Три причины для уничтожения контрабандных продуктов

Три причины для уничтожения контрабандных продуктов

07.08.2015 17:01
2215

С точки зрения абстрактной морали, демонстративное уничтожение продуктов питания выглядит не очень приятно. Однако в той ситуации, в которой не по своей воле оказалась Россия, это - единственный выход, что бы там ни твердили "гуманисты".

Пармезанчик жалко

Рунет разрывает от рыданий по погибшей еде, онлайн-петиция против «варварства» - уничтожения попавших под продуктовое эмбарго продуктов - в считанные дни набрала 300 тысяч подписей и уже заинтересовала Кремль, а саркастический хэштег #РоссияЖжет вышел в топ русскоязычного Twitter. Многие политические и общественные деятели – кто в популистских целях, а кто и по глубокому убеждению – критикуют президентский указ и постановление правительства об уничтожении санкционной продукции всеми доступными способами. Между тем, подписанный 29 июля указ Владимира Путина стал вынужденной реакцией на ту ситуацию, которая сложилась за год действия эмбарго. Реакцией достаточно жесткой: если сообщения о начавшихся вчера "расправах с едой" при помощи бульдозеров, катков и промышленных печей напоминают сводки боевых действий, то сам этот процесс походит на блицкриг. Действительно, ликвидация перехваченных на границе и отловленных уже внутри страны товаров идет стахановскими темпами: из примерно 400 тонн изъятой «запрещенки» только за вчерашний день было уничтожено около 320 тонн. Можно ли было обойтись без этого? Популярная реакция и на обывательском уровне, и в медиасфере, и среди политиков и экспертов – чтобы уничтожаемое продовольствие употреблялось по назначению. Разумеется, не теми, кто работает на границе, а теми, кто в этом нуждается. Раздать продукты питания социально незащищенным группам населения – наиболее часто встречающееся предложение. Его вариация – отправить партии запрещенной продукции братскому Донбассу (перефразируя известное изречение, нет хлеба – пусть едят хамон). Гораздо менее популярны, но тоже неоднократно озвучивались версии переработки мяса, "молочки" и овощей с фруктами в корм для скота или на удобрения. Такого рода "простые" воплощения идеи социальной справедливости всегда находят отклик среди народных масс, и Россия здесь отнюдь не исключение. Но даже если отбросить вопрос затрат на логистику и переработку, есть как минимум три причины для отказа от этой простоты, которая, как известно, хуже воровства.

Молот санкций

Во-первых, есть очевидный факт, о котором постоянно упоминают надзорные органы, но которому все остальные почему-то не придают значения. Нам кажется, что раз это качественные западные продукты (а ко всему импортному в нашей стране горячая любовь еще с советских времен), то избавляться от них вдвойне кощунственно. На самом же деле введенное эмбарго перекрыло легальные поставки, и что ввозят в Россию нелегально – большой вопрос. Поэтому утверждения Россельхознадзора о том, что передавать такие продукты малоимущим опасно и чревато отравлениями, вовсе не является изощренной издевкой. Конечно, вряд ли в Европе намеренно начиняют сыр кишечной палочкой, как предполагает депутат Госдумы Кирилл Черкасов, но сама по себе продукция неизвестного происхождения, как минимум, нуждается в тщательной экспертизе – ведь необходимая сопроводительная документация либо отсутствует, либо подделана. Мало того, что это дополнительные финансовые и временные затраты, так еще и подобные проверки сводят к абсурду саму идею эмбарго: ввоз запрещен, но экспертиза, получается, такой запрет де-факто снимает. Вторая причина – в том, что (и в России тоже об этом часто забывают) закон суров, но это закон. Можно спорить по поводу целесообразности контрсанкций, но раз они оговорены на законодательном уровне, власть должна обеспечивать выполнение этой нормы. По данным Россельхознадзора, лишь 20% всех пересекающих границу запрещенных товаров задерживаются таможенниками. Сейчас же только на фоне указа об «объявлении войны на уничтожение» ввоз сократился десятикратно. Министр сельского хозяйства Александр Ткачев и его коллеги не зря ссылаются на мировой опыт: контрабанду и контрафакт уничтожают везде, и чем цивилизованнее страна, тем активнее это происходит. Наконец, третье: если 20% «запрещенки» изымается на границе, это означает, что 80% все-таки проникает в страну. И, надо думать, не без посредничества тех, кто вообще-то должен держать границу на замке. С одной стороны, кажется, что идея уничтожения продуктов грозит всплеском коррупции – кто уничтожит, а кто и с собой прихватит, не для перепродажи, так для ликвидации методом поедания. Но, во-первых, предусмотрены механизмы контроля: фото- и видеосъемка процесса, наличие свидетелей, подробный отчет. Да и в СМИ каждую крупную акцию такого рода можно освещать. Кроме того, как сообщают в Роспотребнадзоре, планируется ужесточить наказание за поедание задержанных продуктов – это может быть уголовная статья, предусматривающая крупный штраф, исправительные работы или даже арест. А, кроме того, лучше сразу покончить с перехваченной контрабандой, чем отправить ее пылиться на складе, откуда ее потом под шумок «спишут». Неудивительно, что уже зафиксированы случаи, когда некоторые чиновники чуть ли не грудью встали на защиту импортного конфиската от гусениц спецтехники. Итак, с точки зрения государства принятые меры являются совершенно адекватными, даже если сама процедура выглядит не очень презентабельно и претит чьим-то моральным принципам. Те же, кто хочет помочь сиротам, пенсионерам или голодающим Донбасса, могут легко сделать это в частном порядке.  

Андрей Величко
Байден назвал главное условие для отмены антироссийских санкций
Закрыть