Тоталитарный треп: путь в секту лежит через соцсети

Тоталитарный треп: путь в секту лежит через соцсети

10.08.2015 15:13
900

Трагедия с убийством семьи в Нижнем Новгороде дала очередной повод для разговора о сектах в России. Единственный подозреваемый в совершении преступления, отец семейства Олег Белов некоторое время принадлежал к «Адвентистам седьмого дня». Кроме того, он участвовал в финансовой пирамиде под названием «Тяньши», практикующей тоталитарную корпоративную идеологию. Не тогда ли убийца повредился рассудком? Эксперты разъясняют, что далеко не все секты являются религиозными. Значительно большим тоталитаризмом, ломающим психику, отличаются некоторые сетевые фирмы — финансовые и торговые пирамиды. Впрочем, признать ту или иную организацию тоталитарной может только суд, поэтому такие структуры могут годами действовать беспрепятственно, периодически меняя названия и регистрационные данные. Но суть их остается неизменной: прибыль в таких «шарашках» получает только верхушка — за счет привлечения как можно большего количества «дистрибуторов». В девяностых гремела компания «Гербалайф», активно проводившая свои тренинги по всей стране. Гостям предлагали там же пройти «медицинское обследование», после чего навязывали дорогостоящие БАДы. Новообращенным сотрудникам приходилось делать взнос и на «орграсходы» фирмы, на «пробники» и брошюрки. И, конечно же, неофит был обязан приобрести набор продукции. Прежде чем "впаривать" покупателям, надо было самому попробовать хотя бы раз, а еще лучше — ввести в ежедневный рацион. Такая технология прослеживается у самых разных сетевых фирм. Разница лишь в том, что одни делают ставку на реализацию продукции, а другие — на привлечение новых рекрутов. О тонкостях вовлечения в секту и опасностях сектантства в ходе онлайн-конференции в понедельник рассказал президент Российской ассоциации центров изучения религий и сект Александр Дворкин.

Какие секты опасней

«В сектоведении есть даже такой термин — коммерческие культы. Часто люди думают, что секта — это обязательно что-то религиозное. А на самом деле это не так», — заметил Дворкин, отвечая на вопрос корреспондента Федерального агентства новостей. Как следует из слов эксперта, нас окружает огромное количество сект. Политические и тоталитарные, коммерческие, психокульты — тренинги и семинары личностного роста. Что касается «пирамидальных» организаций, они бывают кратковременными, — такие годятся лишь на то, чтобы их хозяева успели собрать деньги и вовремя сбежать. А бывают пирамиды долговременные, в которых верхушка годами богатеет за счет основания. В таких пирамидах основной доход поступает не за счет продаж, а за счет вербовки новых членов. Чтобы люди не требовали свои деньги назад и не подвергали опасности «стройную структуру» фирмы, необходим «цемент», который эту пирамиду скреплял бы. В качестве такого цемента «гуру» используют сектантскую идеологию и контроль сознания. «Нам часто звонят и говорят, например: «Мой муж стал работать в сетевой компании, я понимаю, что это не секта, но почему-то ведет он себя как сектант», — рассказывает Дворкин. — Увы, современная тоталитарная секта — не обязательно религиозная организация».

Ищете работу? Берегитесь

Обман при вербовке, манипуляции сознанием членов, их эксплуатация, регламентация всех аспектов жизни и абсолютизация лидера — таковы приметы корпоративной идеологии коммерческой секты. Почти всегда за тоталитарными сектами тянется криминальный шлейф, пояснил эксперт. Мало кто сознательно приходит в секту, новых членов вербуют с помощью недобросовестной рекламы и обмана. Очень часто предлогом для вовлечения служит поиск работы. В почтовом ящике мы нередко находим лаконичные листовки, предлагающие работу «помощником руководителя» с зарплатой в разы больше той, на которую большинство граждан могли бы рассчитывать, работая по специальности. Таким вот «помощником», судя по визиткам, найденным при задержании в Коврове, оказался и нижегородский убийца Белов. «Чтобы человек попал в секту, приманка должна совпасть с какими-то его интересами, — пояснил Дворкин. — В секту ведь не приглашают. А куда приглашают? На бесплатные курсы иностранного языка, в кружок йоги или восточных единоборств, в студию индийского танца, на тренинг личностного роста. В конце концов, на высокооплачиваемую работу, на которой ничего не надо делать, но зато через полгода будешь купаться в роскоши». Кто же обычно попадается на такие удочки? Дворкин назвал две группы риска - молодые люди и начинающие пенсионеры. Благоприятным фактором для вовлечения служит стресс, вызванный глобальными переменами в жизни, он делает человека податливым и внушаемым. Еще одна категория, не столь массовая — освобожденные из мест лишения свободы. Такие люди, привыкнув к регламентации и установленному порядку, сталкиваются с непосильной для них проблемой каждодневного выбора.

Не торопитесь открывать дверь

Сегодня сектанты редко ловят потенциальных последователей на улицах, как это было в девяностые. Они либо ходят по квартирам, либо работают с помощью социальных сетей. «Пенсионеры — это любимый контингент «Свидетелей Иеговы», — объясняет Александр Дворкин. — Многие люди знают, что члены этой секты ходят по квартирам. Но мало кто знает, что по каждой квартире они пишут отчет, например: «В квартире такой-то нас неласково встретила молодая пара, зато потом мы посидели на лавочке, пообщались с соседями и узнали, что там проживает мама, которая недавно вышла на пенсию и потеряла мужа. Советуем сестрам зайти в эту квартиру в рабочее время, когда молодых не будет дома, и провести с ней беседу о тяготах ее жизни». А потом нам звонят эти молодые люди и говорят: наша мама попала в секту, а мы даже не заметили, как». Это очень стандартная история, утверждает эксперт.

Позвоните близким

Как уберечь своих друзей и домочадцев? Александр Дворкин призвал уже сейчас, пока не поздно, стать внимательнее к близким людям. Он подчеркнул, что вытащить завербованного бывает крайне нелегко, да и сделать это могут далеко не многие. Здесь требуется родной человек, к которому у сектанта ещё оставалось бы доверие. Специалисты, знающие как бороться с этим злом, могут лишь проконсультировать близких и научить их, как это сделать. Заметить на ранней стадии, что человек попал в тоталитарную организацию, несложно. «Когда человек попадает в секту, он сильно меняется. При этом либо начинает попытки вовлечь туда же своих близких, проповедовать идеи секты, либо, напротив, таится, целыми днями зависая в сети, на телефоне, — говорит эксперт. — Иногда это напоминает первую влюбленность. Но есть ряд особых признаков: меняются привязанности. Например, любимая собака вдруг становится «нечистой» или родственники вдруг становятся не нужны. Это всегда перемены в личности, и далеко не всегда - к лучшему. Даже если сектант оставляет вредные привычки, например, вдруг бросает пить и курить, вроде радоваться надо, но вот беда — с ним становится невозможно взаимодействовать». Самый эффективный способ «вывести из секты» — не позволить попасть в нее, подчеркнул Дворкин. Только внимание, взаимопонимание, доверительные отношения в семье могут быть лучшей гарантией того, что столкнувшись с участливыми, доброжелательными, но чужими людьми, человек не предпочтет их компанию близким людям.  

Екатерина Чалова
Пьяный мужчина устроил стрельбу в центре Москвы
Закрыть