можно. Адвокатом, публичными обращениями к общественности. К депутатам еропарламента. Отзываются, кстати, в основном депутаты от левых партий. В свою очередь, юристы и журналисты из Одессы приглашаются в Европарламент. Но пока всё тщетно. По словам Ткачева, положение задержанных крайне сложное, однако и власти трудно доказать вину задержанных активистов. То, что сшито на скорую руку, никогда прочным не бывает. Это касается и обвинительных заключений. И тогда в ход идет другой прием. «Опыт тех дел, которые у нас уже есть, свидетельствует: обвинительные приговоры в таких случаях выносятся лишь тогда, когда обвиняемый идёт на сделку со следствием. Мои источники говорят, что без этого доказать вину по имеющимся материалам почти невозможно. Так что, прогнозировать что-то сложно: в большинстве случаев следствие всё-таки склонно убеждать обвиняемых признаться и получить или условный, или небольшой реальный срок вместо того, чтобы непредсказуемое время провести в СИЗО», - пояснил журналисту ФАН Юрий Ткачев. Вот и остается у задержанных активистов одна надежда – обмен на украинских военнопленных в Донбассе, в ЛНР и ДНР. Но и здесь не всё так просто. «Обмен на военнопленных активно практиковался осенью-зимой, но потом обмены застопорились. Сейчас ходят слухи, что обмены должны возобновиться», - поясняет журналист. Можно было бы предположить, что снижение интенсивности боевых действий в Донбассе привел к снижению количества пленных. Однако еще со времен Дебальцевского котла в плену ополченцев находится более 200 украинских военнослужащих. Да и минские договоренности предполагают, в том числе, и обмен пленными. И, может быть, слухи о возобновлении обмена не такие уж безосновательные. …А аресты, тем временем, по словам Юрия Ткачева, продолжаются. «Последний, именно политический арест, был пару недель назад, а последняя большая «серия» – около месяца, в начале июля. Они не остановятся. Это ясно», – уверен Ткачев.

"Каждому - своё". Как в Бухенвальде

Глядя на эту правовую вакханалию, понимаешь, что события 2-го мая 2014 года планировались заранее, тщательно и именно в расчете на такой исход. Кто-то должен был сгореть, кто-то разбиться об асфальт, а кто-то – неизбежно сесть. И они сели. Вот что рассказал в беседе с журналистом ФАН активист одесского «антимайдана», участник событий 2-го мая, едва не погибший с друзьями и младшим братом в Доме профсоюзов, одессит Олег Музыка. «Нас, оставшихся в живых, на выходе из Дома профсоюзов встречали сотрудники СБУ и приветствовали словами – «Слава Украине». Со мной выходило еще человек шесть. И что интересно: представителей «Правого сектора» пропускали, сразу пропускали», - поделился Олег. То есть, милиция знала, кого можно, а кого нельзя трогать. Быть может, знала в лицо. Во всяком случае, когда началась стрельба на Греческой площади, милиционеры не сделали ничего, чтобы остановить хаос и драки. Да и в самом Доме профсоюзов всё, похоже, было готово к трагическому исходу. «Когда нас забросали дымовыми шашками, началась паника, я в дыму потерял своего родного младшего брата. Все начали метаться в дыму. Я добежал до 4 этажа, выбил дверь в какой-то кабинет, со мной там еще спряталось три человека. А брат говорит, когда он добежал до 4 этажа, то там на лестнице уже был пожар. Вы добросите «коктейль Молотова» до четвертого этажа советского здания?! И я нет. Кто-то поджег… Из рассказов других рябят, они зашли в здание уже с 3 на 4 мая, ночью. И обследовали чердак, так там были их «следы жизнедеятельности, 24 кучи. То есть, в доме их было еще до событий не менее полутора десятков человек. И они прятались на чердаке. Кстати, там же стояла 200 литровая бочка из-под бензина. Уже пустая», – рассказал Музыка. ...Итак, аресты в Одессе продолжаются. У узников, похоже, действительно одна надежда – на обмен. И самое циничное в этой истории то, что украинская сторона, возможно, знает это и готова осенью «пачками» обменивать своих новых пленных на активистов. Но вдруг активисты закончатся, а пленные еще нет? Тогда хватать людей начнут уже прямо на улицах. В качестве заложников. Как это делали нацисты.  

Олег Денежко
Ученые объяснили, чем вреден завтрак
Закрыть